«Замполиты, политруки, а по-прежнему комиссары» (о роли политработников в малоярославецкой истории)

За более чем пять лет моего сотрудничества с местной прессой вольные или невольные читатели моих статей разделились на несколько групп. Кто-то одобряет, кто-то с чем-то не согласен, но предлагает писать, потому что читать интересно, есть и категорические противники. Естественно, на писании в какой-то мере отражается моя прежняя профессия военного политработника, за которую меня отдельные читатели подкалывают, критикуют и даже обвиняют. Удивительно, но большинство из них женщины. Такое отношение и натолкнуло на мысль написать статью о роли политработников в местной истории.

Экскурс в прошлое


Опросил по случаю пяток окружающих, и все ответили, что комиссары – творчество большевистское. Поэтому предлагаю вернуться на век назад. Снабжением армии Российской империи ведал соответствующий комиссариат. Догадайтесь, как называлась часть его работников? Правильно, комиссары!

Временное правительство, разгоняя после февраля 17 года царские органы власти, полицию, жандармерию, кого ставило на руководящие посты в аналогичных по сути органах? Правильно, комиссаров! А ещё направляло комиссаров в армию. Один из них хорошо описан в романе А.Толстого «Хождение по мукам» (муж старшей из сестёр Даши, его и убили солдаты на митинге, когда он стал призывать их к наступлению против германцев). Временное правительство назначало губернских комиссаров, а те в свою очередь уездных. Так что Ленин ещё с броневика слова не сказал, а Малым уже комиссар управлял. Подробнее о тех местных комиссарах можно будет прочитать в готовящейся к изданию новой книге по истории города.

При большевиках министерства переименовали в комиссариаты, да ещё всяких комиссий понасоздавали (хоть ту же ВЧК), так что комиссаров в молодой республике Советов было как блох на собаке. Но по идее статьи остановимся подробнее на армейских комиссарах. В Красной армии слово комиссар использовалось двояко: как должность и как воинское звание (в подразделениях — политрук, в объединениях – член военного совета). Ничего особенного в этом нет, ибо старшина и сейчас в армии имеет место быть и как должность и как звание. Армейские политработники в том или ином качестве и под разными названиями появились с появлением армий. Они и сейчас есть в армиях США, Англии, Франции, Германии и даже какой-нибудь Украины. В Советской армии политработники – это не только замполиты и начальники политотделов, но и партийно-комсомольские, пропагандистские кадры, работники клубов и домов офицеров. В этом же секторе военная печать, военные радио — и телестудии, студия военных художников им. Грекова, театр Советской армии, музеи. Конечно, они были разные: и подвигов хватало и дури. Навскидку назову автора бравого Швейка Ярослава Гашека (политработник 5-й армии в Гражданскую; так что в Швейке есть и от нашей российской «бравости»), Владислава Третьяка (да-да, гордость советского хоккея был замполитом ЦСКА) и даже Вольфыча (в молодые годы после окончания ВУЗа Жириновский как знаток восточных языков два года служил в отделе спецпропаганды* политуправления Закавказского военного округа).

В 91 г. после путча всех объявили дармоедами на шее у народа и вывели на несколько месяцев за штат, сам штат резко сократили. Разогнали военно-политические училища. И тут бравые командиры взвыли: армия разваливается. Им в помощь на скорую руку помощников по работе с личным составом, потом их переименовали в заместителей, затем — в заместителей по воспитательной работе, к которым добавили психологов, социологов, культурологов. Суть та же, а лучше стало или хуже – это тема другой статьи.

Местный колорит


Как-то в голодную Гражданскую отправился парнишка по весям добыть чего-нибудь на пропитание. Таких ещё мешочниками обзывали. А тут налетела Чёрная армия. Парнишка запирался недолго, и его как умеющего рисовать отправили в культотдел. Там он преуспел на ниве изобразительной пропаганды анархии как матери порядка, и махновские политработники его не просто освободили, но дали на дорогу всякого харча да ещё мануфактуры. Он, обрадованный, домой подался, а тут красные ребята подоспели и всё забрали. В середине 20-х в Малоярославецком уезде затеяли военные учения. Парнишка и там отметился, познакомился с кем надо и написал картину «Бездорожье. Случай на манёврах». Она потом в Центральном доме Красной армии демонстрировалась. Без политработников такое дело не обошлось. Парнишку звали Афанасий Куликов, который стал самым известным нашим художником. А про актуальность его картины для Малого и на сегодняшний день повторяться не буду.

