Недетский вопрос

25 сентября депутаты Госдумы сделали первый шаг в сторону ювенальной юстиции, которая представляется кошмаром для огромного количества родителей. Надо отметить, что депутаты приняли поправки в законопроект о социальном патронате, инициированные Комитетом по вопросам семьи, женщин и детей в первом же чтении.

Ситуацию с внесением поправок подогрела история, произошедшая с россиянкой Анастасией Завгородней в Финляндии. У жительницы города Вантаа социальные службы отобрали четверых детей, в том числе новорожденного младенца. Как сообщил финский правозащитник: «Детей изъяли из-за того, что шестилетняя дочка Вероника сказала в школе, что папа хлопнул ее по попе».

Может быть, именно из-за этой ситуации наших депутатов совершенно не смутили ни многотысячные акции протеста против будущего закона, ни сто тысяч подписей россиян против внедрения ювенальной юстиции, направленные в Госдуму.

Само собой, палка эта о двух концах. В пояснительной записке к законопроекту было указано, что он «направлен на совершенствование законодательства в части обеспечения эффективной организации работы органов опеки и попечительства по раннему выявлению семей с детьми, находящихся в кризисной ситуации, защите прав детей, проживающих в таких семьях, и сохранению ребенку его родной семьи». Заметим, акцент делается на сохранении ребенка в семье, а не наоборот. Так считают эксперты. И на словах с ними сложно не согласиться. Но на деле все может обернуться совсем иначе.

Общественность совместно с критиками законопроекта в такое положительное его действие не верит. Оно и понятно. Виной всему высокая коррумпированность чиновников в совокупности с размытыми формулировками поправок.

Решать, лишить ли родителей прав на ребенка или нет, будут все те же органы опеки и попечительства. Но, опять-таки, объективность их вызывает огромные сомнения, особенно вкупе с формулировками поправок. Например, поправленный абзац в проекте ФЗ будет звучать так: «Семья, находящаяся в социально опасном положении, – семья, имеющая детей, находящихся в социально опасном положении, а также семья, где родители или иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение, либо создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие их нормальному воспитанию и развитию». Тут же напрашивается — а что такое «нормальное воспитание» и, собственно, кто эти нормы определяет? Под такую формулировку может попасть абсолютно любая семья.

Таким образом, получается, что закон может использоваться как средство давления на родителей или даже как средство шантажа. Причем из-за расплывчатых формулировок, вероятно, шантажу будут подвергаться не семьи наркоманов, алкоголиков и прочих дегенератов, а недостаточно состоятельные благополучные семьи, которые пойдут на все ради ребенка. Думаю, не стоит упоминать, какой процент населения занимают малообеспеченные семьи.

Стоит отметить, что система патроната не нова для России и используется в 10 регионах страны. По словам замминистра образования Натальи Третьяк, на примере той же «экспериментальной» республики Адыгея количество лишенных прав родителей убавилось вдвое. Никто не забирает детей просто так, а только с согласия как самих родителей, так и детей. Неблагополучным семьям предлагается пройти реабилитацию по индивидуальному плану, например, лечение наркомании и алкоголизма. «Лишать же родительских прав будут только по решению суда и то в качестве крайней меры», — заверяет замминистра.

Несмотря на это, поправки, принятые Госдумой, да и другие любые ее инициативы в области защиты прав детей вызывают в обществе протесты. Против закона о социальном патронате, введения ювенальной юстиции выступают такие движения, как «Суть времени», «Союз православных граждан», «Всероссийское родительское собрание», «Ассоциация родительских комитетов и сообществ России», а также представители РПЦ.

Будем надеяться, что введение нового законопроекта не приведет к тотальной конфискации детей ради наживы чиновников, контролирующих детские дома. В изменениях и доработках нуждаются не только предложенные поправки в закон об органах попечения, но и весь этот институт, наделенный уж слишком большими полномочиями.

Ольга Субчак

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.