Спасшие Москву

В сквере у школы № 11 увековечена память о подольских курсантах, которые ровно 71 год назад, приняв бой на Ильинских рубежах, сорвали немецкий план внезапного захвата Москвы.

-

30 лет назад, в 1982 году, в Обнинск приехали несколько бывших подольских курсантов, у школы № 11 они посадили березовую аллею. Именно в этом месте – неспроста. Школа уже много лет носит имя Подольских курсантов, и не одно поколение обнинских школьников шествовало над героями 1941 года – писали поздравительные открытки, ездили в гости, вместе участвовали в памятных мероприятиях на Ильинских рубежах.

На днях в память о событии 30-летней давности у школы № 11 открыли скромный монумент. На камне написано: «АЛЛЕЯ ПАМЯТИ» посажена в 1982 году ветеранами Подольских военных училищ – участниками сражений под Москвой в октябре 1941 года«. Рядом с надписью – изображение ветеранского Знака подольского курсанта.

Инициатором установки камня стал директор школы № 11 Анатолий Гераскин, он поделился этой мыслью с генеральным директором НПП „Технология“, депутатом городского Собрания Олегом Комиссаром. Олег Николаевич уже много лет изучает события октября 1941 года, происходившие в наших краях, сам исследовал места боев на Ильинских рубежах, обнаружил несколько дотов. Идея Комиссару понравилась, и НПП „Технология“ стало спонсором работ. Городская администрация тоже поддержала начинание, без задержек согласовав установку камня. Монумент изготовила одна из обнинских фирм, специализирующихся на памятниках, – видно, что она поработала с душой. Камень получился скромным, но изысканным.

Открытие памятного знака прошло в очень теплой атмосфере, и слова произносились не казенные, а от сердца. „Я думаю, что главный результат нашей работы в том, что ребята сами, никто их не заставляет, несут цветы к камню, – комментирует Анатолий Гераскин. – На открытие памятника никто из ветеранов Подольских училищ приехать не смог, здоровье не позволяет, им уже далеко за 80. Поэтому мы сами собираемся с небольшой группой учеников съездить в Москву, где живут наши подшефные. Хотим навестить их в дни 71-й годовщины их подвига“.

То, что сделали в октябре 1941-го подольские курсанты, выходит за грань возможного – 3,5 тысячи ребят 18-19 лет больше недели удерживали Варшавское шоссе, не давая немецкому танковому корпусу (200 танков, 20 тыс. пехоты, артиллерия, авиация) прорваться дальше, к Москве. Такого во Второй мировой войне больше не было – нигде и никогда. Только на Ильинском рубеже, в 35-ти километрах от Обнинска, на речушке Выпрейка, которую и воробей вброд перейти сможет.

В Подольске было два военных училища, артиллерийское и пехотное, рассчитанные на три года учебы. Когда началась война, программу сократили до шести месяцев и направили в училища студентов различных вузов, в основном московских, чтобы готовить младших командиров – взводных и орудийных. Начальник артиллерийского училища Стрельбицкий писал в воспоминаниях: „Было среди них немало таких, кто еще ни разу не брился, не работал, никуда не ездил без мамы и папы“. Многие из курсантов отучились только месяц, и 5 октября их собрали на плацу по тревоге.

Это был золотой фонд резерва, на фронте ощущалась страшная нехватка младшего командного состава, и подъем курсантов по боевой тревоге означал принятие решения на очень высоком уровне, значит, затыкать дыру в обороне было просто некем.

Дыра же образовалась страшная. За три дня до этого, на рассвете 2 октября, немцы проломили оборону на реке Десна в районе Рославля (385 км от Москвы) – началась операция по захвату Москвы под названием „Тайфун“. Всего за трое суток немцы прошли 180 км и заняли Юхнов – неслыханные темпы наступления! Западного фронта просто не стало, все его дивизии тогда попали в окружение.

