Не отделяя дедов от прадедов

В 2014 году исполняется 100 лет с трагической даты – вступления Российской империи в Первую Мировую войну, которую современники именовали Великой Войной или Второй Отечественной (первая Отечественная – это война 1812 года). Этот исполинский по своим масштабам военный конфликт привел к потере миллионов жизней, изменил геополитический расклад сил в мире и явился катализатором гибели четырех империй – Германской, Австро-Венгерской, Российской и Османской, с огромными по значению последствиями для каждого из названных государств. Потери России в той войне оцениваются от 775 тыс. до 1 млн. 300 тыс. убитых солдат и офицеров. Миллионы были ранены.

В СССР и современной России историческая преемственность была неоднократно прервана. В нашей стране мы до сих пор наблюдаем иную, очень странную и даже позорную ситуацию, когда чествуются деды в рамках празднования Великой Отечественной, но совершенно позабыты прадеды, хотя героизма и доблести у обоих поколений было не занимать, и в наследии прадедов есть что помнить и хранить потомкам.
Искусственно навязанная пустота в восприятии военных событий 1914-1917 гг. сильно вредит целостному пониманию нашей истории.
О подвиге защитников Бресткой крепости в годы ВОВ слышали или знают многие. Считается, что крепость пала 23 июля 1941 г., по другим свидетельствам отдельные очаги сопротивления продержались до первого августа. А что знает читатель про Осовецкую крепость? Что общего у названных крепостей? Во-первых, это уже достояние истории нашей страны. Не мной подмечено и сказано, что знание истории способствует духовному и умственному развитию общества, обогащают и совершенствуют его мировоззрение. История развивает гибкость ума, пытается уберечь нас от ошибок, которые совершали наши прадеды и которые мы повторяем сегодня. Можно согласиться с римским оратором I века до нашей эры Марком Туллием Цицероном в том, что «история есть учитель жизни».
Мы потихоньку начинаем приходить в себя, вспоминать историю и открывать для себя спрятанные от нас события, подвиги и имена героев… Теперь нам возвращены поручик Владимир Котлинский, «Атака мертвецов», крепость Осовец…

Небольшое вступление

Осовец – бывшая русская крепость на реке Бобр (Бебжа), северо-западнее Белостока (ныне находится на территории Польши). Она прикрывала Белостокский железнодорожный узел и Брест-Литовское операционное направление. В связи с общим отступлением русских войск из Польши крепость была оставлена после того, как были взорваны крепостные сооружения и вывезена вся артиллерия. (С.А. Хмельков. Борьба за Осовец, М., 1939).
После очередного, третьего раздела Польши в 1795 году, у местечка Осовице началось возведение оборонительных укреплений. Район имел важное стратегическое значение, так как именно через Осовице пролегал единственный в этой области путь из Восточной Пруссии и Австрии в восточные районы Российской империи.
Осовец не был первоклассной крепостью. Его укрепления были просто усилены, а устаревшая артиллерия не могла соперничать с немецкой, куда более современной и мощной. Сила крепости заключалась в её расположении: она стояла на высоком берегу реки среди непроходимых болот. Так что окружить её враг не мог. Эта крепость сыграла важную роль в ходе военных действий. В двухтомнике «Истории Первой мировой войны» 1975 года про оборону Осовца упомянуто вскользь, но отмечена стойкость и упорство русских солдат. Желание узнать больше заставили заинтересоваться историей этой крепости. И то, что удалось узнать и легло в основу этой публикации.

