О чем спорят освобожденные 70 лет назад

Я поставил статью Тремпольцева — ответ на статью Исаченко, оказывается забыл поставить статью Исаченко. Исправляюсь.

Итак, 70 лет на свободе… От немецко-фашистских оккупантов. Это дата! Это солидный срок, за который освобождённым и их потомкам, родившимся уже без оков, пора бы разобраться, что происходило на малоярославецкой земле той особо холодной и снежной зимой с 41 на 42 год. Но не тут-то было. Все 70 лет были потрачены на бурное переплетение фантазий и гипотез, домыслов и слухов, размышлений и сочинений, правды и полуправды… Написаны десятки, а может быть сотни (кто их считал!) газетных статей, ещё больше школьных и студенческих сочинений и рефератов, тонкие и толстые книги, получены грамоты и учёные степени… В том числе, с учётом открывшихся архивов и наступившей свободы печати. Казалось бы, что уж тут можно добавить? Ан, не тут-то было! И вот в «честь 70-летия битвы под Москвой» уважаемая областная газета «Весть» публикует серию статей «На стыке годов», рассказывающих об освобождении калужской земли от оккупантов. В номере за 12 января с.г. речь идёт о Малоярославецком районе. «Вести» статьёй «Чтобы не было войн…» вторит наш районный «Маяк» (13.01.12 г.). Попробуем сравнить и высказать некоторые суждения.

Мне неоднократно и работники музеев, и на информационном портале «Шанса» высказывали претензии в связи с публикацией материалов по истории города, мол, историко-архивного института не заканчивал, в музеях не работал, архивной пылью не дышал. Не буду спорить и приводить детали автобиографии, чтобы меня не обвинили очередной раз в самопиаре. Для того, чтобы получать те или иные знания и оценивать их достоверность, в ряде случаев можно обойтись и без архивов.

Корреспондент «Вести» Татьяна Романова излагает те далёкие события так: «Основная тяжесть выполнения этой задачи (освобождения города – прим. А.И.) выпала на долю войск 43-й армии генерал-майора К.Д.Голубева. В самом Малоярославце дислоцировались 34-я пехотная и 19-я танковая дивизии вермахта*. Немцы окружили Малоярославец противотанковыми рвами, минными полями, проволочными заграждениями в три кола. Большинство кирпичных домов гитлеровцы превратили в огневые точки… Генерал-майор Голубев разработал план малоярославецкой операции. Создавались две ударные группы. Первой (93-я сд и части 5 вдк) приказывалось наступать на Балабаново – Воробьи и обеспечить обход Малоярославца с севера с выходом на Кудиново. Вторая (53-я и 17-я сд) должна была наступать от Тарутина через Угодский Завод на Малоярославец.

В ночь на 1 января 1942 г. советские части, невзирая на 30-градусный мороз, залегли на подступах к городу в снег и изготовились к атаке. Ранним утром 53-я сд нанесла удар вдоль Варшавского шоссе, но сходу взять город не смогла. Тогда для отвлечения внимания немцев Голубев предложил разыграть демонстрацию наступления в районе автострады, в то время как основные силы будут блокировать город с востока, юго-запада и северо-запада. Так всё и произошло.

1 января начался штурм Малоярославца. Три батальона 475-го сп ворвались в город. Миномётчики открыли огонь по его центру. 12-й сп ворвался в Малоярославец с севера, прошёл вдоль его западной окраины и вышел на участок Варшавского шоссе, ведущего в Медынь. 415-й сп, атаковав город вдоль его восточной окраины, захватил железнодорожную станцию и вокзал.

Бои велись в сложных условиях. Советские артиллеристы выкатывали пушки на прямую наводку и били по танкам и скоплениям пехоты врага с близкого расстояния. Гитлеровцы цеплялись за каждую улицу, за каждый дом. Бои повсеместно переходили в рукопашные схватки… К 12.00 2 января гитлеровцы прекратили сопротивление. Путь отступления на запад был им также закрыт. В боях за Малоярославец войска 43-й армии уничтожили около четырёх тысяч немецких солдат и офицеров и взяли большие трофеи: 35 танков, 12 танкеток, 13 бронемашин, 60 автомашин, 160 орудий, 65 миномётов, большие склады боеприпасов… К государственным наградам были представлены 470 бойцов и командиров…

К февралю 1942 г. на Малоярославецкой земле не осталось ни одного … оккупанта. В боях здесь сложили головы более 13000 советских воинов, прах которых покоится в 24 братских и индивидуальных могилах».

