Иван Васильевич Александров — русский поэт, наш земляк, наш современник. Вся его жизнь, работа и творчество связаны с Мценским краем, родной Гудиловкой. «Я появился на свет божий 15 февраля 1932 года в захолустной мценской деревушке Гудиловке, затерявшейся среди ракит и черемух. Бабушка говорила, что это было Сретенье: весна встречалась с зимой, ярче, светило солнце, с крыши падала капель. О бабушке осталась добрая память. Она знала уйму сказок. В долгие зимние вечера я слушал её с...

В Зурбагане, в горной, дикой, удивительной стране, Я и ты, обнявшись крепко, рады бешеной весне. Там весна приходит сразу, не томя озябших душ, — В два-три дня установляя благодать, тепло и сушь. Там, в реках и водопадах, словно взрывом, сносит лед; Синим пламенем разлива в скалы дышащее бьет. Почки лопаются звонко, загораются цветы. Если крикнешь — эхо скачет, словно лошади в бою; Если слушаешь и смотришь, — ты, — и истинно, — в раю. Там ты женщин встретишь юных, с сердцем диким и прямым, С...

Не ворчи, океан, не пугай. Нас земля испугала давно. В теплый край — Южный рай — Приплывем все равно. Хлопнем, тетка, по стакану! Душу сдвинув набекрень, Джон Манишка, без обмана, Пьет за всех, кому пить лень! Ты, земля, стала твердью пустой; Рана в сердце… Седею… Прости! Это твой След такой… Ну — прощай и пусти! Южный Крест там сияет вдали. С первым ветром проснется компас. Бог, храня Корабли, Да помилует нас!

Ты поила коня из горстей в поводу, Отражаясь, березы ломались в пруду. Я смотрел из окошка на синий платок, Кудри черные змейно трепал ветерок. Мне хотелось в мерцании пенистых струй С алых губ твоих с болью сорвать поцелуй. Но с лукавой улыбкой, брызнув на меня, Унеслася ты вскачь, удилами звеня. В пряже солнечных дней время выткало нить. Мимо окон тебя понесли хоронить. И под плач панихид, под кадильный канон, Все мне чудился тихий раскованный звон. Тут

Выткался на озере алый свет зари. На бору со звонами плачут глухари. Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло. Только мне не плачется — на душе светло. Знаю, выйдешь к вечеру за кольцо дорог, Сядем в копны свежие под соседний стог. Зацелую допьяна, изомну, как цвет, Хмельному от радости пересуду нет. Ты сама под ласками сбросишь шелк фаты, Унесу я пьяную до утра в кусты. И пускай со звонами плачут глухари, Есть тоска веселая в алостях зари.

На заре ты ее не буди... Опубликовал: Стихи о любви 25 марта 2006 На заре ты ее не буди, На заре она сладко так спит; Утро дышит у ней на груди, Ярко пышет на ямках ланит. И подушка ее горяча, И горяч утомительный сон, И, чернеясь, бегут на плеча Косы лентой с обеих сторон. А вчера у окна ввечеру Долго, долго сидела она И следила по тучам игру, Что скользя затевала луна. И чем ярче играла луна, И чем громче свистал соловей, Все бледней становилась она, Сердце билось больней и больней....

О нём ************* И — пусть на свете не жилец – Я — челобитчик и истец Невылазного горя. Я — там, где боль, я — там, где стон, В извечной тяжбе двух сторон, В старинном этом споре. ************* Варлам Шаламов — стихи Антология русской поэзии Не суди нас слишком строго. Лучше милостивым будь. Мы найдем свою дорогу, Нашу узкую тропу. По скалам за кабаргою Выйдем выше облаков. Облака — подать рукою, Нужен мостик из стихов. Мы стихи построим эти И надежны и крепки. Их раскачивает ветер, До...

Далекий друг, пойми мои рыданья, Ты мне прости болезненный мой крик. С тобой цветут в душе воспоминанья, И дорожить тобой я не отвык. Кто скажет нам, что жить мы не умели, Бездушные и праздные умы, Что в нас добро и нежность не горели И красоте не жертвовали мы? Где ж это всё? Еще душа пылает, По-прежнему готова мир объять. Напрасный жар! Никто не отвечает, Воскреснут звуки — и замрут опять. Лишь ты одна! Высокое волненье Издалека мне голос твой принес. В ланитах кровь, и в сердце...

Александр Блок Потемнели, поблекли залы. Почернела решотка окна. У дверей шептались вассалы: «Королева, королева больна». И король, нахмуривший брови, Проходил без пажей и слуг. И в каждом брошенном слове Ловили смертный недуг. У дверей затихнувшей спальни Я плакал, сжимая кольцо. Там — в конце галлереи дальней Кто-то вторил, закрыв лицо. У дверей Несравненной Дамы Я рыдал в плаще голубом. И, шатаясь, вторил тот самый — Незнакомец с бледным лицом.

И был у нас пролеткульт Нравится, нет, из песни слова не выкинешь. Вот кое-что: Семен Родов. ПРОЛЕТАРСКИЕ ПОЭТЫ. Расбросанные по заводам К истокам творчества сошлись, — И вот выходим стройным взводом, Приветствуя победно высь. Великим сдвигам соучастны, Мы, пролетарские певцы, Под знаменем кроваво-красным В рядах товарищей — борцы. Что слово — штык, что стих — граната, Но расцветет словесный сад И песнями пролетариата Пути вселенной запестрят. Сопесенники, поспешите Заводский ропот в гимн...

Говорят, что это не поэзия. Пусть говорят, это забавно. ГАВРИИЛИАДА ПОЭМА Воистину еврейки молодой Мне дорого душевное спасенье. Приди ко мне, прелестный ангел мой, И мирное прими благословенье. Спасти хочу земную красоту! Любезных уст улыбкою довольный, Царю небес и господу-Христу Пою стихи на лире богомольной. Смиренных струн, быть может, наконец Ее пленят церковные напевы, И дух святой сойдет на сердце девы; Властитель он и мыслей и сердец. Шестнадцать лет, невинное смиренье, Бровь темная,...

Печальный Демон, дух изгнанья, Летал над грешною землей, И лучших дней воспоминанья Пред ним теснилися толпой; Тех дней, когда в жилище света Блистал он, чистый херувим, Когда бегущая комета Улыбкой ласковой привета Любила поменяться с ним, Когда сквозь вечные туманы, Познанья жадный, он следил Кочующие караваны В пространстве брошенных светил; Когда он верил и любил, Счастливый первенец творенья! Не знал ни злобы, ни сомненья, И не грозил уму его Веков бесплодных ряд унылый… И много, много…...