22 июня 41-го… Лютые вороги напали. Из пулемёта косит их другой малоярославецкий парнишка. Он ещё у нас по комсомольской линии продвинулся. А в пограничных войсках НКВД так вообще дослужился до замполитрука. Там на границе его потом и похоронили. А в Малоярославце в честь политработника Героя Советского Союза Василия Петрова улицу назвали, на которой он жил.

На новом памятнике местным героям читаем: «Борисов Михаил Иванович». Так он, оказывается, окончил перед войной военно-политическое училище и геройски форсировал Днепр. А может отправим нынешних, тех, кто предлагает стыдиться профессии политработника на тот Днепр в сентябре 43-го, чтобы охолонули малость?

Начальственные люди в Малом, ветераны, педагоги, работники местных музеев без конца талдычат, что надо прививать молодёжи патриотизм. И моя скромная лепта в этих разговорах имеется. Патриотизм подразумевается прививать через изучение местной героической истории. Конечно, в первую очередь Великой Отечественной. Ну-ка, ну-ка, а кто ж создал те анналы, в которых так или иначе копаются достойные и не очень потомки? Вот в этом году калужские сняли фильм и в областной «Вести» поместили ряд статей про 41-й. А там опять одни подольские курсанты. И наши учёные исторические мужи и леди не возражают, а даже цитируют и рукоплещут тому, что забыли про 20 тысяч других бойцов.

Откуда верёвочка тянется? Бывший член Военного совета МВО дивизионный комиссар К.Ф.Телегин («Не отдали Москвы» и «В дни наивысшей опасности») рассказывает, как во время отсутствия командующего округом ему доложили о прорыве немцев к Юхнову, как он в свою очередь докладывал начальнику Генштаба Шапошникову, а затем Сталину, который приказал собирать для отпора всё что есть. Так что команду поднять по тревоге подольские училища и войскам занимать Малоярославецкий укрепрайон тоже отдавал политработник. Он же написал, что комиссаром нашего укрепрайона был назначен секретарь райкома партии без указания фамилии (фактически выполнял обязанности до вечера 6 октября). Удивительно, почему столь патриотичный факт не был отражён в сонме местечковых статей и рассказов ветеранов перед школьниками за 40-50-60 послевоенных лет? И даже в местных музеях его не знали. В архиве подсказали, что 9 января 41 г. 1 секретарём Малоярославецкого райкома партии был избран М.Ф.Денисов. И уж затем мне рассказали, как местное руководство сбежало, бросив город за 8-10 дней до его оккупации. Затем был суд.

В 1986 г. была опубликована книга Д.В.Панкова (отец) и Д.Д.Панкова (сын) «Подвиг подольских курсантов». Д.В.Панков – старший батальонный комиссар был военкомом 4-го батальона курсантов-подольцев, воевавшего под Детчино. Затем сын отметился ещё книгами в том же векторе «С верой в победу» (2000) и «Подольских курсантов тревога зовёт» (2002).

И каждый, кто изучит местную историографию по здешним событиям с октября 41-го по январь 42-го, может согласиться со мной, что описанием местной истории за тот период мы обязаны политработникам со стороны. Малоярославецкие литературные труды — лишь перепевки Телегина с Панковыми, частенько бледные.

Идём дальше. Известно, что в июле 41-го был сформирован 47-й истребительный батальон НКВД, штаб которого находился на нынешней ул. Гр. Соколова в здании спортшколы (там и памятная табличка имеется). Комиссаром батальона был назначен П.Т.Киселёв. О боевых действиях этого подразделения ничего неизвестно, а вот П.Т. Киселёв закончил войну в Чехословакии и был назначен комендантом чешского города Визовицы, а позднее стал его почётным гражданином.

Стоит упомянуть, что комиссаром малочисленного местного партизанского отряда был А.Устинов. А теперь вспомним поимённо политработников оборонительного периода:
— 312 стр. див. – старший батальонный комиссар Я.Э.Сировский;
— 53 стр. див. – полковой комиссар К.А.Зыков;
— Подольское пех. училище – А.М.Хмелевских**;
— Подольское арт. училище – С.В.Леонов;
— 17 танк. бр. – полковой комиссар А.А.Шибаев;
— 9 танк. бр. – полковой комиссар А.М.Костылёв;
— 2 особый Люберецкий стр. полк — батальонный комиссар Г.Х.Ленский;
— десантный отряд под командованием капитана Старчака – старший политрук Н.Х.Щербина;
— группа партийно-политических работников (100-115 чел.) под командованием зам. начальника политуправления МВО бригадного комиссара Ф.К.Прудникова.

