Исторические параллели! Совпадение или закономерность?

Продолжение

После взятия Москвы

Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва
К нему с повинной головою.


А.С. Пушкин

По военным обычаям тех времён Наполеон перед въездом в город (утром 15 сентября) остановился у тогдашней городской границы Москвы – на Дорогомиловской заставе* перед камер-коллежским валом** в ожидании депутации «отцов города» с ключами. Так встречали его после военных побед в Берлине, Вене, Милане и других поверженных городах Западной Европы, подавая золотые или серебряные ключи на атласных бархатных подушках. Но никто не шёл, и Наполеон объявил Москву военным трофеем. По понятиям того времени это означало, что город отдаётся на разграбление армии. Было определено «расписание» опустошения, сначала французы и приближённые к ним, а в конце значились инонациональные*** войска – немцы, поляки, итальянцы и другие…

Вернёмся к исторической параллели с разницей в 129 лет. Как у Наполеона, так и на стороне Гитлера действовали воинские соединения, сформированные из итальянцев, финнов, венгров, румын и других национальностей, в том числе и сформированные на оккупированных территориях (эстонцы, латыши, украинцы…) из людей недовольных советской властью. Большие надежды возлагали фашисты на создание РОА (русская освободительная армия) и использование её в будущих военных действиях на Восточном фронте.
Наполеон придавал огромное значение взятию Москвы. Ещё накануне вторжения в Россию он говорил: «Если я возьму Киев, я возьму Россию за ноги, если я овладею Петербургом, я возьму её за голову, но, заняв Москву, я поражу её в сердце».
Главной политической целью Наполеона с занятием Москвы стала задача продиктовать Александру I выгодный Франции мир. Но письма Наполеона остаются без ответа.
Психологически всё было рассчитано точно – оставление города без боя вызвало бурю негодования в Петербуржских аристократических кругах. Александр I, ещё неделю назад осыпавший Кутузова милостями круто изменил своё отношение к главнокомандующему. В письмах к нему царь писал: «На Вашей ответственности станет, если неприятель в состоянии будет отрядить значительный корпус на Петербург», а «Вы ещё обязаны ответом оскорблённому отечеству в потере Москвы».
Надо отметить, что царь пытался устроить в Комитете министров судилище над Кутузовым «за отдачу столицы без боя». Однако Комитет министров в своём решении 22 сентября не поддержал самодержца, оставив Кутузова главнокомандующим.
Итак, наполеоновская армия стала заполнять город. Одновременно с грабежами и мародёрством начались пожары. А в ночь с 15 на 16 сентября поднялся сильный ветер, и огонь перекинулся из Замоскворечья в центральную часть города – сгорел Московский университет с его бесценной библиотекой, сгорел Арбат. Огонь подступил к Кремлю, и Наполеон был вынужден временно его покинуть. Пожар бушевал почти целую неделю. И только с 19 сентября после сильного дождя стал затухать. Выгорело две трети города, практически все её деревянные строения. Из, более, чем девяти тысяч домов осталось около 2,5 тысяч, преимущественно каменных.
Грабежи и мародёрство Наполеона не смущало. Тревожило его другое – запасы продовольствия и фуража сгорели во время пожара.
Вот, что записал Е. Лабом, один из наиболее проницательных мемуаристов компании 12-го года: «Этот город был снабжён продовольствием на восемь месяцев, и французская армия, занимая его, предполагала дождаться в нём весны и тогда двинуться в поход (на Петербург) с резервными войсками, которые раскинулись лагерем в Смоленске и на Немане.**** Пожар же в Москве принудил нас к быстрому отступлению в разгар самого сурового времени года».
Обострились и национальные противоречия «великой армии». Немцы враждовали с поляками, итальянцы — с хорватами, фламандцы с — валлонами и так далее…
После отказа начать переговоры о мире, Наполеону стало ясно: Москва — это ловушка, куда его заманил Кутузов. Противники поменялись ролями. Отныне Кутузов становился «охотником», а Наполеон – «зайцем».

