Когда же был Жуков в Малоярославце?

Ответ на статью А.Исаченко «Историческая встреча»

С интересом прочитал статью A.M. Исаченко «Историческая встреча» в газете «Шанс» от 28 июня. В ней автор обобщает различные краеведческие мифы вокруг Г.К. Жукова и его встречи с СМ. Буденным. Там же он обвиняет меня в фантазиях, проще говоря, во лжи. Скажу сразу — не склонен к фантазиям на исторические темы. И спорную дату с потолка не брал. Попробую ответить уважаемому Александру Михайловичу и объяснить использованные источники.

Но сначала стоит остановиться на нескольких других моментах из статьи «Историческая встреча». В начале своей публикации, после вступления, A.M. Исаченко перечисляет все визиты Г.К. Жукова в наш город. И тут он не называет еще, по крайней мере, два случая. Жуков в 1918 году пытался из Малоярославца уйти добровольцем в Красную Армию, но был признан негодным из-за перенесенного тифа. В армию будущий маршал Победы уходил в Москве. Вновь малоярославецким военкоматом Георгий Константинович призывался после отпуска по ранению полученного в Гражданскую войну. И кстати из той первой поездки по войскам в начале октября 1941 года Г.К. Жуков возвращался через наш город. Стоит также упомянуть о пребывании Жукова летом 1942 года в окрестностях Малоярославца, где он проверял за¬кончивший формирование 6-й танковый корпус. Об этом я писал в статье «Формирование 6-го танкового корпуса» («Малоярославецкий край» 6.05. 2011 года).

A.M. Исаченко пытается «пристальнее присмотреться на связь Жукова и Малоярославца», намекая вероятно, что эта связь незначительна. Но уже факт призыва Георгия Константиновича в русскую армию довольно весомое событие. Вот что писал об этом известный писатель и историк В.В. Карпов: «Георгий надел военную форму по призыву 7 августа 1915 года, в городе Малоярославце Калужской губернии. И тем сделал первый шаг к маршальскому жезлу, который, как известно, находится в вещевом мешке каждого солдата». (1) Кроме того, биография Г.К. Жукова, написанная Владимиром Дайнесом, начинается с упоминания нашего города. Там проводятся парал¬лели событий двух Отечественных войн.

Теперь перейду к оценке встречи Г.К. Жукова с СМ. Буденным. Я всегда считал большим преувеличением называть ее исторической, и здесь полностью согласен с Александром Михайловичем. Никаких судьбоносных решений там принято не было. Тем не менее, это была важная встреча — будущий командующий Западным фронтом пытался разобраться в очень сложной боевой обстановке, сложившейся под Москвой в октябре 1941 года. Но не стоит относиться к ней на уровне «Здравствуйте — До свидания». Ведь в любом случае СМ. Буденный лучше знал некоторые аспекты ситуации, чем прибывший накануне вечером из Ленинграда Жуков. И наконец, именно эта встреча помогла обрести Резервному фронту своего командующего, каким бы он ни был.
Настало время обратиться к главному вопросу. A.M. Исаченко обвинил меня в фантазии относительно даты посещения Г.К. Жуковым Малоярославца. Я не пользовался трудами каких-нибудь писак-историков вроде Суворова. Назову свой главный источник, он, кстати, упомянут в той самой прошлогодней заметочке (Малоярославецкий край« от 3 ноября 2011 года). Это воспоминания бессменного начальника охраны Жукова Н.Х. Бедова, который сопровождал его в той поездке. (2) Я знал о различии в один день при датировке событий между мемуарами Г.К. Жукова и Н.Х. Бедова, но решил пове¬рить последнему. Ведь все происходившее 6-го и 7-го октября 1941 года он описывает буквально по часам.

Можно не сомневаться как в преданности Н.Х. Бедова Жукову, так и в его информированности. И Бедову нет смысла заниматься искажением событий. Следует упомянуть авторитетное мнение В.И. Звонова, члена — корреспондента Академии проблем дипломатических наук и международных отношений, хорошо знавшего Николая Харлампиевича, и отмечавшего его великолепную память. (3)

Пора непосредственно перейти к воспоминаниям Н.Х. Бедова. Здесь я дам большую цитату в кавычках из указанной в примечаниях книги. „5 октября 1941 года Верховный Главнокомандующий приказал Жукову срочно прибыть в Москву. На следующий день (выделено мною — А.С.) с комендантского аэродрома Ленинграда на транспортном самолете Ли-2 под прикрытием истребителей Жуков с охраной вылетел в Москву. В Кремль он прибыл прямо с аэродрома около пяти часов вечера. У Верховного находился около часа. Из Кремля он поехал в Генеральный штаб на улицу Кирова. Дорогой в машине приказал:
— Вызвать из гаража две машины, бьюик и вездеход. Поедем в войска. Приготовьтесь!

У начальника Генерального штаба маршала Шапошникова Жуков пробыл два часа. За это время он ознакомился с обстановкой.

Затем, не заезжая к себе на квартиру, он выехал в штаб Западного фронта“.