Теперь о том, как воевали. «Геройски сражались бойцы дота батальонного комиссара С.Н.Андропова», — это Панковы.
«Политрук 4 роты 2 батальона 1079 полка (312 сд) А.И.Колесников гранатой подбил вражеский танк, заменил в бою погибшего командира и водил роту в атаку. Был тяжело ранен в живот и голову. Награждён орденом Красного Знамени (посмертно)», — это из новой книги Г.Чугунова «Горькая осень сорок первого» (Казахстан).

Я уже писал, что довелось учиться в одной школе (конечно, в разное время) с погибшим космонавтом В.И.Пацаевым. Его отец И.П.Пацаев, до войны — инструктор райкома партии, прибыл на малоярославецкую землю в составе 312 сд. Здесь и погиб у дер. Берёзовка. Сейчас в деревне есть улица старшего Пацаева.

«Многие командиры и политработники геройски пали в этом бою», – из докладной записки командира Люберецкого полка полковника Ф.А.Волкова, найденной в архивах накануне 65-летия победы.

Но было и так, что 223 полк 53 дивизии самовольно оставил позиции. Командира майора Владимирского и комиссара старшего политрука Емельянова расстреляли.

Освобождали Малоярославец:
— 53 стр. див. – полковой комиссар К.А.Зыков;
— 17 стр. див. – батальонный комиссар Кудря;
— десантные бригады – неизвестно;
— 26 танк. бр. – старший батальонный комиссар Токсар;
— особый лыжный батальон МВО – старший батальонный комиссар М.П.Петров.

Символом освобождения стал красный флаг на начальственном здании. Кого в этом обвиноватить? Правильно, политрука из 10 воздушно-десантной бригады А.С.Доброва. Возразят, мол, подстроили из-за любви к партии. А я им про Егорова с Кантарией на куполе Рейхстага. Много в армии всяких специалистов. Но зажечь вечный огонь у Кургана Славы в Малом опять же поручили Доброву.
Даже в том, что есть ул. 53 Саратовской дивизии есть некая заслуга её комиссара К.А.Зыкова. Именно по его настоянию, когда после сдачи Малого «при незначительном сопротивлении» врагу, из наших разгромленных соединений и частей формировалась сводная дивизия, ей оставили 53 номер и боевое знамя.

А теперь предоставим слово, как считается, главному ненавистнику армейских политработников Г.К.Жукову. Во время подавления антоновского мятежа у него появился исключительный конь, который в одном из боёв вынес будущего маршала далеко впереди эскадрона. Преследуемый враг, «без размаха вынеся шашку из ножен, рубанул меня… На мне был … полушубок, на груди ремень от шашки, ремень от пистолета, ремень от бинокля. Он рассёк все эти ремни, рассёк полушубок и выбил меня этим ударом из седла. И не подоспей здесь мой политрук, который зарубил его шашкой, было бы мне плохо… У меня потом ещё полмесяца болела грудь от удара», — это отрывок из записи бесед маршала с К.Симоновым («Глазами человека моего поколения», 1988).

Не будь этого безымянного политрука, чей бюст сейчас стоял бы в центре города, и на сколько бы опустела местная героическая история? Ни тебе четырежды героя-земляка, ни Маршала Победы…
И разных анекдотов про замполитов я знаю значительно больше тех, кто упрекает меня этой профессией. В армии вообще много крылатых выражений вроде «часть без начальника штаба, что деревня без дурака» или «лучше иметь дочь — проститутку, чем сына – ефрейтора». Про прапорщиков — полно. Смешные есть про военных медичек, но их цитировать – женщины обвинят в скабрезности. Поэтому к анекдотам и выражениям лучше относиться с юмором, а не со злобой.

А последним местным комиссаром был военком подполковник С.В.Рипп, кстати, выпускник Новосибирского общевойскового военно-политического училища.

А.Исаченко

Р.S. Вот руководящие лица фашистской Германии тоже ненавидели комиссаров-политруков и приказывали их вместе с евреями отделять от остальных пленных и сразу расстреливать. Одного из руководителей обороны Брестской крепости полкового комиссара Фомина именно так и расстреляли. А выдали его немцами наши, те, кому комиссары не нравились. В Малоярославце, кстати, выдавальщики тоже были, и если октябрь 41-го повторится… Но не стоит загадывать.
А несколько месяцев назад правозащитники по линии правоохранительных органов предложили ввести замполитов в полиции и в системе исполнения наказаний (в тюрьмах). Наверно, последняя надежда!…
*Спецпропаганда – это вещание на население и армии сопредельных государств, в первую очередь страны вероятного противника.
** Там где не указаны инициалы и воинские звания, означает, что они не известны.

Новости Малоярославца

2 комментария

agrischa
люблю исторические экскурсы.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.