Провинция.pro №11, 13 мая 2013 год



Счастливы вместе

Нет на Земле ни одного человека, который бы не желал счастья для себя и для близких ему людей. Расхожая фраза: «Человек рождён для счастья, как птица для полёта» –обосновывает это стремление, убеждая нас, что состояние счастья для человека естественно и даже закономерно. Именно поэтому на первом месте среди часто употребляемых пожеланий родным, друзьям, сослуживцам стоит не пошлое материальное благополучие и банальное здоровье, а эфемерное счастье. А что такое счастье? Казалось бы, ответ очевиден. Однако не всё так просто. Как и с самой цитатой Максима Горького: на самом деле автором парадоксального сравнения человека с птицей является Владимир Короленко.



Ещё Аристотель заметил, что одним людям счастьем кажется добродетель, другим – рассудительность, третьим – мудрость, а иным – внешнее благосостояние. С древнегреческих времён ничего не изменилось: до сих пор человечество не пришло к единодушному мнению на этот счёт.


Авторитетный словарь Ушакова утверждает, что счастье – это «состояние довольства, благополучия, радости от полноты жизни». «Википедия» отождествляет это понятие с внутренней удовлетворённостью условиями своего бытия, осмысленностью жизни, осуществлением своего предназначения. Довольство и благополучие? Это как если бы откладывая или, наоборот, с шальных денег купить новенький автомобиль? Пригнал своё пахнущее автосалоном счастье домой, припарковался во дворе и сидишь внутри – любуешься. Утром сел и поехал – радуешься. Месяц или два, до первой царапины. И всё? Извините, но это какое-то «счастье для неимущих».
Словарь Даля чуть более дальновиден: «Счастье – рок, судьба, часть и участь, доля, случайность, желанная неожиданность, талант, удача, успех». Согласитесь, совершенно иной масштаб. Но ведь как сложится судьба, ещё неизвестно, а счастливым (талантливым, удачливым, успешным) хочется быть сейчас. Самое простое объяснение даёт этимологический словарь: счастье происходит от слова «часть».
А что если так и есть? Вдруг счастье – это понятное стремление быть частью чего-либо? Например, в чём счастье младенца? Оно очевидно – припасть к материнской груди. Счастье ребёнка – держать за руки родителей. Счастье любовников – слиться в поцелуе. Подростку необходимо дружеское братство, бизнесмену – солидная компания, для семьянина важно быть в кругу семьи. Счастье супругов – взаимопонимание. Даже монах-отшельник, выбравший добровольное одиночество, тоже хочет быть вместе… с Богом. Молодые ищут своё счастье «Вконтакте», а люди в возрасте (те, кто его уже потерял) – в «Одноклассниках». Спортивный фанат счастлив, когда вокруг свои, а на поле – его любимая команда. А команда – когда на трибунах болельщики. Гражданин счастлив, когда общество чувствует себя единым, а государство – когда народ его поддерживает. Всё это означает, что мы счастливы, когда становимся частью целого, воссоединяемся. Всем миром. Вместе.
Именно так происходило в трудные переломные для общества годы. Вроде война, трагедия, какое уж здесь счастье? Беда. Но в воспоминаниях фронтовиков трудности военного времени соседствовали со странным в этой ситуации приподнятым состоянием, вызванным своей нужностью, полнотой жизни, её осмысленностью, единством общества. 1812 год. Народное ополчение. Дворовые воевали вместе с дворянами, которые ради такого дела забыли французский и заговорили, как весь народ, по-русски. В результате с победой из Парижа домой в Россию вернулась уже другая армия – народная.
1941 год. Опять ополчение. «Братья и сёстры» в сталинском обращении к народу. В поиске объединяющей духоподъёмной идеологии из лагерей возвращают немногих чудом уцелевших священников. Страх предвоенных репрессий, разлагающий общество на своих (народ) и чужих (враги народа), сменяется опасностью настоящего врага, и люди снова объединяются. Даже обиженные на Советскую власть русские эмигранты были с Отечеством заодно. И опять из Европы домой в Россию возвращались победители, полные уверенности в наконец-то справедливую и счастливую жизнь. Но эти надежды и в первую и во вторую отечественную войну оказались обманутыми: в ХIХ веке в ссылку ехали декабристы, а в ХХ – «немецкие шпионы» и «врачи-убийцы». Шанс быть счастливым общество опять утратило, а жаль.
Мы, дети общества, обречённого на счастье (довольство и благополучие), не застали великой войны и не менее великих строек социализма. Наша коллективизация – школьный сбор металлолома и макулатуры. А если заглянуть ещё дальше в детство, то можно вспомнить первомайскую демонстрацию с её знамёнами и транспарантами, которые несли улыбающиеся незнакомые, но очень близкие люди. Что мы тогда понимали? А ничего! Сидя на отцовских плечах, мы просто были счастливы.

Редакция газеты «Провинция.pro»

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.