Загадки судьбы комдива Капустина

Среди наших земляков, участвовавших в Великой Отечественной войне, есть один человек необычной судьбы. Во-первых, это представитель высшего командного состава Красной армии, командир танковой дивизии. Во-вторых, жизненный путь этого человека насыщен трагическими событиями и даже загадками. Непростыми дорогами он прошел. И наконец, сведений о его жизни мало, особенно о послевоенном периоде, и публикаций о нем в нашей краеведческой литературе мне не встречалось. Это уроженец села Поречье Малоярославецкого района полковник Сергей Исаевич Капустин. В июне 1941 года он был командиром 38-й танковой дивизии, которую повел в бой в первые дни войны.

Сергей Исаевич Капустин родился 29 июня 1900 г. в селе Поречье Малоярославецкого уезда. Настоящая фамилия Сергея Исаевича – Кочанов. В 1918 году он сменил фамилию Кочанов на Капустин. Причины не известны. Может это была ошибка писаря, которую он не стал исправлять. Возможно, что был однофамилец, с которым путали, или же это попытка приукрасить фамилию. Сведений о детских годах и о происхождении Капустина пока не найдено, но скорее всего он из крестьянской семьи. В Малоярославецком районном архиве в метрической книге села Поречье за 1900 год мне не удалось обнаружить записи о рождении и крещении Сергея Кочанова. Тут есть два объяснения этому. Первое – он крестился в церкви другого прихода. Второй вариант – Капустин из старообрядческой семьи. В Поречье была крупная старообрядческая община Белокриницкого согласия со своей церковью. Но старообрядческих метрических книг в нашем архиве нет.
В ноябре 1917 года, то есть в семнадцать лет, Сергей Кочанов вступает в отряд Красной Гвардии Сухаревского райсовета Москвы. В Москву он мог уехать на заработки или переехать вместе с семьей. С апреля 1918 года Капустин в РККА и с 1918 по 1921 гг. принимал участие в Гражданской войне. В апреле 1918 г. участвовал в боях против германских войск в районе Харькова и Белгорода. 18 апреля 1918 г. отряд вошел в состав 41-го рабочего полка. В ноябре он участвовал в подавлении вооруженного восстания в с. Рассказово Тамбовской губернии. С мая 1919 С.И. Капустин проходит службу в составе 31-го стрелкового полка 4-й стрелковой Украинской дивизии. В этом полку участвует в боях с отрядами Григорьева в районе Пятихатка, Кременчуг, Кобыляки. Затем воевал на Южном фронте с войсками генерала А.И. Деникина в районах Красного Рога, Полтавы, Ромодан, Глухова, Севска, Комаричей. С ноября 1919г. Сергей Капустин учится на командных курсах 14-й армии в городах Брянск и Кременчуг. Будучи курсантом в феврале – марте 1920г. он принимал участие в ликвидации отрядов Чучупака в Херсонской губернии. В июне 1920 г. Капустин становится командиром Красной Армии. После окончания курсов был направлен командиром взвода в 3-й запасной батальон, а позже в 63-й запасной полк при штабе армии в г. Крюков-на-Днепре. Участвовал в боях с формированиями Н.И. Махно под Кременчугом. Затем служит в 63-м (365-м) стрелковом полку, где занимал должности командира взвода и роты, сражался с белополяками и петлюровцами.
С.И. Капустин неоднократно (в 1921, 1924, 1926 – 1927 гг.) становился слушателем различных повторных курсов. В мае 1922 года последовало новое назначение – командир взвода 404-го Чернобыльского полка 45-й стрелковой дивизии (с июля 1922 полк переименован в 135-й стрелковый). Понижение возможно связано с сокращением армии после Гражданской войны. С ноября 1923 года Капустин служит начальником пешей разведки 135-го стрелкового полка, а с октября следующего года – командиром роты в том же полку.
В 1930 году произошло важное событие в жизни Сергея Исаевича – он поступил в Военную Академию им. Фрунзе. Уже в то время эта ака-демия была весьма престижным военным учебным заведением. И с 10 апреля 1930 по май 1933 года Капустин являлся слушателем Академии им. Фрунзе. После окончания учебы начался служебный рост С.И. Капустина. И происходит смена рода войск, расставшись с пехотой, в которой прослужил столько лет, становится танкистом.
После академии Капустин назначается командиром 2-го танкового батальона 3-й мехбригады, дислоцировавшегося в Старых Дорогах (Белорусский ВО). А с марта 1935-го майор Капустин стал командиром мехполка 4-й Петроградской кавалерийской дивизии. С 21 апреля 1936 дивизия стала называться 4-й Донской казачьей ордена Ленина Краснознаменной ордена Красной Звезды дивизией им. т. Ворошилова. Полк и управление дивизии размещались в Слуцке (Белоруссия). Интересно, что дивизией в это время командовал комбриг Г.К. Жуков, будущий маршал Победы. Следует заметить, что плохих командиров Жуков к себе не брал.