Партизанская война и народное ополчение
Чем дальше продвигалась армия Наполеона в глубь России, тем организованней становилось сопротивление населения. Повсеместно разгоралась партизанская война.
Документы эпохи.
Издатель журнала «Русский вестник» С.Н. Глинка: «Не только стародавни сыны России, но и народы, отличные языком, нравами, верою и образом жизни, народы кочующие – и те, наравне с природными россиянами готовы были умереть за землю русскую».
Записки о 1812 годе Сергея Глинки, первого ратника Московского ополчения. Спб., 1836. –С.44.
Декабрист И.Д. Янушкин: «Все распоряжения и усилия правительства были бы недостаточны, чтобы изгнать вторгшихся в Россию галлов и с ними двунадесять языцы, если бы народ по-прежнему оставался в оцепенении»
Записки И.Д. Янушкина. – М. 1906. С. 1.
Примеров патриотизма народа было много, остановлюсь на одном. Так, Еремей Четвертаков был рядовым солдатом драгунского кавалерийского полка, входившего в августе 1812 года в арьергард (обеспечение безопасности тыла) русской армии под командованием генерала Коновницына. В одной из стычек 31 августа с авангардом французов у села Царёво-Займище эскадрон попал в сложную переделку. Малочисленный русский эскадрон с боем вырвался из окружения, но в самый последний момент, под Четвертаковым была убита лошадь и падая, придавила всадника. Еремея взяли в плен и отправили в лагерь военнопленных под Гжатском (сейчас Гагарин). Оттуда он сбежал. Попытался пробиться к своим, но не получилось, всюду маячили конные и пешие патрули противника. Лесными тропами вышел солдат к деревне Задково. Четвертаков на свой страх и риск стал создавать партизанский отряд из жителей этой деревни. Крепостные крестьяне откликнулись на призыв, но Еремей понимал – для борьбы с сильным и хорошо обученным противником одного порыва мало. Отряд начинался с того, что он обучил своих подопечных кавалерийской верховой езде и простейшим командам. Выковали несколько самодельных казацких пик. Огнестрельное оружие добыли у противника. И снова учёба обращения и стрельбы с огнестрельного оружия. Были и реальные боевые столкновения с захватчиками. Слухи об успехах партизан распространились по всей округе. Отряд рос и к октябрю достигал численности в 4 тысячи человек (целый партизанский полк!). Во время оккупации Смоленской губернии большая часть Гжатского уезда была свободна от захватчиков. Сам Четвертаков оказался чрезвычайно скромным человеком. После отступления французов его приписали к киевскому драгунскому полку, как опытного солдата, произвели в унтер-офицеры. Но никто не знал, что он – один из героев-партизан. Только в 1813 году, после того как сами крестьяне-партизаны обратились к властям с просьбой отметить заслуги «Четвертака» (партизанское прозвище), как «спасителя Гжатского уезда», вновь ставший главнокомандующим после смерти М.И. Кутузова М.Б. Барклай-де-Толли наградил «киевского драгунского полка унтер-офицера Е.В. Четвертакова за подвиги его, оказанные в 1812 году против неприятеля, знаком отличия Военного Ордена» (Георгиевским крестом, высшей наградой солдат русской армии).
А ещё, активно действовали, так называемые войсковые (летучие) партизанские отряды созданные из регулярных и иррегулярных (казаки, татары, башкиры, калмыки) войск.*****
Ещё одной формой отпора агрессии стали народные ополчения, состоящие из людей разных сословий. К началу сентября сформировалось и 15-тысячное Калужское ополчение.
Возвратимся к 1941 году. Знать плохо изучили печальную историю краха претендента на мировое господство — Наполеона, немецко-фашистские стратеги. Не учли они серьёзного фактора — патриотизм простого советского народа. На оккупированных территориях, как и в 1812 году, враги столкнулись с отпором, тех, кто не смирился, что на его земле хозяйствовали иноземцы… Множество солдат вермахта и его сателлитов, приняли смерть от партизанской мины или пули… А, рвущихся к Москве завоевателей, совместно с регулярными войсками сдерживали добровольные народные ополчения. Например, жители северных районов Калужской области (Малоярославецкого, Боровского, Высокиничского, Угодско-Заводского) вступали в московское народное ополчение, составившего летом 1941 года 35 дивизий, которые затем пополнили регулярную армию.