Непокорённая крепость

Про знаменитую «Атаку мертвецов» при обороне крепости Осовец в 1915г., в наше время, стало известно благодаря статье трех ученых: А.А. Черкасова, А.А. Рябцева и В.И. Меньковского «Атака мертвецов» (Осовец, 1915 г.): миф или реальность? Былые годы — журнал. 2011. № 4. А ранее, в 1915 г., про этот подвиг, со ссылкой на «Русское слово» рассказала газета «Псковская жизнь» под заголовком «Подвиг Псковича». Уроженец г. Острова подпоручик Владимир Котлинский Русской Императорской армии был посмертно награждён орденом Святого Георгия 4-й степени 26 сентября 1916 г. Есть и свидетельства непосредственного очевидца событий С. А. Хмелькова в работе «Борьба за Осовец», опубликованной Воениздатом в 1939 году. В ней рассказывается про события того времени. В СССР Хмельков занимал должность начальника кафедры сухопутной фортификации и укрепленных районов Военно-инженерной академии и по Осовцу защитил диссертацию на учёное звание профессора. Он писал: «13 и 8-я роты, потеряв до 50% отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передает очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не выдержали и отступили, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии». А перед этим немецкое командование решило применить отравляющие газы. Газовые батареи начали устраивать в конце июля 1915 г., всего их было 30 в несколько тысяч баллонов. Батареи были хорошо замаскированы, к каждой группе вел ход сообщения. Более 10 дней ждали немцы попутного на крепость ветра для начала третьего штурма.
Наступило 24 июля (6 августа). В 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их за 5-10 минут. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Противогазов у защитников крепости не было. Смесь хлора и брома – ужасная вещь. Под её воздействием кожа человека покрывается страшными химическими ожогами и слезает кусками. Надышавшись, человек испытывает страшные муки, харкает кровью и выплевывает куски собственных внутренностей в прямом смысле этого слова.
В дневнике боевых действий 226-го Землянского пехотного полка о данных событиях имеется следующая информация:
«Около 4 часов утра немцы выпустили целое облако удушливых газов и под прикрытием их, густыми цепями повели энергичное наступление, главным образом на 1, 2 и 4 участки Сосненской позиции. Вследствие почти поголовного отравления всех защитников 1, 2 и 4 участков. Они, несмотря на принятые меры, были заняты противником». (Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2839. Оп. 1. Д. 21. Л. 46 об.)
«Получив донесение об этом (имеется в виду занятие 1-й линии обороны) от командира 3-го батальона капитана Потапова, который сообщил, что немцы, занявшие окопы, продолжают продвигаться к крепости и находятся недалеко уже от резерва. Командир полка тот час же приказал 8-й, 13-й и 14-й ротам выступить с форта на Сосненскую позицию и перейдя в контратаку, выбить немцев из занятых ими наших окопов, причем 13-я рота была направлена вдоль железной дороги на 1-й участок, 8-я рота на 2-й участок, 14-я рота на 3-й и 4-й участки Сосненской позиции. 13-я рота под командованием подпоручика Котлинского, выйдя из крепости и рассыпавшись под сильным артиллерийским огнем, стала продвигаться вдоль железной дороги навстречу наступающим немецким цепям. Приблизившись к противнику шагов на 400, подпоручик Котлинский во главе со своей ротой бросился в атаку. Штыковым ударом сбил немцев с занятой ими позиции, заставив их в беспорядке бежать… Не останавливаясь, 13-я рота продолжала преследовать бегущего противника, штыками выбила его из занятых им окопов 1-го и 2-го участков… Вновь заняли последнюю, вернув обратно захваченные противником наше противоштурмовое орудие и пулеметы. В конце этой лихой атаки подпоручик Котлинский был смертельно ранен, и передал командование 13-й ротой подпоручику 2-й Осовецкой саперной роты Стрежеминскому, который завершил и окончил столь славно начатое подпоручиком Котлинским дело» (РГВИА. Ф. 2839. Оп. 1. Д. 21. Л. 47-47об).
Сведения, представленные исследователем М.Ю. Наконечным в Администрацию Псковской области:
«Когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов». Она навсегда вошла в историю обоих фронтов Первой мировой войны как подвиг, совершенный в нечеловеческих условиях химического отравления.

