А ведь всё могло бы быть иначе!

Просматривая Интернет, неожиданно, натолкнулся на материал: «Тяжела и неказиста жизнь простого журналиста». Заканчивался он словами: «А работать в такой среде мы — корреспонденты не хотим. Здесь нет творческого процесса, нет свободного слова, полёта мысли, а самое главное — нет кислорода. И вероятнее всего, когда ты прочтёшь это, наш дорогой читатель, мы уже там работать не будем. Всё равно „за правду“ уберут… Журналисты провинциального городка М.

Словно картинка с городской газеты „Малоярославецкий край“. Вот о чём поведали, журналисты провинциального городка М. Привести полностью не позволяет формат газеты. И в заключение с помощью официальных документов, я попробую доказать, что не ошибся. Итак, читайте.

Романтика

Есть замечательная пословица „Работа — мой дом второй“, но это не про наш коллектив. Работа в газете изрядно измотала, мы стали нервными, отчуждёнными, а главное неудовлетворённые жизнью, так как её у нас не оказалось… Почему? Расскажем! Журналистика — это профессия тех, кто не потерял интерес к жизни и к происходящему. Безумное сочетание граней человеческого существования, переданное всем желающим. Ведь сама профессия — то, чтобы ты постоянно, был в курсе происходящего. Как мы стремилась к этой профессии! Как мечтали! Но, поработав в некой городской газете небольшого городка, всё наше мировоззрение изменилось. Лично я поняла, что журналист — это не писатель. Моя статья была увлекательной и доступной, а у моего коллеги — быстрая как телеграмма-молния, у другого — размеренная, как детективное расследование — это была оперативная информация, поданная нами в понятном виде. Но философские отступления о смысле жизни сразу же были запрещены и перечёркнуты рукой главного редактора. Я и все мы были в недоумении. Лично это для меня являлось самовыражением. Пришлось плюнуть на это и отступить. В последствие мне и моим коллегам пришлось не раз ещё плевать и при чём на себя!

Серые будни

Помещение нашей редакции в какой-то мере сразу же отталкивает. Ну, например, этот длинный и „лысый“ коридор, вдоль стен которого, кружится пыль. А шторы? Некогда белые, теперь они превратились в серую паутину. Уборщица занята абсолютно другими делами. Она и курьер, и посыльный, и разносчик газет, а также правая рука главреда, поэтому ей не до порядка в редакции. Тем более главред порядка — то и не требует. А попробуй сказать уборщице, что не вытерта пыль на столах, на полу можно морковь сеять, а окна до такой степени грязные, что сквозь них улица кажется серой! Всё, считай, что ты труп! Тебе же главный редактор и объявит строгий выговор „За неуважение и плохое отношение к пенсионерке Марье Ивановне, которая у нас в редакции палочка-выручалочка!“. Всю зиму сотрудники редакции работают, надев на себя тёплую одежду, телогрейки и даже перчатки на руки. Невозможно работать при таком холоде, мозги замерзают. Все молчат… Боятся сказать даже одно слово против главного редактора. А вот ещё пример, кабинет „Корреспондентская“. Там находится три рабочих стола для журналистов, без единого компьютера, со старым телефоном, который уже пожелтел от времени, стёрлись кнопки с цифрами. Но самим журналистам находиться в кабинете нельзя! Там может работать только один. Всё очень просто, чтобы они между собой не передружились! „Мне не нравится ваша дружба!“ — твёрдо как-то сказала мне главред и переселила нас всех в этот же день по разным углам. Кто-то пошёл работать к верстальщикам за старый компьютер ещё 90-х годов, кому-то досталось кресло, опять же у верстальщиков, где нужно было сидя на нём и держа на коленях блокнот, писать статьи под щебетание наборщика текстов, верстальщиков и корректоров. Вообще — никаких условий для работы! Для творческого процесса! Ты можешь сегодня писать статью на корточках в коридоре, завтра на диване у компьютерной, а послезавтра ещё в каком-то закутке, но только ни в коем случае не в корреспондентской! Это не нравится главному редактору! Быт! Как много в этом слове! Эти три буквы делают помещение больше чем просто помещение. А когда его нет, то и руки опускаются. Совсем не хочется набирать текст, прихлёбывая кипяток из кружки, при этом озираясь испуганно по сторонам, ведь брошенная фраза руководства: „ Вы не работаете, а только чай пьёте!“, всегда так больно бьёт по самолюбию.

