Правила умирания

Первый, второй, третий разряд дефибриллятора. Хладнокровная медсестра произносит, ставшую за долгое время работы привычной, фразу: «Мы его теряем». Еще пару разрядов. Несколько кубиков сложно произносимого вещества внутривенно. Снова дефибриллятор. Непрерывный высокочастотный звук, прямая линия на мониторе. Врач смотрит на часы и четко, разборчиво констатирует время смерти.

Нет-нет, меня не поработили ни «Доктор Хауз», ни сериалы «Клиника» или «Скорая помощь». Собственно говоря, к чему я все это вспомнил? Подобные картины мы можем наблюдать в несметном количестве западных фильмов, но не в отечественных. И происходит это не только потому, что российский кинематограф почему-то обходит стороной подобные сцены, но и потому, что в реальной жизни отечественные медики не имели четких правил определения смерти и прекращения реанимации. Но не так давно, 20 сентября, было официально опубликовано постановление правительства № 950 «Об утверждении Правил определения момента смерти человека, в том числе критериев и процедуры установления смерти человека, Правил прекращения реанимационных мероприятий и формы протокола установления смерти человека». Об этом и поговорим.

Официальный документ устанавливает своеобразную контрольную точку, определяющую смерть пациента. Ею является «момент смерти его мозга или его биологической смерти (необратимой гибели человека)». Впервые на уровне правительства прописаны правила определения смерти человека, определены критерии и процедура ее констатации.

Теперь попытки вернуть пациента к жизни будут занимать не более 30 минут после остановки сердца. На новорожденных же времени выделяется значительно меньше – всего 10 минут. Как утверждают специалисты, современные достижения медицины позволяют вновь запустить сердце пациента и через 45 минут, но говорить о возвращение человека к тому, что можно будет назвать «жизнью» не приходится. «30 и 10 минут – это сроки между жизнью и смертью, принятые во всем мире», – заявил ведущий научный сотрудник отделения общей реанимации НИИ скорой помощи им. Склифосовского доктор медицинских наук Виктор Виноградов.

Помимо этого, принимать решение о констатации смерти пациента отныне будет специальный консилиум врачей. Согласно постановлению, в него обязательно должны входить анестезиолог-реаниматолог и невролог, причем все специалисты консилиума должны иметь стаж работы не менее пяти лет. И как несложно догадаться в состав принимающих решение не могут входить специалисты по пересадке органов и тканей.

После публикации этого постановления в «Российской газете» интернет-сообщество, как и ожидалось, впало в истерику. В сети уже появились ярые противники этого документа. В основном они сходятся во мнении, что закон этот пролоббирован трансплантологами и нужен исключительно для легального изъятия органов.

Подобные высказывания и домыслы лично меня заставляют вспомнить слова Ярослава Гашека из произведения «Похождения бравого солдата Швейка».

— <…> Неужели вы такой идиот?
— Так точно, господин обер-лейтенант, такой.

Немало россиян действительно считают, что параллельно разработке постановления № 950 было создано некое тайное трасплантологическое сообщество, создавшее базу соответствий между потенциальным донором и пациентом. И сотрудники этой полуподпольной организации с арматурой в руках отныне будут караулить свой «хлеб» в каждом переулке.

Сразу после того как я прочитал это постановление, решил обратиться к знакомому врачу. И вот, что я услышал: «Здравое решение. Понимаешь, родственники крайне редко соглашаются на отключения аппарата. Надеются на невозможное: „Ну, а вдруг очнется?“ И тут начинается то, на что смотреть больно – приводят священников в палаты, устанавливают иконы в изголовье пациента, передают святую воду. Я, конечно, понимаю, что смириться с тем, что твоему близкому человеку уже ничем не поможешь невероятно сложно. Но поймите, органы этого, не имеющего шансов на возвращение к жизни, пациента, могут спасти другие жизни».

Само медицинское сообщество хоть и с опаской, но все-таки позитивно отреагировало на новое постановление. Хотя некоторые моменты все же можно назвать сыроватыми. Так, например, некоторые из врачей считают, что должен быть описан еще и перечень состояний, при которых реанимация не проводится. А кто-то говорит, что сбор консилиума не более чем формальность, которая на практике часто будет обходиться стороной.

Дмитрий Уланов

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.