Журналистская юдоль-2

В праздничном выпуске «Маяка» за 7 мая под заголовком «Идём выбранным курсом» интервью с главой администрации района О. В. Малашиным. Редактор В. Н. Рытова спрашивает: «Олег Васильевич! Вы, наверное, заметили, в Интернет-ресурсах критику в адрес районной администрации по поводу построенной памятной стены героев-малоярославчан и нового сквера. Как вы к этому относитесь?»

Очередной диалог журналиста с читателями начну, пожалуй, с курьёза. 20 мая 2010 г. Шанхай. Русский павильон на всемирной выставке ЭКСПО-2010. Председатель КНР Ху Дзиньтао в знак особого расположения к России посетил его и удивился, что главным его символом был назначен Незнайка (сказочный персонаж Носова популярен в поднебесной как символ невежества). Озадаченный китайский лидер спросил: «А правда, что Незнайка переводится как «маленький невежда»? Сопровождающие ответили, что лучше переводить как «ищущий знаний». Позднее Россию на этой выставке лично представляли президент Д. А. Медведев и премьер В. В. Путин, последний даже объяснял курьёз, и это объяснение показывали по федеральным каналам. Кстати, на представление России как невежды было потрачено 1,5 млрд. руб.
Глава 3 «Как Незнайка был художником». Незнайка искал себя в жизни среди коротышек и пробовался в разных сферах: музыкант, поэт, водитель газированного автомобиля. К нашему случаю больше всего подходит художник.
Когда все уснули, Незнайка взял краски и принялся всех рисовать. На рисунках он всех изобразил в смешном и нелепом виде, а к утру развесил эти портреты на стенах и сделал под ними надписи. Первым проснулся доктор Пилюлькин. Он увидел на стене портреты и стал смеяться. Они ему так понравились, что он даже нацепил на нос пенсне. Когда же он увидел свой портрет, то строго спросил: «А это кто? Неужели это я?.. Это очень плохой портрет. Ты лучше сними его». Дальше пошли угрозы касторкой, Незнайка портрет снял и порвал. Так было со всеми. Всем нравились портреты других, а свои не нравились. После всего этого Незнайка сказал, что никогда больше не будет рисовать. «Рисуешь, рисуешь, а никто даже спасибо не скажет, все только ругаются. Не желаю больше быть художником».
Не правда ли симптоматичный пример реакции на критику? За почти восемь лет журналистской работы я неоднократно попадал в положение Незнайки, когда все одобряют заметки критического содержания про других и гневаются, когда про них. Реакция при этом была разной:
— одни, властно-правоохранительные (анонимно для меня) требовали от горвласти уволить меня с полставки штатного журналиста «Малкрая», и меня уволили;
— другие угрожали увольнением с должности начальника отдела техинспекции;
— лидер местной «Единой России» жаловалась зам. главе администрации, и он проводил со мной воспитательную беседу;
— неоднократно угрожали судом, но ни разу не судились;
— приходили жаловаться главе администрации А.А.Гейзеру (неоднократно);
— угрожали, что мои статьи будут читать лучшие эксперты – историки и литераторы и разоблачать их;
— после критики налоговой инспекции я тут же становился должником по налогам, а потом оказывалось, что тому нет никаких доказательств, просто есть желание отомстить;
— обидевшись на заметку, приходили в следственный отдел с желанием возбудить уголовное дело о клевете;
— на портале «Шанса» были такие, кто рвал мою скромную персону за статьи, как Тузик грелку;
Но была и иная реакция. Вначале за серию статей в «Малкрае» под названием «Садовая антипольза» о том, как садовые общества устраивают свалки на берегу р. Лужи одна их представительница меня пугала судом, а потом, когда поняла, что критикую не только их, но и многих других, мы стали вполне нормально разговаривать и даже по отношению к Малоярославцу у нас оказалось много общих или схожих мыслей.
