Провиниция.pro №9, 8 апреля 2013 год



Энергия заблуждения


Путешествие – метафора жизненного пути. В один прекрасный день мы выходим из тёплой уютной темноты на пронзительно слепящий свет и идём по жизни… Куда? Кто-то знает, чего хочет от жизни. Цели такого человека определены, перспективы – очевидны. Про него говорят – берёт от жизни всё. Другие, наоборот, близоруко всматриваются вдаль, пристают к неизведанным берегам, отвлекаясь по мелочам. Процесс заботит их больше результата. Они не алчут, но надеются. С любопытством изучают то, что попадается по пути. Первые – энергичные делегаты – ассоциируются с успехом. Вторые сами не знают, чего хотят. Их образ сомнителен. Однако, возвращаясь к формуле «жизнь = путешествие», про первых можно сказать, что это туристы, тогда как вторые – путешественники. Различие принципиально. Турист нормален, он точно знает, куда и зачем он стремится, у него всё распланировано. Путешественник же странный (от слова «странник») и никогда не уверен ни в том, ни в другом. Получается, что путешествие – это блуждание.

Поезд с портретом Льва Тостого прибывает на станцию Астапово рис. Аня Каренина

Как правило, блуждание случается стихийно. Например, Христофор Колумб. Ну, ошибся, с кем не бывает. Непредсказуемость – необходимое условие поиска смысла. Карты, как известно,– они и географические, и игральные. В конце концов, все помнят знаменитое пушкинское «О, сколько нам открытий чудных готовят просвещенья дух… и случай, бог изобретатель…» Но бывает, что отказ от проторённых троп – добровольный выбор, осознанная позиция. Так поступил Иван Сусанин. Отсюда ещё один вывод: турист пересекает государственные границы, путешественник – свои собственные.
Странно, но в размеренной жизни, насыщенной навигацией и туристическими маршрутами, особенно яркие впечатления нам дарят не познавательные экскурсии, а незапланированные блуждания. Как-то в Индии мы ошиблись с направлением поезда и уехали вместо Калькутты на север, в предгорья Гиндукуша. Получилось колониальное, как у Бертолуччи, приключение – под покровом белёсых небес. А в Пекине отправились на прогулку, предусмотрительно нарисовав иероглиф (название гостиницы) на бумажном обрывке. В тот день мы обошли, наверное, полгорода, без конца фотографировали, отдыхали в сомнительных забегаловках, периодически забредали в трущобы, смертельно устали. Уже опасно темнело, и давно хотелось вернуться в гостиницу, но все таксисты, которым мы показывали заветную бумажку, недоуменно пожимая плечами, уезжали. Слава Богу, последний догадался перевернуть иероглиф вверх ногами – и, о чудо, лицо его просияло. Мы были спасены. Стоит ли удивляться, что память, а значит и судьба, фиксирует именно такие моменты: заблуждения, ошибки, сбой программы – как только ты отклоняешься от известного маршрута, ты перестаёшь быть туристом и становишься первопроходцем… собственной жизни. «Единственная честная дорога – это путь ошибок, разочарований и надежд»,– писал наш современник Сергей Довлатов. А классик Лев Толстой и того более считал «энергию заблуждения» поиском смысла жизни всего человечества и жаждал, чтобы эти заблуждения не прекращались. Так и говорил, мол, это «следы выбора истины». Представляете? Старику было наплевать на прямолинейные перспективы промышленного прогресса. Лев Николаевич не любил паровозов. Для него «железный век» был временем изменения того, что не надо было менять. Вы скажете – Толстой часто заблуждался и порой вёл себя странно. И даже жена писателя во время знаменитого толстовского путешествия к станции Астапово обвиняла его в слабоумии. Может быть, она и права. Ум человека, пусть даже Толстого, не всесилен, он способен всего лишь понять, как устроена жизнь, а вот чтобы жить и действовать вопреки этому пониманию – нужна мудрость. Энергия заблуждения.

Редакция газеты «Провинция.pro»

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.