Вы должны и должны, и ещё раз должны

Далее, мы — корреспонденты, столкнулись ещё с одним казусом. Оказывается, что если у нас есть свои собственные ноутбуки, то мы должны их приносить с собой и работать на них. Эта тема коснулась и наших фотоаппаратов. В редакции нет фотографа! Главный редактор решила, что он не нужен! Корреспонденты могут снимать сами. В редакции один фотоаппарат и мыльница главного редактора, с вечно разряженными батарейками. Ребята, берите свои фотики и снимайте сами, такова её установка. Помню как-то, главред подбежала ко мне запыхавшись: „Срочно, беги и сделай снимок!“. Я ответила, что фотоаппарата у меня с собой нет. Она удивлённо и в тоже время с яростью посмотрела на меня: „ Как нет? Он должен находиться у тебя всегда в сумке! Это безобразие!“. Все мои убеждения типа: „Это мой личный и на работу я его не обязана носить, тем более мне ни за снимки, ни за его использование не платят!“ оказались разбитыми в пух и прах и, мне пришлось выслушать какая я безалаберная и безответственная. Есть у нас ещё один казус, казавшийся такой простой задачкой. Это работа в выходные дни. Как это делается? Да очень просто! Если ты работаешь в выходной или праздничный день, то тебе положен либо отгул, либо прибавка к зарплате за внеурочную работу. Наверное, так у всех, но не у нас! Ещё не совсем хорошая вещь, которую должен делать корреспондент — это редактирование чужих материалов. И тебе снова такая работа не оплачивается. Даже „спасибо“ ты не получишь. В обязанность корреспондента ещё входит и подписка читателей на газету. „Вы совсем не работаете с подпиской! Сколько ты подписала человек? А ты, сколько подписал?“ — такой вопль стоит почти на каждой планёрке. Вообще если ты не подпишешь никого, то тебе это обернётся боком. „ Я буду вас лишать премии!“ – громыхочет она, а мы про себя смеёмся. „Напугала!“, у корреспондента оклад 5500 рублей и если ты в месяц сделаешь 2000 строчек, то тебе дадут премию 2000 рублей или 2500. Теперь посчитайте нашу зарплату! А она ещё смеет говорить, что лишит премии и накладывает ряд обязательств, которых не должен в принципе делать журналист. Корреспонденты у нас в редакции почему-то — это самый низший класс. У них нет своих рабочих мест, они должны уходить в отпуск на 2 недели, а не на 28 дней, как другие сотрудники, им меньше всего дают премии. Даже верстальщикам больше. Главный редактор считает, что верстать гораздо труднее, чем ходить на задания, брать интервью и писать статьи. Хотя если не будут писать корреспонденты, то не будет материалов и, нечего будет верстать. Да и вообще, если речь зашла о заработной плате, то она исчисляется личным отношением главного редактора к своим подопечным. Ещё раздражает то, что в редакции есть машина, но пользоваться ей может в основном только главный редактор и бухгалтерия. Корреспондент в исключительных случаях.

Её величество — наш главный редактор

Ей почти семьдесят. У неё есть муж, дом, но нет главного — семьи, то есть детей и внуков, поэтому и живёт она только работой, думая, что все должны также поступать, как и она: „Работа превыше всего! Выше семьи, выше себя!“. Возраст и уклад её жизни многое говорит о её характере. Страшно то, что она не осознаёт свой возраст. И это на себе испытывают все сотрудники. Главный редактор часто забывает о намеченных мероприятиях, путает время и может отправить журналиста на задание в 11.00, а оно, неделю как уже прошло. И нельзя ни в коем случает её упрекнуть в том, что она забыла! Она обвинит всех и тебе ещё достанется. Главред никогда не извиняется, даже если не права. А впрочем, она всегда права! Есть только её мнение и больше ничьё! Если она задумала изжить человека, она пойдёт любыми путями. Поэтому и бегут из редакции работники. Сколько молодых работало и уволилось только из-за неё! Съела и не подавилась! Когда дело касается здоровья, то болеет только она! Пойди на больничный и ты узнаешь какой ты бессовестный и подлый человек. Вы можете спросить, как же она в таком возрасте занимает такую должность? Ответ прост как никогда. Главред выполняет все распоряжения властей нашего города. Фактически каждую статью и каждую полосу она согласует с ними. В газете публикуется лишь то, что хотят видеть власти. Народ это осознаёт и просто плюётся. Подписка падает. А главный редактор сидит на телефоне и обсуждает с главами города, что они будут ставить в свежий номер. Через несколько минут она крикнет водителя и умчится с черновиками в администрацию, чтобы там поправили материал. Таких людей не убирают. Они нужны, чтобы пресса писала то, что им нужно. Такие люди и сами не уходят со своего поста. Их только выносят…

