Несъеденный камамбер

Увы, поминок по еде, которыми сегодня заняты многие, у меня не получается. Большинство этих изысканных продуктовых названий, которые сейчас ежедневно упоминаются в блогах и заметках, я видел только в интернете, а вживую сталкивался с ними, наверное, всего один раз.


Андрей Гусев

Давным-давно, когда был совсем маленьким, но уже умел читать, то есть лет в пять-шесть, где-то вычитал про такой чудесный сыр – камамбер. Может, у Дюма, может, у Жюля Верна прочитал, может, у Гюго. В данном случае не суть важно, где именно. Кто-то из литературных героев его употреблял, наверное.

В общем, мне так захотелось этого самого сыру, что слов нет. И моя любимая тетушка, которая живет в Москве, искала его тогда по всему городу как купец аленький цветочек. При этом надо помнить, что в советские времена с продовольствием даже в Москве было не очень. Но где-то через кого-то достала она этот камамбер чуть ли не в валютном магазине «Березка», единственном источнике редких деликатесов в то время.

Короче, привезли мне его. Он оказался в красивых деревянных формочках, издавал довольно сильный грибной запах, чуть ли не шевелился в этих самых формочках, а сверху была небольшая белая густая плесень, ровная такая.

Есть его я почему-то не стал. Бабушка с дедушкой тихо переговаривались между собой, склоняясь к тому, что этот сыр, наверное, испорченный. И его дальнейшую судьбу я не помню. Может быть, курам скормили, а может, поросенку отдали.

Мне кажется, что большинство тех, кто оплакивает в эти дни пармезан, хамон, моцареллу и прочие гастрономические радости, и видели-то их, в основном, на картинках, не попробовав ни разу. Как я когда-то камамбер, прельстившись красивым названием. И эти люди даже не горюют в большинстве своем из-за того, что заграничная еда неожиданно исчезла, а вроде как смеются над этим, вполне безо всего этого неплохо обходясь, как и жили много лет раньше. Они вовсе не делают культа из еды, как справедливо рекомендовали советские классики.

Ну, в самом деле, неужели гламурная тусовщица Божена Рынска навсегда откажется от салата «оливье» из-за отсутствия мелкого французского горошка, а писатель Татьяна Никитична Толстая возьмет и перейдет на мясо ондатры?

Смех в этом случае самое хорошее лекарство, в отличие от пафосных заявлений, что вместо этого запрещенного у нас вдруг сразу появится свое, отечественное. Некоторым людям просто не нравится то, что исчезнет некая свобода выбора, а вовсе не конкретные продукты.

Да и исчезнут ли они? Ведь относительное изобилие, ограниченное лишь ассортиментом сетевых магазинов, никуда не денется. Природа, как говорится, не терпит пустоты, а торговля – тем более, и прилавки чем-то наверняка заполнятся вместо пустых позиций.

Мы с гордостью наконец-то начнем покупать свое, калужское, если его, конечно, в должном количестве станут выпускать производители, и даже более активно, чем теперь. А по весне, наверное, будем вспоминать на своих дачных участках старый слоган, что продовольственная программа – дело все-таки всенародное.

… Когда несколько лет назад я одним из первых в небольшом населенном пункте поставил себе на дом спутниковую тарелку, она вызвала живое любопытство окружающих. Ко мне как-то пришел один из соседей, интересовался, как, что, зачем и сколько стоит. Я ему все подробно рассказал, и, зная его занятость с утра до вечера на работе и дома, спросил: а тебе-то она к чему? Он ответил: главное – не смотреть, а чтоб она просто была. На всякий случай. Это, к слову, о выборе и, возможно, о продуктах. Тот камамбер из детства сейчас я бы, наверное, все-таки попробовал.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.