Контрнаступление русской армии и изгнание захватчиков
Воспользовавшись слабой активностью французов, М.И. Кутузов совершил свой знаменитый фланговый марш-маневр к Красной Пахре и Тарутино. В результате почти две недели, с15 по 26 сентября, Наполеон не знал, куда же ушла армия Кутузова. Именно из Тарутина началось затем контрнаступление и изгнание захватчиков из России. Позднее на острове Святой Елены, разбирая исход компании 12-го года, Наполеон признавал: «… хитрая лиса – Кутузофф – меня сильно подвёл своим фланговым маршем».
Пребывание армии в Тарутинском укреплённом лагере использовалось для усиления и пополнения. Крупной реорганизацией стало объединение 1-й и 2-й Западных армий в одну, под командованием самого Кутузова. Общая численность русской армии за короткий период была доведена до 120 тысяч. Кроме того, был создан стратегический резерв из иррегулярных войск – к Тарутино прибыло: 26 донских казачьих полков, 8 украинских, 30 башкирских и других.
Видя, что в Москве он попал в ловушку, Наполеон решил прорваться на Украину, там перезимовать и в 1813 году начать всё сначала. 18 – 19 октября 100-тысячная армия императора покинула Москву. Её сопровождал огромный обоз из 40 тысяч повозок с награбленным добром.
А 17 и 18 октября у реки Чернишня Кутузов нанёс упреждающий удар по 26-тысячному авангарду Мюрата и разгромил его. Получив об этом известие, Наполеон переместился со Старой на Новую Калужскую дорогу для выхода к Малоярославцу, а затем и к Калуге. Войсковые партизаны русской армии зорко следили за передвижениями основных сил французов и своевременно сообщали об этом своему главнокомандующему.
Имея информацию о продвижении французов, Кутузов двинул свою армию наперерез армии Наполеона и у Малоярославца закрыл ему дорогу на юг. Сражение за Малоярославец, которое состоялось 24 и 25 октября, носило кровопролитный характер. Так город восемь раз переходил из рук в руки, всюду были пожары.
Кутузов придавал огромное значение этому сражению, ставя его в один ряд с Бородинской битвой. Вечером 25 октября в реляции царю, он писал: «Сей день есть один из знаменитейших в сию кровопролитную войну, ибо потерянное сражение при Малоярославце повлекло бы за собой пагубнейшие следствия и открыло бы путь неприятелю через хлебороднейшие наши провинции… Завтра, я полагаю, должно быть, генеральное сражение, без которого я ни под каким видом в Калугу его (Наполеона) не пущу».
Но на завтра генеральное сражение за Малоярославец так и не состоялось. Поздно вечером 26 октября в деревне Городня, Наполеон отдаёт приказ – отступать к Можайску и далее по Старой Смоленской дороге, через Гжатск и Вязьму, к Смоленску. Это был крах, крах всей стратегии Наполеона по завоеванию России.
«Помните ли вы, — обращался к французам – участникам сражения при Малоярославце, Ф. Сегюр, — Помните ли вы это злосчастное поле битвы, на котором остановилось завоевание мира, где 20 лет непрерывных побед рассыпались в прах, где началось великое крушение нашего счастья?»
А офицер штаба итальянской гвардии Ц. Ложье записал в свой дневник: «Слева – русская армия, справа многочисленные сотни казаков, всюду вооружённые крестьяне местных деревень».
Первый ощутимый удар, после Малоярославца, Кутузовым был нанесён под Вязьмой 3 ноября. Важнейшим результатом боя было крупное поражение корпуса Даву, одного из боеспособных и чисто французских корпусов «великой армии». А впереди были: битва при Красном и катастрофа у Березины…
Документ эпохи. Проклятья солдат и офицеров по адресу Наполеона после Березены. Из мемуаров офицера «великой армии» Ноэля.
… Вот каковы были результаты этой бессмысленной войны! Вот до чего безумное тщеславие одного человека могло довести солдат, входивших когда-то победителями почти во все города Европы, сумевших защитить Францию от всех её внешних врагов и вовлечённых теперь в эту пагубную для них компанию с целью единственно завоевания. Я проклинал тщеславие! Мне страшно было подумать о тех последствиях, которые могли произойти от случившегося, я вспоминал товарищей, пришедших сюда в Россию, большинство которых не вернётся на родину.
«Французы в России. 1812 год по воспоминаниям современников-иностранцев». — Москва, 1912. –Ч. III. – стр. 317-318.
Празднование 200-летнего юбилея сражения за Малоярославец ещё раз подтверждает пророческие слова героя Отечественной войны 1812 года генерала Я.П. Кульнева: «Герой, служащий Отечеству, никогда не умирает и оживает в потомстве».
Возвращаясь к судьбам Наполеона и Гитлера и краху их иллюзий «покорить Россию» – следует отметить, что это не совпадение, а закономерность. Помните слова Александра Невского: «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет».

А. Тремпольцев

* Сейчас на этом месте Дорогомиловский мост, украшенный барельефами в честь победы в Отечественной войне 1812 года.
** Теперь — Садовое кольцо
*** Инонациональные войска – официальный термин, которыми обозначались нефранцузские формирования «великой армии». Составляли более 50 % вторгшейся в Россию армии Наполеона.
**** Е. Лабом имел в виду IХ резервный корпус маршала Виктора (в Смоленске), корпуса Сен-сиро и Удино (в Полоцке) и бригаду Домбровского, занятую в это время тщетной осадой Бобруйска.
***** В русской армии ХIХ века было принято деление на регулярные (рекрутский набор) и иррегулярные (добровольцы) войска.

1 комментарий

SlavikObninskii
Депутация встречающая Наполеона для исторической точности все же была,немногочисленная состоявшая из обиженных старообрядцев и некоторых купечеств,есть да же такая картина.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.