Хобби? Или дань памяти?

Россия, Россия … Что ты ещё готовишь нам?

Из записной книжки гауптмана Норберта Хорнунга,
погибшего под Кременками в 1941 году.
Запись сделана в ноябре того же года.

Во время героической обороны Ильинского рубежа на Варшавском шоссе, входящего в состав Малоярославецкого укреплённого района, в период с 11 по 18 октября 1941 года обороняющими частями Красной Армии было проявлено немало образцов героизма, мужества и военного мастерства.

В те дни Рабочее-крестьянская Красная армия (РККА) переживала грозные и драматические события. Боевая обстановка на фронте под Москвой была исключительно тревожной. Фашисты превосходящими силами теснили наши войска и рвались к столице.

До настоящего времени, мы потомки победителей в Великой Отечественной войне, не можем осознать, как же всё-таки выстояли наши отцы и деды, в тот сложный и трагический период боёв на подступах к Москве? Какая сила остановила железный таран немецких танков? Как был остановлен блицкриг?
Вопросы, на которые нет однозначного ответа. В поисках можно прочитать сотни книг и мемуары военных, свидетелей тех событий, но как-то не особенно трогают тех, кто не знал той войны. В военных музеях, картина иная. Выставленные экспонаты, как бы передают дух того времени. Но многое ещё тайн хранит наша история.
Пишу эти строки и, невольно вспомнил Белгородчину. Нет не музей – диораму, расположенную в Белгороде. На нём подробно останавливаться не буду. Диорама впечатляет. Воспоминания о другом музее, что расположен под открытым небом на автотрассе «Москва – Симферополь» не доезжая областного центра, при повороте на всемирно известную историческую Прохоровку. На его территории каждый экскурсант может спуститься в окоп, пройти по ходу сообщения, ощутить себя воином на огневом рубеже в стрелковой ячейке… Над головой мирное небо, не рвутся снаряды и мины, не свистят над головой пролетающие пули, тем не менее возникает ощущение, что тишина обманчива… После осмотра этой большой территории, как итог – осмотр экспозиций в здании музея. Поверите, всё воспринимается совсем по-другому, не поверхностно, а с чувством понимания того, что же тогда происходило…
Местонахождение музея, выдавали колонны автомашин стоящих на обочинах в обоих направлениях.
Аналогично расположен и военно-исторический музей «Ильинские рубежи», на реке Выпрейка. А вот скопления автомашин не наблюдается. Почему? Возможно, что в этом виноваты не только власти района, но и области. А ведь события разворачивались здесь не менее значимые, чем в Белгороде, когда значение имели не только часы, но и минуты задержки врага.
— Впереди этого рубежа уже действовала 17-я танковая бригада и подразделения курсантов. Затем туда же был послан батальон 108-го запасного стрелкового полка. Нарастающие бои с врагом ещё до его выхода к основному оборонительному рубежу 11 октября постоянно требовали резервов. Тут вели уже бои мотострелковая рота 312-й дивизии, а затем и части 53-й дивизии.
По Варшавскому шоссе противник бросил в наступление 3-ю моторизированную дивизию с 21-м танковым полком, 19-й танковой дивизией. Южнее Варшавского шоссе продвигалась 4-я моторизованная дивизия. Все эти соединения входили в состав 57-го моторизованного корпуса.
… Таким образом, к исходу 11 октября наши войска заняли основную линию обороны от сёл Юрьевское, Лукьяново, Ильинское, Большая Шубинска до Подсосино.

