Провинция.pro №8, 25 марта 2013 год



Выстраданный оптимизм
Нет, пожалуй, ни одного человека, который не стремился бы к положительным эмоциям. Тяга к эмоциональному комфорту так велика, что оформилась в тренд – «позитив». Позитивный человек, позитивная вечеринка, позитивная музыка. Вот, например, джаз. Трудно представить себе более свободолюбивую и жизнеутверждающую музыку. Джаз – торжество оптимизма, и с этим трудно не согласиться. Отчаянные клавишные импровизации, зажигательные ритмы ударных, призывный рёв духовых… Однако во всей этой веселухе есть один изъян, неоднозначность – а именно синкопа. Синкопа (греч. synkope — сокращение, усечение, пропуск чего либо) означает перенос музыкального акцента с сильной доли такта на более слабую. Эдакое спотыкание. Сбой в самозабвенном музыкальном движении. Не случайно, в медицине, термином «синкопэ» обозначают обморок. К чему бы это? Откуда эта «слабая доля»? Да, оттуда – с самого рождения джаза, с заунывных спиричуэлс – негритянских песенных страданий, повествующих о тяжёлой подневольной доле. Что же получается, что «синкопа» – родовая травма джаза? Эта случайность или оптимизм действительно произрастает из страдания?

Л.Русов. Андрей с лошадкой. 1963 год

Мы считаем – «сбой» системный. И с нами согласны и Довлатов, который всерьёз хотел написать о смешном в творчестве Достоевского, и Чехов, у которого смешное – грустное, а грустное – смешно, и мудрый юморист Бернард Шоу, и Честертон, изобретатель весёлого смирения, и наша современница Дина Рубина, одна из книг которой называется «Больно когда смеюсь», и все прочие многочисленные авторы концепции «Смех сквозь слёзы». А бывает ли иначе? Может ли быть оптимистом человек, не испытавший страданий? Это же просто «незнайка», который благодушен, потому что глуп. Незнайка весельчак, так как находится в неведении относительно своего сомнительного будущего. А как назвать человека, пожившего и хлебнувшего, но при этом продолжающего улыбаться, несмотря ни на что?
Покупал я как-то картину на День рождения маленькому мальчику. Думаю, что бы такое подарить, чтобы он запомнил? Ребёнок из обеспеченной семьи, игрушек завались, ценности в них никакой. Как быть? Я покопался в памяти, впал, так сказать, в детство, и вспомнил, что самыми значительными вещами моего младенчества были картины. Их, во-первых, нельзя было трогать, а значит, и испортить. Во-вторых, они все время смотрели на меня со стен, и, соответственно, я на них. И, в-третьих, это же картинки, следовательно, запоминаются лучше, нежели, например, нравоучительные книжки. Радостный я отправился на вернисаж, и счастье улыбнулось мне небольшой, но смешной картиной, на которой были изображены два мальчика (у виновника торжества тоже был малолетний брат), весело раскачивающиеся на деревянных лошадках. Рядом с картиной стоял пожилой художник с внешностью подростка. Мелькнула мысль: «Неужели автопортрет?» Продавец, широко улыбаясь, сообщил мне цену и название картины – «Прогулка». Довольный удачным приобретением, и чего уж там – собой, я пришёл домой и принялся аккуратно упаковывать подарок. Каково же было моё удивление, когда на обратной стороне холста я увидел настоящее название – «Скачки». Ну вот, думаю, так всегда: обещают прогулку, а оказывается – скачки. В тоскливом недоумении стоял и соображал, как объяснить ребёнку, что такое жизнь – скачки или прогулка? Подумал, подумал, и решил ничего не говорить. Промолчать. Вдруг ему повезёт, и он проскачет по жизни легко и весело, как на прогулке.

Редакция газеты «Провинция.pro»

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.