Таким образом, Бедов пишет, что они прибыли в Москву 6 октября. И далее буквально по часам излагает встречи Жукова. На следующей странице он отмечает: „Утром 7 октября с большими трудностями удалось найти штаб Резервного фронта, который несколько часов назад переехал в деревню Пяткино“. Далее описываются встречи с Мехлисом и Буденным.

А теперь необходимо обратиться к первому документу, опубликованному A.M. Исаченко в статье „Историческая встреча“. Это письменное распоряжение начальника Генштаба Шапошникова о назначении Жукова представителем Ставки. Стоит обратить внимание на его дату — 6 октября 1941 года и время подписания — 19 ч. 30 мин. Если Г.К. Жуков прибыл в Москву 7 октября, то почему документ с полномочиями датирован днем раннее. Ведь ему предстоял перелет через линию фронта. Даже в сопровождении истребителей это была очень опасная поездка. Его могли сбить и кого тогда назначать представителем Ставки? Заметим, что месяц назад на пути в Ленинград самолет Жукова атаковали немецкие истребители, и часть самолетов сопровождения приняла бой. Поэтому официально назначение командующим Ленинградским фронтом было оформлено только после его звонка Сталину из Смольного.

Поэтому здесь могла быть та же ситуация. И стоит верить датировке Н.Х. Бедова. Согласно приведенному отрывку Жуков был у Шапошникова приблизительно в промежуток с 18.00 до 20.00 ч. А упомянутый документ подписан как раз в 19:30.

Как отмечает историк Валерий Краснов в своей книге „Неизвестный Жуков“ Георгию Константиновичу Сталин приказал срочно прибыть в Москву 5-го октября. (4) Но он смог появиться у Сталина лишь на следующий день (т.е. 6-го) около пяти часов вечера. Правда Краснов в скобках пишет, что по другим сведениям это было 7 октября. Но на первое-то место он поставил 6-е. Справедливости ради замечу, что этот историк прибытие Г.К. Жукова в штаб Резервного фронта отнес к 8 октября. Но если верна дата при¬бытия в Москву 6-го октября, то меняется вся хронология событий.

Рассмотрим еще один документ, приведенный в статье „Историческая встреча“. Это Директива Ставки ВГК от 8-го октября о назначении Жукова командующим Резервным фронтом. Время на ней отмечено 3.00. Если бы Г.К. Жуков был утром 8 октября в штабе Резервного фронта, то наверняка бы о ней знал. Судя по всему он был там около 7-8 часов утра, ведь уже рассвело. И надежная связь с Москвой, несмотря на недавнее размещение штаба в этом месте, судя по словам самого Жукова, сказанным Буденному — позвони оттуда Сталину — была. Полагаю, что такие директивы передавались незамедлительно.

В большинстве источников, в том числе и „Воспоминаниях и размышлениях“, указывается, что Сталин позвонил Жукову в Ленинград 5-го октября. В своих мемуарах Г.К. Жуков пишет, что смог вылететь в Москву только 7-го октября из-за обстановки на Ленинградском фронте. Но в беседе с писателем К.Симоновым он сказал: „Во второй половине дня 6 октября мне в Ленинград позвонил Сталин.

Поинтересовался, как идут дела на фронте, как обстановка, и после этого сказал, что мне нужно немедленно вернуться в Москву для выполнения особого задания. Я ответил, что завтра же вылетаю. 7 октября, сдав дела по командованию Ленинградским фронтом начальнику штаба генералу Хозину, я вылетел в Москву“. В том же сборнике, где была опубликована беседа с Симоновым, напечатано письмо Г.К. Жукова историку В.Соколову. Там маршал приводит совсем другие даты: „Сталин позвонил мне в Ленинград 8 октября и приказал немедля прибыть в Москву в связи со сложившейся обстановкой.… 9-го утром я был в штабе Буденного“. (5) Получается, что сам Г.К. Жуков называл разные даты.

Таким образом, дерзну предположить, что Г.К. Жуков немного ошибся в своих мемуарах. Возможно, что я ошибаюсь. Всегда готов выслушать конструктивную критику, замечания и предложения. Как известно, в спорах рождается истина. А это главное.

Алексей Старцев

Используемая литература:

1. Карпов В.В. Маршал Жуков. Его соратники и противники в дни войны и мира: документальная трилогия. — М.: ИТРК, 2002. С. 14.
2. Бедов Н.Х. Рядом с маршалом // Маршал Жуков: полководец и человек. Сборник. В 2-х томах. Т. 1. — М.: Изд-во АНП, 1988. С. 150 — 153.
3. Пилихин А.А. Маршал Жуков. Фрагменты прошлого. — Калуга: Золотая аллея, 2001. С. 66.
4. Краснов В.Г. Неизвестный Жуков. Лавры и тернии полководца. Документы. Мнения. Размышления. — М.: ОЛМА-ПРЕСС,2002 С.232-235.
5. Маршал Жуков. Каким мы его помним. — М.: Политиздат, 1988. С. ПО-111, С. 222

Новости Малоярославца

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.