Из воспоминаний А.Ф. Наумова, «На Варшавском шоссе» издательство «Казахстан» 1968.
Вернёмся на «Ильинские рубежи». Здесь можно осмотреть ДОТ «Андропова» с противотанковой пушкой образца 1937 года. Его состояние свидетельствует, в октябре 1941 здесь было жарко. Снаряды крошили и рвали железобетон укрепления. А внутри артиллеристы ловили в прицел очередной танк неприятеля. Пороховые газы от выстрелов, грохот от попадания вражеских снарядов, и осколки бетона… Сколько будет продолжаться этот кошмар никто из них не знал…
На противоположной стороне Варшавского шоссе «ДОТ Лепёхина». О нём мало кто из экскурсантов знает, хотя расстояние между ними незначительное. Этому ДОТу, если судить по внешнему виду, основательно досталось от фашистов. А вот вниманием современников он не избалован. На день Победы возложили венки, а в июне и их и ДОТ поглотила растительность. А в паре, эти названные ДОТы, давали бы более ёмкое представление о тех трагических и героических днях.
С внешней стороны музея вывешена «Схема расположения фортификационных железобетонных сооружений, использовавшихся с 11 по 18 октября 1941 года в оборонительных боях начального периода Битвы за Москву». Её автор Олег Комиссар, житель города Обнинска. Он интересный в разговоре и весьма эрудированный собеседник. А еще руководитель одного из крупных предприятий Обнинска, депутат и энтузиаст, посвящающий своё свободное время возвращению из небытия памятников нашей истории. Это им и его помощниками, каждое из обозначенных фортификационных сооружений, было найдено среди лесных зарослей, на склонах оврагов… Более 70 лет минуло с той поры. Природа затягивала шрамы окопов, скрывала в зарослях сооружения. Они упорно искали и находили…
Как-то напросился в одну из таких экспедиций в район Сокольников, расположенных от Ильинского в сторону Медыни. Воображение рисовало такие картины, что дух захватывало. В действительности всё было намного прозаичнее и сложнее. Имея цель, это не значит, что она уже достигнута… Потрудиться надо. Судите сами, задача была: «Иди туда, не зная куда, ищи то, не зная что…». Последнее утверждение, не совсем верно, знали, что нам нужно.
Любой поиск начинается с опроса местных жителей. Кто и где, что-то видел. Многие по степени информированности – помочь ничем не могут. Что ж, отрицательный результат — тоже результат. Расспросы продолжаются. И вот она слабая улыбка удачи, местный житель Алексей интересуемые нас объекты видел. Появляется направление. На предложение принять непосредственное участие, отвечает отказом, сославшись на занятость. Отправляемся в указанное место.
Пока была дорога или её подобие, добирались автомашиной «до упора». Колея прослеживалась и дальше, но передвигаться далее не рискнули, легковой автомобиль всё же не вездеход. С собой лопаты и щуп. Далее на своих двоих. От опушки леса отделяет поле, заросшее 2-х метровым борщевиком. Ощущение, как в джунглях Амазонки, картинка с экрана телевизора, только мачете не хватает. Мне проще, иду замыкающим. Впереди прокладывают путь Олег Комиссар, за ним Сергей Иванов, заместитель главного механика одного из предприятий Обнинска и Александр Михеев из Малоярославца.
Выходим на опушку леса. Вот где на практике подтвердилась пословица: «На ловца и зверь бежит». Нашего ведущего интуиция настоящего поисковика не подвела. Хотите, верьте, хотите — нет, но вышли непосредственно к «пулемётной огневой точке лёгкого типа на основе железобетонного колпака», просто называемому «колпаком». Он лежит на поверхности. Обрубаем ветви деревьев и высокую траву. По навигатору фиксируются его координаты и заносятся в ведомость.
В отличие от ДОТов, колпаки с каждым годом находить всё сложнее. В спешке их устанавливали непосредственно на грунт. С годами они оседали и уходили в землю. Так сама матушка-природа убирала с лица земли безмолвных свидетелей войны. Хотя почему безмолвных? Многое они могут поведать человеку, особенно пытливому.
Двигаемся дальше. Где-то здесь могут быть ещё находки. К такому мнению склоняется наш руководитель. У него, в отличие от меня солидный поисковый опыт. Растянулись на расстояние визуальной видимости. Внимательно всматриваемся в профиль местности. Конец июля. Буйство травы и зелени. Говорят, что новичкам, как правило — везёт. А ведь действительно — повезло. А мог бы и мимо пройти. Заметить этот колпак было сложно. Его скрывали заросли. Но не объяснимое чувство, заставило вернуться и осмотреть это место более внимательно. В ход пошли лопаты. Ещё один исторический памятник обрёл свои координаты и место на схеме. Очистили плиту и амбразуру. По её положению можно определить и угол обстрела. Выходило, что пулемётчик в октябре 1941 года держал под обстрелом практически весь овраг. Какое подразделение держало оборону? Откуда родом были те солдаты? Безусые юнцы или почтенные отцы семейств? Как сложилась их военная судьба? О чем думали в те дни и ночи? Этого мы никогда уже не узнаем.
Но то, что они здесь были, свидетельствует эта, найденная пулемётная точка. Как разворачивались события? И какой по силе и интенсивности был бой? Эту тайну предположительно скрывает земля… А это была линия передового охранения. Основная линия обороны — Ильинские рубежи были у солдат за спиной…
Идём дальше. Невдалеке обнаруживаем ещё один колпак. Процедура повторяется. Из небытия, возвращено ещё несколько исторических памятников.
Их в спешном порядке, в основном строили мирные люди, а оборону держали солдаты Красной армии. Очень верно, подмечено в книге Сергея Михиенкова «Дорога смерти» или 43-я армия в боях на Варшавском шоссе. Схватка с «Тайфуном» 1941 – 1942. М. ЗАО Издательство Центрополиграф, 2013.
«Русский солдат — подлинная загадка, — размышляет Роберт Кершоу (известный британский историк). – Не смотря на все невзгоды, порождаемые тоталитарным режимом, он готов был героически защищать этот режим».
— Русский солдат (тогда все назывались славянами — И.К.) под Москвой защищал не «тоталитарный режим», а советскую власть, которая дала ему, двадцати-двадцатипятилетнему, почти всё, о чем можно было мечтать: образование, некоторым высшее, профессию, работу, широкую возможность заниматься физкультурой и спортом, бесплатное здравоохранение, жильё. Советская молодёжь была прекрасно воспитана, и любовь к родине, готовность пожертвовать многим, вплоть до собственной жизни, ради родной земли были заложены в основу идеологии и культуры. Окопы под Москвой, в том числе и у Варшавского шоссе, отрыли не фанатики социализма, а патриоты своей страны. И они знали, что и кого защищают.
Мы все в неоплатном долгу перед ними. Вот про это забывать не надо.

Иван Ким
Фото автора










Читать на сайте Малоярославец — информационный портал

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.