Те же события Анатолий Тремпольцев описал в «Маяке» следующим образом: «А тогда, 31 декабря 1941 г., части 53 сд подошли к Малоярославцу и заняли исходные позиции для атаки на берегу Протвы. В ночь под Новый год разведчики 17-й сд обошли город с юга у дер. Маклино и оказались в тылу немцев. Бойцы 5-го вдк с боем вышли на Варшавское шоссе западнее дер. Шумятино. Ранним утром 1 января подразделение 12-го сп перерезало дорогу Боровск – Малоярославец, форсировало реку Лужа и ворвалось на городскую окраину. Полностью город освободили 2 января. За два дня боёв … погибло более 1000 бойцов и командиров. Полностью территория района была освобождена 12 января 1942 г… Расстояние в 20 км от Малоярославца до Ильинского подразделения Красной Армии преодолевали почти неделю… В настоящее время на малоярославецкой земле расположено более 30 монументов, обелисков и братских могил. Более 10000 солдат и офицеров погибло в боях на территории района, но были и другие потери: раненые, пропавшие без вести, пленные – точное их количество неизвестно».

Что мы видим? Начнём с мелочи: один автор пишет «Малоярославецкая земля», другой «малоярославецкая земля». Романова утверждает, что район освободили к началу февраля ценой 13 тыс. жизней, Тремпольцев – 12 января и более 10 тыс. Как вам разброс времени и числа погибших через 70 лет? Говорит ли он о нашем уважении к памяти погибших или больше показывает, что об этой памяти мы говорим в дежурном варианте?

Недавно я прочитал книгу известного военного историка Марка Солонина с символичным названием «Мозгоимение», под которым автор имеет в виду послевоенное и современное промывание мозгов советскому, а ныне российскому народу в связи с Великой Отечественной войной. Утверждаю, что всё написанное выше Романовой и почти всё Тремпольцевым в честь 70-летия освобождения малоярославецкой земли именно и есть мозгоимение.

При подготовке главы о Великой Отечественной войне для новой книги по истории Малоярославца я познакомился с 51 литературным источником, в т.ч. ранее секретными и длительное время скрываемыми в архивах, поэтому имею некоторые основания поправить юбилейный литературный труд Романовой. На момент начала боя за освобождение Малоярославца в нем дислоцировались части и подразделения 15, 34, 98 пехотных и 19 танковой дивизии Вермахта. Немецкие укрепления вокруг города, о которых с придыханием пишет калужская журналистка, не более чем миф. Противотанковыми рвами город никто не окружал, в этом не было никакой необходимости, ибо враг явно побеждал, а когда началось наше наступление, рыть противотанковые рвы было уже поздно, т.к. при двухмесячных стабильных морозах в 20-35 градусов глубина промерзания почвы составляет 1,5-1,7 метра. А современной инженерной техники тогда не было, всё лопатой да киркой. Но даже если рвы были (3-4 м в ширину и 1,5-2 м в глубину по минимуму), покажите мне их остатки, хоть где-нибудь с севера, востока и юга, а вот я могу показать остатки траншеи (около 1 м в ширину и 1,5 м в глубину). Да ещё можно поинтересоваться у наших похоронщиков, каково им зимой после крепких морозов землицу вручную копать, а ведь площадь могилки, да и всех могилок за зиму – это вам лишь маленькое чуть-чуть противотанкового рва. Минные поля действительно были, но об их эффективности нет ни одного воспоминания участников тех боёв, и ещё не известно, кто их поставил. Вполне возможно, что наши, готовя город к обороне. Уже после освобождения весной 42 г. бойцы вновь сформированного истребительного батальона сняли на Ивановском лугу большое количество мин. Проволочные заграждения в три кола (военные обычно говорят в три линии) – это вообще смешно. Доводилось читать про 10-15 линий. А теперь всё это сравните с инженерным оборудованием 37 малоярославецкого укрепрайона, который наши строили при нормальных погодных условиях более двух месяцев, используя труд многих тысяч мирных жителей, а немцы прорвали за 2-3 дня, и вы увидите, что немецкие укрепления составляли 5, ну пусть 10 % от наших укреплений. И при этом почти во всех наших книгах пишется, что наш укрепрайон был не достроен, слабо подготовлен к обороне.

«Большинство кирпичных домов гитлеровцы превратили в огневые точки», — ещё одно чудо. Сколько в Малом было неразрушенных бомбардировками и пожарами кирпичных домов на тот момент? 20, нет смелее -30? И что значит их большинство: 11 или 16?