Прочитали? Так вот, я как бывший корреспондент „Малоярославецкого края“ подтверждаю, что всё это правда. К этому стоит добавить, для того чтобы не быть голословным в дальнейшем буду ссылаться на официальные документы. А вам судить, кто прав. Но не в том смысле, что: „Прав тот, у кого больше прав“. Именно этого принципа придерживается и действует главный редактор Г.Е. Малашенко.

Итак, начнём. Начало 2011 года. Корреспонденты газеты обращаются в прокуратуру с заявлением от 3 февраля 2011 года: „Просим провести проверку… Заработная плата, не индексируется. Премиальное положение отсутствует. Не проводится доплата за дополнительный объём работ. Создаются препятствия в создании профгруппы“. Всё же вопреки воле Г. Е. Малашенко корреспонденты организовались в профсоюз. Репрессии не заставили себя ждать. Без объяснения причин из редакции буквально изгоняется внештатный корреспондент Ж. Р. Гусарова. А 22 февраля сокращаются ещё двое: Л. В. Ткач и ваш покорный слуга. Ситуация явно ненормальная. 3 марта 2011 г. на имя А. И. Митряшкина, А. А. Гейзера и копия прокурору Д. П. Разуваеву направляется „Заявление“. Все пункты, а их 10, обосновываются копиями документов и ссылками на соответствующие законы и нормативные акты. Вот выдержка из него: „Вы Глава городской Думы, которая является Учредителем и издателем газеты Малоярославецкий край. Нам корреспондентам (изгоняемых главным редактором) не безразлична судьба МК. Мы встречаемся с населением, работаем для читателей, отражаем их тревожащие и интересующие проблемы. Потеряем доверие читателей, отразится на подписке. И соответственно на рентабельности газеты. Задумайтесь, почему в газете не держится молодёжь? Почему на протяжении многих лет штаты корреспондентов не заполняются? Почему людей, желающих работать и работающих, игнорируют, оскорбляют и увольняют? Почему редактор считает, что надо сокращать последних корреспондентов? В январе не по своей воле уволился грамотный и профессиональный корректор. Причина одна: склоки, преследование строптивых, запугивание остальных. Такой метод руководства – вредит. Выпуск газеты — плод усилий коллективного и напряжённого труда многих специалистов, но в нормальной психологической обстановке. Тогда и отдача будет больше. Наша работа со словом, фразой, предложением – она творческая. А какое же творчество в нервозной обстановке?“.

Вы думаете, что мы были услышаны? Увы, нет. А.И. Митряшкин хранил молчание. Обратились вторично, „Обращение“ официально принято 11.03.2011 г… Вот выдержка из него: „3 марта в Ваш адрес направлено коллективное заявление журналистов УМП Редакция газеты Малоярославецкий край. В нём затронуты вопросы, требующие незамедлительного рассмотрения и принятия кардинального решения Учредителем. Газета уничтожается и тому есть фактические подтверждения. Амбиции главного редактора, противоречат не только требованиям законов, но и здравому смыслу“. Оно заканчивалось так: „Просим Вас, включить на рассмотрение Городской Думы вопрос о методах руководства Г.Е. Малашенко. Газета теряет своё лицо и это видно из её содержания, художественности и актуальности. Тематика выпуска должна приниматься, обсуждаться и отвергаться только коллегиально, тогда она будет живой. Газета не должна зависеть от капризов и настроения только главного редактора“. На Думу этот вопрос не попал. Должен отметить, что ряд депутатов был в курсе происходящего. Но как оказалось, А. Митряшкин принял кардинальное решение и в этом мы с Л. Ткач убедились уже 18 марта. А 17 марта, он пригласил нас с Л. Ткач на беседу. К нашему удивлению Г. Малашенко отсутствовала. Согласитесь, что должны были быть заслушаны обе стороны. Была 4-х часовая беседа, но создалось впечатление, что он нас не слушал или не слышал. А на следующий день – двух ходоков уволили, уже не по сокращению штатов, а за прогулы. Потом было судебное разбирательство. И Решением районного суда от 14 июня 2011 г. УМП „Редакции газеты Малоярославецкий край обязано восстановить меня на работе (аналогично Л. Ткач) и выплатить вынужденный прогул и компенсацию морального вреда, в общей сумме более 50 000 рублей.