В июле 1936 года состоялся переход С.И. Капустина на штабную работу. С июля 36-го по февраль 1938 года он занимал должность начальника отделения в отделе Автобронетанковых войск Белорусского военного округа. В феврале 1938 г. майор Капустин назначен начальником АБТС 37-й стрелковой дивизии. Дивизия размещалась в г. Речица (БССР) и до марта 1937 г. ей командовал И.С. Конев, будущий Маршал Советского Союза. Но недолго прослужил С.И. Капустин на этой должности, в августе 1938 года он вновь меняет направление службы – становится доцентом кафедры тактики Военной академии механизации и моторизации РККА имени И.В.Сталина и работает в ней до ноября 1940. 20 апреля 1940 г. С.И. Капустину присваивается звание полковника. Затем произошло возвращение на строевую командную должность – 28 ноября 1940 г. Капустин стал командиром 20-й легкотанковой бригады. А с марта 1941 Сергей Исаевич назначен командиром 38-й танковой дивизии 20-го механизированного корпуса ЗапОВО. 38-я танковая дивизия формировалась на базе 20-й легкотанковой бригады.
Таким образом, к июню 1941 года, полковник Капустин был боевым командиром с высшим академическим образованием, большим сроком строевой службы в различных должностях, имевшим опыт штабной и даже преподавательской работы. А в Красной Армии служил с первых месяцев ее существования, начав службу еще в Красной Гвардии в 17 лет. Конечно же, Капустин понимал, что приближается война с фашистской Германией, но не мог и представить, какие испытания его ждут.
Прежде чем перейти к событиям Великой Отечественной войны необ-ходимо посмотреть, что же представляла собой 38-я танковая дивизия 20-го механизированного корпуса. В состав 38-й танковой дивизии (в/ч 4764) входили следующие части: 75-й и 76-й танковые полки, 38-й мотострелковый полк,38-й гаубичный артполк, 38-й разведывательный батальон, 38-й автотранспортный батальон, 38-й ремонтно-восстановительный батальон, 38-я рота регулирования, отдельный зенитный дивизион, понтонный батальон. Список частей на бумаге выглядит внушительно. Но фактически дивизия находилась еще в стадии формирования. По штату полагалось иметь 63 тяжелых танка КВ, 210 средних Т-34, 22 легких Т-26 и 54 химических (огнеметных) танков Т-26. Кроме того, в дивизии должно быть 56 бронеавтомобилей БА-10 и 39 бронеавтомобилей БА-20. На самом деле к 15 апреля 1941 в дивизии было только 40 Т-26, 1 Т-26 хим. и 4 бронеавтомобиля. А на 22 июня 1941 года значилось 43 Т-26. В артполку было всего 3 гаубицы. Общая численность дивизии составляла 3 тысячи человек. 38-я танковая дивизия дис-лоцировалась в городе Борисов, в будущем побратиме Малоярославца. Точнее части дивизии находились в Ново-Борисове, а в самом городе располагался 38-й мотострелковый полк (в военном городке Печи).
24 июня 38-я танковая дивизия в составе 13-й армии отправлена на фронт. До 30 июня вела тяжелые бои на подступах к Минску (с нем. 17-й тд). После захвата немцами Минска дивизия отступила в район Березино, Свислочь. До 9 июля вела оборонительные бои на рубеже рек Березина, Днепр. После прорыва немцев на участке обороны 20-го мехкорпуса, дивизия в составе корпуса была выведена в тыл. Из сохранившихся и обнаруженных поисковиками в Чаусском районе штабных документов 20-го МК видно, что после доформирования на 12 июля в дивизии было 3422 человека, танков и бронемашин не было. 17 июля дивизия принимала участие в боевых действиях в составе 61-го стрелкового корпуса (совместно с 26-й тд). Продвинувшись вперёд в направлении на Оршу, к 20 июля была отброшена назад.
В июле, в ходе Смоленского сражения, дивизия полковника Капустина (без материальной части) принимала участие в обороне Могилева. Противник, прорвав оборону советских войск справа у г. Шклов и слева у г. Быхов, к концу июля обошел обороняющиеся войска под Могилевом и вышел к Рославлю, завершив их окружение.
В 1999 г. проводя поисковую экспедицию Могилевскому поисковому отряду «Виккру» посчастливилось найти закопанный в лесу у д. Васьковичи закапанный в землю металлический ящик с документами (личные дела, военные билеты, блокнот с описанием боевого пути части) 38-го понтонно-мостового батальона 38-й танковой дивизии. Из документов следует, что понтонно-мостовой батальон с 23 июня и до конца июля 1941 г. вместе с 38-й тд с боями отступали от Логойска Минской области через Борисов, Пуховичи, Могилевский район, форсировали Днепр до Чаусского района. Здесь, 26 июля в лесу у деревень Васьковичи, Красница, вместе с отступающими защитниками Могилева они группировались и готовились к прорыву из окружения. Именно в Чаусском районе закончилась трагическая боевая судьба 20-го мехкорпуса и 38-й танковой дивизии, которая была расформирована 1 ав-густа 1941 года.