Глава района Ю. В. Осипов (в его типографии печатается «Шанс») сказал как-то, что читает, может быть не совсем согласен, но я иду в правильном направлении и подарил авторучку. Это моё единственное отличие за журналистику.
Было и так, что некоторые высокие должностные лица устраивали мне разносы за статьи, а, отойдя от власти, при встрече говорили: «Михалыч, дай что-нибудь почитать твоего».
Меня критикуют за личностный аспект в публикациях. Тут я согласен, но это мой, если хотите, личный стиль. Когда-то в военно-политическом училище нас учили, что если мы хотим общности с подчинёнными или просто собеседниками, мы должны показать, что в теме, что неравнодушны к их проблемам, что они нас тоже, так или иначе, касаются.
Абсолютное большинство несогласных лупцуют меня не за приводимые факты (видимо, их оспорить не хватает знаний), а за используемые при этом эпитеты. Нападающих местечковых ура-патриотов адресую к творчеству нашего депутатского корпуса. В нескольких номерах «Малкрая» при прошлом редакторе они, обращаясь к руководителям страны, по поводу судебных решений в связи с конфликтом с бывшим главой администрации А. Н. Даниловым, были не согласны с этими решениями, а свои эпитеты в адрес ряда должностных лиц называют «оценочными суждениями», которые в юридической практике не подлежат судебному разбирательству.
В редакциях газет посолиднее и в городах, где гласность более привычна, существует журналистская солидарность. Вероятно, она рано или поздно и до Малого дойдёт. А пока всяк, поднимающий острые социальные проблемы, да ещё связанные с критикой руководителей, как правило, чувствует себя волком-одиночкой, которого со всех сторон загоняют собаки и стреляют их хозяева.
Вот мне часто возражают, что, мол, критиковать легко. А возражающие пробовали? Легко – это когда скрутил фигу и прячешь её в кармане, а когда публично в газете да под своим именем? Много ли таких в Малом? Называйте, смелее – и у вас получится раз, два и обчёлся! Да и сами возражающие, если даже фамилию свою трясутся назвать, критиковали ли кого? Сомневаюсь.
Возьмём областную газету «Весть». В прошлом году на отчете О. В. Малашина губернатор А. Д. Артамонов советовал её читать, мол, там бывают дельные вещи. Газета СМЕЛО критикует – сам читал. Но уровень критики – районы и города с деревнями. А вот губернатора, его заместителей, председателя Заксобрания, министров и нашу партию «конкретных дел» «Единую Россию» ни-ни! Поправлюсь, министров иногда всё же критикует, правда строго после того, как их снимают. Ну, кусать умирающего или мёртвого тигра – это забава для шакалов.
Теперь пора вернуться к вопросу, заданному главе райадминистрации вначале статьи. О. В. Малашин ответил так: «Уважаю критику, прозвучавшую по делу. А пустое критиканство – оно и есть пустое… По поводу памятной стены героев-малоярославчан… на её строительство не было потрачено ни одного бюджетного рубля. Памятник сделан на спонсорские деньги… задняя часть памятника будет полностью переложена. Что касается нового сквера, то все недоделки уже устраняются… Призываю всех граждан бережнее относиться к своему скверу». Последнему тезису аплодирую! И сам его писал в «Шансе», «Малкрае» и даже как-то чуть в «Маяке». Многие ли слышат? – сомневаюсь. А вот насчёт признания «критики по делу» и отрицания «пустого критиканства» — это стандартная начальственная фраза. Попробую разобрать эту игру в слова. С критиканством всё просто, словари толкуют его как придирчивую критику.
А многих ли читателей профессионально учили критике? Думаю, что на 52 тысячи районных обитателей наберётся от силы два-три десятка, из бывших партийно-комсомольских. Я тоже из них и меня учили в военно-политическом училище.