Как вы думаете, Г. Малашенко извлекла из этого урок? Представьте себе – нет. Издав приказ о восстановлении, она другим, приказом увольняет, апрелем (вот как!), но уже по сокращению. Своя рука — владыка, вот такая загогулина. Трудовой кодекс не для Малашенко, она умнее. Как и следовало ожидать, уже новым решением районного суда от 19 сентября 2011 г. предписано оплатить вынужденный прогул и моральный вред. Аналогичная ситуация складывалась и с Л. Ткач. В общей сложности УМП Редакция газеты Малоярославецкий край по решению судов выплатила более 200 000 рублей. Я не думаю, что эти деньги из кошелька Малашенко. Скорее всего, они из городского бюджета.

Уважаемые читатели и депутаты Городской Думы, задумайтесь, более 200 000 рублей налогоплательщиков пущены на ветер, по глупости и некомпетентности главного редактора газеты Г. Малашенко. Не велика ли цена самодурства? Или для городского бюджета такие траты не обременительны? Возможно, денег в казне не меряно? Тогда возникает вопрос: А почему город такой неприглядный? А на него нет денежных средств.

P.S. 16 августа на внеочередном заседании городской Думы был рассмотрен вопрос о расторжение трудового договора с главным редактором Малоярославецкого края Г. Е. Малашенко. Подумалось, что здравый смысл возобладал, но не тут то было. Большинство депутатов на Думе мнение изменило. И главному редактору разрешили ещё порулить и добить городскую газету.

И последний пример, на мой взгляд, говорящий о многом. Районной газете Маяк исполнилось — 80 лет. Получаю задание, по этому поводу, подготовить материал. Большинство присутствующих отметило присутствие корреспондента Малоярославецкого края на торжественном мероприятии. А в итоге, о юбилее газета не опубликовала ни строчки. Таким было решение Малашенко. Возражение не принималось. В угоду амбиции: Они конкуренты, — была игнорирована порядочность и объективность газеты. Отразив юбилейное событие, газета получила бы больший кредит доверия не только своих читателей, но и Маяка. Комментарии как говорится, не требуются…
А. Тремпольцев

Новости Малоярославца

2 комментария

teufel
Поэтому отдаю предпочтение интернету. Материала тут больше, следовательно, есть шанс найти «зерно истины».

Почитаешь такие блоги и думаешь, как бы с таким не столкнуться в дальнейшем)))

Читатель не слепой, он все чувствует. В конечном счете перестанут читать газету и все, придется им переквалифицироваться в «рекламный буклет»))
rokitnik
«Журналистика — это профессия тех, кто не потерял интерес к жизни и к происходящему. Безумное сочетание граней человеческого существования, переданное всем желающим. Ведь сама профессия — то, чтобы ты постоянно, был в курсе происходящего. Как мы стремилась к этой профессии! Как мечтали! Но, поработав в некой городской газете небольшого городка, всё наше мировоззрение изменилось». Автору подобных изречений не стоило бы зарабатывать свой хлеб журналистикой. Если он, разумеется, еще не забыл, что такое уважение к родному языку и людям, которые вынуждены читать ПОДОБНОЕ… Да и поближе познакомиться с русской классикой не грех бы. И начать с рассказов Чехова. Помните, «проезжая мимо вашей станции… у меня слетела шляпа...»? Не настаиваю на стопроцентной точности содержания цитаты, но за смысл — ручаюсь. Считать себя журналистом, обладая ТАКИМ уровнем языковой подготовки, просто неприлично. Уж извините за нелицеприятную правду.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.