Война и мир, или послесловие к двум воскресным событиям

Последнее воскресенье сентября «порадовало» сразу двумя событиями, в каждом из которых, как в зеркале, отразились истинные лица их героев. В одном случае – коррумпированное лицо власти, представленное московской полицией. В другом – невыразительное и испуганно лицо церкви, которая — мы же с вами понимаем, что это так — одно из лиц той же власти.

-

Первое событие прогремело уже на весь мир, о нем написали даже американские сайты. Стрельба из травматики в центре Москвы. В воздух, в обгонявшие свадебный кортеж машины, по некоторым данным – в патрульные машины полиции. Перекрытие Тверской и Моховой. Многочасовые пробки в воскресенье в центре столицы. В результате «блестяще» проведенной операции – успешное задержание «стрелков».

К вечеру стало известно: всех водителей полиция оштрафовала на сто рублей «за нарушение правил пользования звуковыми сигналами», а максимум, что грозит стрелявшим (если им вообще что-то грозит) – это лишение прав на владение «травматикой».

После таких историй, как свадьба гостей столицы, любые разговоры о судебной или полицейской реформе ассоциируются только с одним понятием – лицемерием. Для того, чтобы депутаты госдумы вдруг «протрезвели» и бросились думать о строгих наказаниях за «пьяное вождение», потребовалось, чтобы пьяный водитель убил семь человек на автобусной остановке. Страшно подумать, что должно произойти, чтобы эти же депутаты приняли внятные законы о той же «травматике». У меня богатое воображение – но я не могу представить себе, какого масштаба трагедия должна подтолкнуть к началу реальной борьбы с коррупцией в МВД!

Я специально не упоминаю здесь, из какого региона прибыли в Москву «вольные стрелки без страха и упрека». Не это главное. Важно, что девчонки, устроившие пляски в церкви, приговорены к двум годам колонии, а мужики, которые могли ранить, а то и убить людей, отделались ничтожным штрафом. Чем больше задумываешься об абсурдности этого штрафа, тем более унизительным для всего общества предстает приговор Pussy Riot. И наоборот.

Ирония судьбы – но именно с новым витком в деле Pussy Riot связано второе событие воскресенья, о котором я не могу не вспомнить. Сегодня Мосгорсуд рассматривает кассацию адвокатов осужденных «кощунниц» на решение Хамовнического суда, приговорившего участниц «панк-молебна» к двум годам колонии. Вчера же Синодальный отдел Московской патриархии выступил с уникальным заявлением. Цитирую: «Поскольку цель наказания – исправление, то, в случае, если какие-то слова осужденных будут свидетельствовать о раскаянии, о переосмыслении ими содеянного, хотелось бы, чтобы это не было оставлено без внимания и преступившие закон имели возможность встать на путь исправления».

Перевожу на понятный русский: РПЦ одновременно призывает осужденных девушек покаяться, а Мосгорсуд – в этом случае смягчить приговор. Когда РПЦ рассуждала о «милосердии» после приговора, она оправдывали свои действия тем, что до приговора любые призывы к милосердию были бы рассмотрены, как давление на суд. Что произошло с господами из Московской Патриархии за полтора месяца? Полное ощущение, что своим нынешним невнятным комментарием они стараются, как написал один журналист, «и невинность соблюсти, и капитал приобрести». С кем «торгуется» Синодальный отдел? С девушками, с осудившей неправосудный приговор общественностью, с судом? Или, может, с собственной совестью?

На Востоке говорят: есть действие, а есть деятельность. Действие – реально, оно меняет жизнь, действие – синоним движения, развития, самой жизни. Деятельность – искусственна, эфемерна, виртуальна, а потому – синоним растрачивания энергии впустую, застоя, самоуничтожения. Больше всего мне на эту тему нравится наблюдение Льва Николаевича Толстого: «Бывает труд ненужный, суетливый, нетерпеливый, раздраженный, мешающий другим и обращающий на себя внимание. Такой труд гораздо хуже праздности. Настоящий труд всегда тихий, равномерный, незаметный».

Оба события, произошедшие в воскресенье, говорят об одном: российская власть в разных своих лицах занимается не делом, а деятельностью, тем самым «суетливым, мешающим другим трудом». В одном случае эта деятельность приводит к чреватой всплесками национализма безнаказанной стрельбе в центре столицы. В другом – к еще большему раздражению светского общества. А весь этот «ненужный труд» успешно дополняется деятельностью депутатов, торопливо принимающих суетливые, а потому то откровенно идиотские, то, по меньшей мере, несовершенные поправки – вместо того, чтобы вовремя принимать качественные полноценные законы в интересах людей.

Чем больше я вижу такой «труд», тем отчетливее понимаю: правильно, что я решил заниматься политикой. Правильно, что на днях была официально зарегистрирована партия «Гражданская платформа». Правильно, что мы уже участвуем в региональных выборах и поддерживаем лучших, на наш взгляд, кандидатов. Потому что мы готовы предложить стране настоящие дела и настоящий труд. Многие конкретные предложения я уже представил на ваш суд. В ближайшее время представлю еще. Будьте уверены: я и мои сподвижники не намерены останавливаться.

Живой Журнал Михаила Прохорова

6 комментариев

kev
В целом статья понравилась.
Но!
«С кем „торгуется“ Синодальный отдел? С девушками, с осудившей неправосудный приговор общественностью, с судом?»
Откуда автор взял «общественность»?
А я — не общественность?
Я приговор считаю справедливым.
Зачем смешивать мухи с котлетами?
rita
А я считаю приговор несправедливым. Все-таки есть в нем какая-то политическая заказуха. «Ваня пукнул в храме» — вот нарушение порядка, законности, а раздулось,вылилось в такую драму. 15 суток — на мой взгляд было бы адекватнее.
Kot
Евгений Васильевич! Это ничего, что в УК нет такого состава преступления, как действия девушек?!
kev
Я не специалист по праву.
Однако.
Дамы пустоголовые действовали по коллективному предварительному сговору.
Матерились в общественном месте.
Сопротивлялись охране.
Это хулиганство коллективное по сговору.
Статью здесь на сайте приводили.
Состава преступления «действия девушек» действительно нет, есть «коллективное хулиганство».
И что здесь политического, я не вижу.
Примитивное, глупое хулиганство.
Оскорбившее массу людей.
AlexRybin
Девушки не сопротивлялись охране. Мало того, они прекратили безобраздничать и покинули храм по требованию.

А Самуцевич так даже не пустили туда — в храм — охранники. Она ничего не кричала (не успела). Даже если считать поступок преступлением, то у Самуцевич — только покушение на преступление.
За это дают меньшие и условные сроки. :)
kev
Вопрсы:
1. Было ли хулиганство?
2. Было ли мероприятие коллективным?
3. Был ли предварительный сговор?
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.