В 1978 г. в период отчётов и выборов в партийных и комсомольских организациях на самоподготовку в наше учебное отделение пришёл начальник политотдела училища полковник Юденков. Для нас он был большим авторитетом и орденско-медальных колодок за Великую Отечественную и последующую службу на его кителе было разве что чуть меньше, чем у самого Леонида Ильича. Вот он и растолковал, что следует отличать клевету, критиканство и критику. Первое – это когда в любой форме называется событие или слова, которых не было. Критиканство и критика во многом схожи. Критиканство – резкая критика реального недостатка, с сарказмом. Возможно словом (устным или печатным), рисунком и пр. Оно имеет цель не столько устранить проблему, сколько принизить критикуемого и даже на этом фоне возвысится критиканствующему. Критика же не только обозначение недостатка, недоработки с привязкой к конкретному лицу или организации (форма может быть и умеренно резкой), но и предложение каких-то путей по их исправлению и, что более важно, предложение своего участия в этой работе. И я готов доказать, что большинство статей учитывают рекомендации Юденкова.
Вот отвалилась плитка с памятника героям, бывает… Что должен был бы сделать опытный руководитель, чтобы не нагнетать страсти народные? Правильно, в «маяковской» телепередаче выступить и рассказать, что всё быстро будет устранено. А потом ещё сие продублировать мощным «маяковским» прожектором на страницах газеты. Сделал? Нет! И начались народные догадки, что плитку просто спёрли «благодарные» детишки-внучатки ветеранские. И стали появляться статьи в неугомонном «Шансе».
А насколько весом аргумент, что памятник может разваливаться, если не на бюджетные деньги сооружён? А вот от постаментов для пушек у Монумента 812 г. плитки отскочили по сроку ещё раньше. Эдак, если и сам Монумент развалится через год-другой, нам будут оправдываться тем, что он воссоздан на «бабки» миллиардера Лисина и примкнувшего к нему Митряшкина. А как же при этом память о погибших и духовный трепет перед ветеранами у строителей, контролёров строителей и их начальников? А как же их профессиональная гордость, я уж не говорю про оплату такого труда?
Вот Олег Васильевич преподаёт нам урок критики-критиканства в теории. А что же на практике? Я был на его двух годовых отчётах и ещё на некоторых мероприятиях. Там от подчинённых только слова любви, хотя, может быть, и не такие пылкие, как сыпались на А. Е. Чернова. А как «Маяк» доносит критику (в любой форме) в отношении главы администрации до читателей – правильно! – нежно или никак. А как сами журналисты «Маяка» критикуют райвласть хоть персонально, хоть вообще! Было, например, по доведённому почти до комы хлебозаводу. А ещё не припомню, зато уж перья сточили о городскую баню вкупе с думой. Вот некоторые райконторы, находящиеся в городе, хулиганят в благоустройстве. Какую из них критикнули? Ась? Может чего не расслышал, не дочитал? И местная партячейка «Единой России» никогда не ошибается и понаделала кучу «конкретных дел»? Или две кучи? Но не ошибается только Господь, так где же партийная критика?
В конечном счёте, сам Олег Васильевич может преподать нам не только теоретический, но и практический урок критики. Например, покритиковать губернатора, на худой конец кого-то из его замов. Кто слышал такую критику? Поучение без личного примера как называется? Резонёрство или что поточнее можно найти?
Вот были заседания общественного совета при главе райадминистрации. Хотелось поучаствовать, но узнавал о них лишь пост-фактум. Может по-другому надо их анонсировать. Впрочем, после выборов они прекратились. Из собственной чиновничьей практики довожу читателю, что если какой-то орган собирается раз в год, то его эффективная работа – верная профанация.
Если кто-то заподозрит, что я против главы райадминистрации, то напрасно. Убеждён, что он не хуже предшествующих районных руководителей, включая и советский период.

С уважением к читателям и лично О.В.Малашину
А.Исаченко

Читать на сайте Малоярославец — информационный портал

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.