День Рождения Батьки

Сегодня у Александра Лукашенко, пожалуй самого толкового президента из тех, кто правил обломками бывшего Советского Союза, очередной день рождения.



Лукашенко уже давно сидит костью в горле у Запада, да и отечественные либералы на пару с белорусскими его не очень жалуют. Еще бы, топчет «демократию», гнобит либералов, максимально не толерантен, поддерживает в рабочем состоянии остатки советского наследства. Но сделать с ним уже который год ничего не могут. И есть основания полагать, что еще долго не смогут, поскольку голова на плечах у Батьки имеется.

По случаю очередного дня рождения, будет уместно помянуть не только его управленческие и хозяйственные таланты, но и отличное чувство юмора, которое делает его общение с прессой незабываемыми, а его самого — весьма популярным как собственно в Белоруссии, так и за ее пределами.

Если говорить о выборах, то президентские выборы я проводил по понятиям. По понятиям Европейского союза. Мы полностью ушли от нашего законодательства.

Употребляю в пищу только белорусское, потому что иностранное мне в рот не лезет.

Греция – 10 миллионов человек! 500 миллиардов евро! Слушайте, это что, была бездонная бочка, куда, как селедку, забрасывали миллионами евро? Я иногда думаю, вот если бы нам 100 млрд дали – мы бы их не проглотили!

«Вайфай» — есть такое матерное слово.

Детей как кормили, так и будем кормить. Но всем айпэды не дадим!

Не надо обожествлять частника, не надо из него делать священную корову.

Мы расширим это узкое место и повысим рождаемость…

Вьетнамцы научили нас кушать рис, когда за танки рассчитывались.

А демократия — закончил работу, перешел проходную и, идя в магазин, думай, что рядом люди. Поэтому твоя демократия ограничена квадратным метром, где ты стоишь. Зацепил плечом человека, то тут твоя демократия кончилась, потому что здесь интересы другого человека. Домой пришел — ты свободен. Один дома, нет жены, детей — демократия полная, хоть на голову становись. Пришла жена домой — все, свобода ограничена, а еще и дети пришли и начали тормошить.

Накануне президентских выборов мы додемократизировались до того, что не только вас, но и меня подташнивало. Было уже столько «демократии», что просто тошнило.

Я очень хочу, чтобы Бог был.

Все говорят: «Ты должен нам дать деньги!». Я никому ничего не должен. Это вы должны государству и мне как представителю этого государства.

Моя бы воля, я бы всё сделал для того, чтобы сознательная часть нашего общества, 7 млн человек, побыла в Украине, в России, в Узбекистане, Казахстане, Туркменистане, в Прибалтике, в Польше и сравнила нашу «плохую жизнь» с тамошней. «Кто хочет, оставайтесь!» Я уверен, что возвратились бы не 7 млн, которых мы отправили, а 7,5 миллиона… Да не беременными, ну шутники!

Я своё государство за цивилизованным миром не поведу.

Я с жуликами, в том числе и с Россией, акционироваться не буду.

Я по образованию и происхождению — экономист.

Я очень люблю спорт — это лучшее моё качество.

Я обещаю, что к Новому году у каждого белоруса на столе будут нормальные человеческие яйца.

Я атеист, но я православный атеист!

Уникальность ситуации в Беларуси состоит в том, что я никому ничего не обязан.

Только взялся за яйца, как сразу молоко пропало.

Ради сохранения спокойствия в стране я готов пожертвовать собственным разумом.

Не может Лукашенко украсть. Поймите вы — прятать некуда.

Наша диктатура никому не мешает жить и развиваться.

Нам не надо там: автоматизированная система фальсификации выборов. Не надо. Мы создадим государственную.

Кто пьёт каждый день — за меня не голосуйте, я с такими дружить не буду.

Я, конечно, понимаю, я не мечтатель, никто никогда не позволит государству в центре Европы ходить в белых перчатках и радоваться жизни.

Бизнес… должен понимать, что сейчас государству надо подставить плечо… Там, где образуются сверхдоходы, эти сверхдоходы должны быть изъяты.

Белорусы будут жить бедно, но не долго.

Сегодня именно в Беларуси положено начало самому демократическому процессу в мире…

Нам такая демократия с гвалтом не надо. Нам демократия надо, когда человек работает, получает хоть какую-то зарплату, чтобы и хлебушка купить, молочка, сметаны, творожку, иногда кусочек мяса, чтобы накормить ребенка и так далее. Ну, с мясом уже давайте летом много есть не будем.

Мы им окажем гуманитарную помощь… оружием.

Ну, не нравятся мне голубые. Поэтому я и посадил эту голубятню.

Мне кажется, что нефть где-то есть. А если есть нефть, не может быть, чтобы где-то не прорвало газ… Мне кажется, что нам надо внимательнее посмотреть на недра. Найдем мы что-то. Не может быть, чтобы кто-то искал и не нашел.

Я не хочу говорить о всяких Баррозу (председатель Еврокомиссии), других козлах, быках и прочих… Козлы — они и есть козлы…

У нас в семье один, полтора, два ребенка максимум!

Должна быть хотя бы теплая вода вечером, чтобы молодая доярка могла прийти после работы домой, в постель к мужу помыться.