«Генерал-майор Голубев разработал план малоярославецкой операции». Вообще командующий армией планы операций не разрабатывает, а утверждает или как минимум подписывает вместе с членом военного совета и начальником штаба, а утверждает командующий фронтом. Планы операций разрабатывает штаб, а конкретнее оперативный отдел штаба. Переройте Военную энциклопедию или Военно-энциклопедический словарь и там вы не найдёте ничего о «малоярославецкой операции». После этого неудивительна открытая калужанкой Романовой «америка», что Малоярославец был освобождён всего одной, а именно 53-й стрелковой дивизией в составе трёх полков 12, 415 и 475. Для сведения: 415 полка в составе этой дивизии не было никогда, зато были 12, 223, 110, 475 стрелковые полки, 36 артиллерийский, 64 гаубичный артиллерийский полки, 116 отдельный истребительно-противотанковый дивизион, 46 миномётный дивизион, 103 отдельный сапёрный батальон, 651 (120) отдельный батальон связи, 244 (45) медико-санитарный батальон, 94 отдельная рота химзащиты. И по мелочам – 658 (193) ветеринарный лазарет, 26(155) полевая хлебопекарня, 212 полевая касса госбанка, 97 почтовая станция, 85 автотранспортная рота, 27 разведрота.

По немецким танкам нашим артиллеристам также особо бить не пришлось, т.к. многие из них находились на железнодорожных платформах, а большинство других танков не завелись от мороза, поэтому их боевое использование было весьма ограниченным.

С немецкими людскими потерями ещё одно так и не прояснённое за 70 лет белое пятно. Романова утверждает, что погибших было 4 тысячи, я же нашёл в разных источниках, что наши насчитали 500, 700 и около 1000. Скорее всего 4 тыс. – это общая цифра потерь, включающая убитых, раненных, пленных, пропавших без вести и пр. При этом читатель должен понимать, что упоминание о потерях врага без своих потерь или своих без потерь врага – это просто классическое мозгоимение. Именно так и поступили оба наших военных толкователя.

Самое важное – изюминку боя за освобождение Малого – не заметила ни Романова, ни Тремпольцев, и заключается она в том, что наши командиры подучились воевать, и пьянствующий по случаю Нового года враг был захвачен врасплох. Почитайте хотя бы мемуары командующего артиллерией 53 сд полковника Г.Д.Пласкова, к концу войны генерал-лейтенанта.

Вот ещё одно чудо, уже от Тремпольцева: «Подразделение 12 сп … ФОРСИРОВАЛО реку Лужа…» Читаешь такое, и представляется Днепр или Волга, на самый худой конец Ока. Открываем Военно-энциклопедический словарь и читаем: «Форсирование – ПРЕОДОЛЕНИЕ войсками с боем естественного препятствования, чаще всего водной преграды». Водная ПРЕГРАДА заключается в ширине реки и глубине, скорости течения, наличии или отсутствии бродов для людей и техники, высоких, обрывистых или пологих берегах, илистости дна и заболоченности берегов, наличии на них эскарпов и контрэскарпов, зимой толщине льда и пр. По берегу Лужи никаких укреплений врага не было, поэтому преодолевать реку с боем не пришлось. Читатель, что из вышеперечисленных препятствий могло остановить наши наступающие внезапно ночью войска? Да ничего, ибо лёд был такой толщины, что по нему можно было без особого труда даже грузовики и танкетки переправлять. Как тут не вспомнить «дорогу жизни», спасшую жизни многим десяткам тысяч ленинградцев. Там лёд считался не препятствием, а спасительным условием.

А как вам утверждение, что «на малоярославецкой земле расположено больше 30 монументов, обелисков и братских могил»? А разве индивидуальных могил погибших у нас нет? Про Григория Соколова забудем? Такое перечисление является стилистической бессмыслицей, ибо и монументы, и обелиски могут устанавливаться на братских и индивидуальных могилах, и вне их.

А.Исаченко

Р.S. Думаю, будет уместным написать целый цикл статей по военной истории Малоярославца, объединённых термином «мозгоимение».

* Если мы пишем с большой буквы «Красная Армия», «Красная армия», «Советская армия», то и название армии Германии должно писаться с большой буквы – Вермахт. Вряд ли нацизм должен диктовать правила грамматики русского языка.

** Статьи в газетах «Маяк» и «Малоярославецкий край» в силу их содержания не в счёт.

Сокращения:

сд – стрелковая дивизия
тд – танковая дивизия
вдк – воздушно десантный корпус
сп — стрелковый полк

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.