Дивизия начала отход группами к р. Десне. Полковник С.И. Капустин возглавлял одну из групп численностью до 70 человек. В середине сентября в ней оставалось менее 15 человек. После неудачной попытки переправы через Десну в районе железнодорожного моста Рославль — Брянск 29 сентября С.И. Капустин попадает в плен. Он содержался в лагерях военнопленных в городах Смоленск, Минск, Белосток, Кюстрин, Фюрстенберг, Нюрнберг. Из последнего Сергея Исаевича 17 апреля 1945 г. освобождают американцы. И с апреля 1945 он становится начальником русских лагерей военнопленных в американской зоне оккупации в г. Ашафенбург. Интересно, как Капустину это удалось, почему именно он занял этот пост? Может, было, хорошее знание английского? Ведь он закончил не только академию, но и разведыватель-ные курсы.
Есть сведения, что С.И. Капустин возглавлял лагерь бывших советских военнопленных в городе Магдебург на правом берегу Эльбы. Здесь была власть англичан. На левом берегу стояли наши войска. Мне встретились воспоминания бывшего военнопленного Я.Р. Самитера, в которых упоминается Капустин и описывается этот лагерь. Лагерь охраняли шотландцы в юбках. Внутри был штаб из бывших военнопленных офицеров и руководил им полковник Капустин. По воспоминаниям Самитера это был умный, интеллигентный человек, кошмарно экипированный. В отличие от него все были отлично одеты, при погонах. Лагерь служил последним остановочным пунктом перед передачей бывших военнопленных советской стороне. Интересно, что сам Самитер по прибытии в советскую зону после конфликта с майором НКВД, сумел сбежать обратно к Капустину на другую сторону Эльбы.
Можно не сомневаться в том, что американцы и англичане очень ста-рались убедить полковника Капустина не возвращаться в Советский Союз, запугивая тюрьмой, расстрелом и НКВД. Да, он хорошо знал, на что шел возвращаясь. Тем более что сам слышал от перебежавшего Самитера об отношении энкавэдэшников к бывшим военнопленным. Но, тем не менее, они оба вернулись. Родину не продают, и вины перед ней не было.
С 15 июня 1945 по 22 февраля 1946 г. С.И. Капустин проходил спецпроверку органами СМЕРШ в группе советских оккупационных войск в Германии. Затем он находился в лагере № 232 бывших военнопленных советских граждан в городе Франкфурт на Одере, где был начальником штаба 2-го городка. По видимому, обстоятельства пленения и поведение Капустина в плену было достойным. Все проверки Сергей Исаевич прошел и с сентября 1946 года он в распоряжении командующего БТ и МВ группы светских войск в Германии и Управления кадрами БТ и МВ СССР. 13 декабря 1946 был уволен в запас. О дальнейшей судьбе С.И. Капустина сведений пока не найдено. Известно лишь, что в 1945 году он был награжден орденом Красного Знамени, в 1947 – орденом Ленина.
В ряде источников годом смерти Капустина называется 1943 и указывается, что он умер в плену. В чем же дело? В Книге Памяти Калининградской области «Назовем поименно» в Т. 13 указывается, что С.И. Капустин умер в шталаге-1Б 22 апреля 1943 года. Нет сомнений, что там имеется в виду именно он. Это загадка, как такое могло произойти? Этот вопрос обсуждался несколько лет назад в Сети на одном историческом форуме, но приемлемых гипотез выдвинуто не было. Тем не менее, ответ простой – слабая компетентность и недобросовестность сотрудников редколлегии упомянутой Книги памяти. Как указывает исследователь Юрий Ржевцев, они не только безосновательно записали в погибшие командира 38-й танковой дивизии, но и допустили ряд других серьезных ошибок. Так пошла кочевать версия о его гибели в плену.
Вызвало в Интернете на форуме недоумение и то, как Капустин получил ордена после плена. Тут высказалось предположение, что их могли дать за выслугу лет, была в то время такая практика награждения. Правда тут возникает вопрос – как был получен орден Красного Знамени во время прохождения спецпроверки. Может это ошибка в источнике?
О послевоенной судьбе С.И. Капустина практически ничего не известно. Можно лишь с уверенностью предположить, что репрессиям он подвергнут не был, иначе отобрали бы ордена. Хорошо, что еще не объявили американским шпионом, а то могли посадить или расстрелять.
Приведенную фотографию С.И. Капустина можно отнести к 1947 году, на ней нет ордена Ленина, а нашивки на погонах были введены в том же году для офицеров запаса и отменены в 1949 году. Есть и довоенная фотография полковника Капустина.
Такова судьба комдива. Если бы не плен, то он, конечно, стал бы генералом. Мог закончить войну как минимум командиром корпуса, стать Героем Советского Союза. И его знали бы и гордились им земляки. А в итоге – недоверие, подозрения, забвение.… Но мы должны помнить о полковнике Сергее Исаевиче Капустине. Он до последнего исполнял свой солдатский долг и с честью прошел суровые испытания.

Алексей Старцев

-

Читать на сайте Малоярославец-информационный портал

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.