Впервые за последние десять лет в ночь с 31–го на 1–е абсолютно все минчане — 2 миллиона человек вышли на улицы. Я не ожидал, что 2 миллиона будет на улицах. Я бы на это диво тоже приехал посмотреть из своего леса.

Сегодня — завтра — послезавтра мы выровняем ситуацию по валюте. Но вы на меня не обижайтесь

О, женщины — это мои избиратели. Вот говорят, что Лукашенко одни женщины поддерживают. А я говорю: дай Бог, чтоб так было до конца жизни: И страна будет наша — женская. А я буду у вас руководителем партии вашей…

Я категорически запрещаю всякие демонстрации, когда крестьянин в поле, когда он работает. Все переносится на зиму

Священнослужители были изгоями в обществе. Сегодня все схватились за свечки и побежали в церковь. Это страшно, это опасно, когда происходят такие тенденции. Многих из тех, кто эти свечки в руках там держит, я бы на порог церкви не пустил.

Если у вас нет денег на ресторан, поговорите с девушкой в студенческом общежитии. Купите кефир и булочку.

Поверьте, что сегодня на московских каналах сидит обычное жулье, 100-процентное жулье.

Я люблю играть в хоккей сам против себя.

Извините за нескромность, но Ельцин со мной на корте не справляется. Коржаков не справляется. Лужков проиграл три раза. В последний раз с Лужковым мы играли на 5 тысяч тонн сливочного масла.

Меня выбрал белорусский народ, самый мудрый, талантливый и миролюбивый народ всей нашей планеты.

Приходит ко мне Сашурин (биатлонист) со слезами на глазах. Оказывается его покалечили, чтобы он не участвовал в Олимпиаде. А он тренировался и все-таки собирался участвовать. Но на него снова стали 'наезжать'. Тогда я вызвал главного нашего бандита и сказал, что если вы этого парня тронете, я вас всех передавлю.

Я своими руками пощупал боеголовки и знаю, что никто их снимать не будет.

Я никому за деньги не обещал никакой любви.

Я президенту России всегда говорил: 'Ты мой старший брат!' А он этого боится: 'Только не говори никому!'

Я зашел — аэробика. Мне показали там, потому что я ни разу аэробики не видел. Я сразу сказал: «Этих бы красавиц — на лыжи!

Потеряем учителя — капец, будем ходить пьяными и дурными.

Возле кормушки, имя которой власть, все хрюкают одинаково: и красные, и белые.

Народ белорусский рискнул и избрал меня Президентом. Это бывает чрезвычайно редко в истории и больше, возможно, не будет.

Что я там в Европе не видел! Грязно все! Люди трутся друг о друга…

Определите, где должны собираться люди на митинги, особенно оппозиционеры и прочее отребье!

— Александр Григорьевич, Христос Воскрес!
— Спасибо!

Вы мне тут на болезнь не жалуйтесь. У нас в правительстве больных много.

Есть деятели, что сами в тюрьму идут. Говорят, потому что Лукашенко посадил в тюрьму. Да я никого не сажаю! Я оберегаю, чтобы в тюрьму не сел. А он руки вытягивает: цепляй ему наручники.

Кому надо яйца, приезжайте, дадим.

У нас начинается тяжелый период жизни: парламентские, затем еще страшнее — президентские выборы.

К иномаркам запчасти найти труднее, чем к нашим машинам. К 'МАЗу' за бутылку водки любую запчасть через забор перекинут.

Нам, президентам, действительно порой дарят такие подарки, на которые вам надо работать всю жизнь.

На меня, так сказать, обвалилась философская мысль! Я просто обязан сейчас быть в центре!

Мы накопили на заводе холодильников огромное число этих холодильников. Приехали к Задорнову [российский министр финансов], говорим: забирай, а он говорит, что ему не нужны холодильники.

Мы пробовали выработать национальную идею. Ничего не получилось. И я предложил — давайте вернемся к христианским ценностям. Сам я два раза хожу в церковь, поддерживаю ее. Хотя если выступаю публично, признаюсь, что атеист. Меня Митрополит Филарет не раз просил: «Вы уж на людях в атеизме не признавайтесь».

Да, я в силу большой, страшной такой, дикой необходимости, конечно, могу выпить, но я человек не пьющий.

Не надо из мухи раздувать слона, как у нас, у русских говорят.

Ну диктатор, так диктатор. В этом тоже есть определённый выигрыш. Это последний! Вы представляете? Последний! Вот не приехали бы вы сюда, где б вы его ещё в своей жизни встретили и поговорили.

Я буду легитимным еще долго. Я еще не все сделал, из-за этого власть потеряю не скоро.

Лучше быть диктатором, чем быть голубым!

Я на этой земле родился, я здесь и умру. Чего бы мне это ни стоило.

С Днем Рождения, Батька! Жги дальше!



Источник

2 комментария

LeHus
Поставил бы плюс посту, но в свете того, что выкладывает в последнее время анонимный «admin», его, «admin»а, личную карму поднимать не хочу, ибо не понимаю, кто это такой. Так что Лукашенке — +100. А «admin»у желаю обрести имя.
asbelin
отличный пост
и фото
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.