О людях

Это особая тема. Снаряды крушили сталь и бетон, позиции были адом, высшее командование уже не верило, что Осовец выстоит, но дух русского солдата не был сломлен. Гарнизон скоро привык к реву и взрывам снарядов; измученные боями и оборонительными работами солдаты балагурили, глядя на ходящие ходуном стены казематов: «Пущай стреляет, по крайней мере выспимся», и держались месяц за месяцем. В крепости были опытные офицеры и инженеры, во главе с решительным комендантом, патриотом России. А вот летописцев у Осовца не было. Героем тут был каждый.
…Кем был солдат, пулеметом прижавший к земле ворвавшуюся на позиции немецкую пехоту? Под артогнем погибла вся его рота, а он чудом выжил и, оглушенный взрывами, чуть живой, косил врага, пока его не забросали гранатами. Он спас позицию, и, возможно, всю крепость. Его имя мы не узнаем никогда.
…На защитников ползет зеленое облако смерти; люди хрипят, задыхаются, обматывают лица гимнастерками, выкашливают кровь и куски легких — как поднять их с земли, заставить драться? Кем был тот поручик ополченческого батальона, что через кашель прохрипел «За мной!», встал из окопа и пошел навстречу врагу? Его тут же убили, но ополченцы поднялись и дрались, пока им на помощь не подоспели стрелки.
…А артиллеристы броневой батареи на Скобелевой горе, по которым германец выпустил 2000 тяжелых снарядов? Они оглохли от непрерывного грохота, из ушей текла кровь. И этот ад длился полгода.
…Архивы не сохранили и имена расчетов, прямыми попаданиями разбивших «Большие Берты». Совершив подвиг, они остались безвестными.
Отражение газового штурма 6 августа 1915 года является блестящей страницей в истории русской армии. Ничего подобного в мировой военной практике не было. Позже сами немцы назвали эту контратаку «атакой мертвецов». Как же могло получиться, что полуживые воины с тремя пулеметами обратили в бегство три полка «самой лучшей в мире» германской пехоты? Отговорок было много: «Наша пехота слишком рано пошла вперед и понесла потери от своих же газов»; «Солдаты, напуганные непроходимостью болот, больше топтались на месте, чем шли вперед» и т. д… Может быть, доля правды в этом и есть. Но действительная причина поражения умелого германского вояки заключалась в иной «непроходимости»: в огромной выносливости русского солдата, его уникальной стойкости и храбрости.
С конца XIX века германский генеральный штаб превратил войну в точную науку. Операции просчитывались до мельчайших деталей, до секунды; ловушки, в которые попадала русская армия, были многократно отрепетированы на учениях. В деле убивания людей немцы были «впереди планеты всей». Первыми создали фантастические пушки, первыми применили газ для массового убийства; им не приходилось экономить снаряды; их грамотные солдаты умели читать карту, казались инициативней и толковее русских крестьян, но …Они не могли, не могут и не смогут умирать за Родину, «за други своя». Не смогут ложиться на амбразуру дзота, вызывать огонь на себя. А наш солдат сможет! Даже сейчас, когда его усиленно инфицируют деньгоманией и пофигизмом. Потому что это — хромосомный набор, и у нас он иной, нежели у них. Русские не сдаются.

Эпилог

Подпоручик В. Котлинский был погребен около 3-го крепостного Осовецкого госпиталя, но впоследствии его труп был взят матерью и перевезен в город Псков. Михаил Наконечный, аспирант Санкт-Петербургского Института истории Российской академии наук города Пскова:
-По моему глубокому убеждению, подвиг Владимира Котлинского нуждается в увековечении именно в Пскове. Это будет и логично, и справедливо. Здесь он жил и учился, здесь жила его семья, здесь он погребен. Несколько месяцев назад, после первой публикации в «Псковской губернии», я направил предложение увековечить имя В. К. Котлинского в связи с грядущей трагической датой начала Первой мировой войны в августе 2014 года на имя губернатора Псковской области Андрея Турчака. И вот буквально только что стало известно, что проект памятника «солдату Первой мировой вообще» административно спущен в Псков сверху, без всякого обсуждения с учёными и широким кругом граждан. Спасение от забвения и установка памятника подпоручику Владимиру Карповичу Котлинскому в Пскове – это не только гражданский, но и нравственный долг жителей нашего города, пускай и 100 лет спустя.
Согласитесь событие достойное уважения…
P.S. Приоткрыта ещё одна страничка подвига наших славных предков. Безусловно, эта история будет изучаться и проверяться. Вполне возможно найдутся в архивах документы или мемуары противоположной стороны. Вполне возможно, что будут и другие версии, но главное останется – верность данной присяге и несокрушимость духа. Эта стержневая линия и объединяет солдат и офицеров 1915 и 1941 годов. Именно эту черту подметил писатель Валентин Пикуль в произведении «Нечистая сила»:

Под белым флагом парламентера в крепость Осовец явился германский офицер и сказал генералу Свечникову: «Мы даем вам полмиллиона имперских марок за сдачу фортов. Поверьте, это не взятка и не подкуп, это простой подсчет: при штурме Осовца мы истратим снарядов на полмиллиона марок. Нам выгоднее истратить стоимость снарядов, но зато сохранить сами снаряды. Не сдадите крепость, обещаю вам: через сорок восемь часов Осовец как таковой перестанет существовать!» Свечников вежливо ответил: «Предлагаю вам остаться со мною. Если через сорок восемь часов Осовец будет стоять, я вас повешу. Если Осовец будет сдан, пожалуйста, будьте так добры, повесьте меня. А денег не возьмем!»

Иван Ким

Читать на сайте Малоярославец — информационный портал

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.