Но 5 октября произошло чудо. Обнинский краевед Владимир Иванов назвал тот день „сутками, не имевшими цены“. Всеми забытая в повальном бегстве школа диверсантов под командованием майора Ивана Старчака, располагавшаяся рядом с Юхновым, около 400 человек, на свой страх и риск заняла оборону у моста через Угру, и не дала 5 октября немцам переправиться через реку. „Если бы этого не произошло, курсанты занимали бы оборону не на Ильинских рубежах, а на окраинах Подольска“, – говорил Владимир Алексеевич.

Основания думать так имелись. Известно, что майор Старчак в ночь на 6 октября послал мотоциклиста на восток прояснить обстановку: будет ли подкрепление? Разведчик вернулся утром и доложил, что вплоть до Подольска не встретил никаких войск! Батальон Старчака 5-6 октября был чуть ли не единственным щитом, прикрывавшем Москву с юго-запада! Мало того, диверсанты со все-таки прибывшим малочисленным подкреплением, отступая и контратакуя, сдерживали немецкое наступление вплоть до 11 октября!

Это позволило подольским курсантам заполнить Ильинский оборонительный рубеж. Его начали готовить заранее, еще с июля – построили доты и дзоты, вырыли противотанковые рвы. По плану его строительство должны были закончить к 25 ноября. Кто ж предполагал, что немцы прорвутся раньше на 5 недель! Инженерные сооружения полностью готовы не были, особенно доты, бетон залили, а бронированную защиту амбразур и дверей установить не успели. Но это все-таки лучше, чем встречать врага в чистом поле.

Есть легенда, что 11 октября на Ильинских рубежах к подольским курсантам обратился с речью только что назначенный командующим Западным фронтом маршал Жуков. Он назвал их не солдатами, не воинами, не бойцами, а детьми: „Дети, я прошу вас продержаться 5 дней!“ Красиво, но документально эпизод нигде не подтверждается. Зато точно известно, что в тот день начались первые бои на рубеже обороны.

А 12 октября произошла дикая мясорубка – немецкие штурмовики и бомбардировщики буквально перепахали взрывами восточный берег Выпрейки. Действовали безнаказанно – никаких средств противовоздушной обороны у курсантов не было. Действовали устрашающе – вместе с бомбами сбрасывали пустые железные бочки пробитые с двух сторон, они выли так, что выворачивали душу наизнанку. В воспоминаниях участников боев написано, что сбросили даже труп, завернутый в мешок с биркой: „Вот вам председатель колхоза“. Действовали результативно – потери от авиационных налетов были существенными. Немецкие самолеты разрушили отвесные склоны противотанковых рвов, и препятствие стало проходимым. Враг сконцентрировал артиллерийский огонь на дотах, которых в линии обороны было около 30. Курсант Иван Макуха вспоминал: „От прямого попадания в дот нас сбивало с ног взрывной волной, осыпало бетонными осколками, из глаз и ушей выступала кровь. Я получил контузию и семь осколков гранаты...“ Немецкие танки T-IV подходили к пулеметным дотам на расстояние 50 м и в упор расстреливали их. Подавить же артиллерийские доты было сложнее.

Дот лейтенанта Алешкина враги прозвали „оживающим“. Огневую точку удалось так хорошо замаскировать, что немцы сначала не понимали, откуда по ним стреляют. Но, изрыв из крупнокалиберных минометов всю землю, оголили бока железобетонного дота. Лейтенант заметил, что немцы выкатили на прямую наводку зенитное орудие, и приказал быстро убрать из дота легкую 45-мм противотанковую пушку, поставив ее на запасной позиции. Немцы видели своими глазами, что внутри дота разрываются снаряды – никого живого там остаться не могло. Они поднимались на штурм во весь рост, а наши ребята снова занимали дот и открывали огонь, и так повторилось несколько раз, пока все защитники дота не погибли.

Немцы однажды пошли на хитрость. Танковая колонна обошла укрепления с тыла и над головной машиной подняли большой красный флаг. Курсанты поначалу подумали, что наконец-то пришло подкрепление и обрадовались. Но вовремя заметили, что танки-то не наши – успели развернуть пушки и открыли плотный огонь. По разным сведениям тогда было подбито от 6 до 14 танков врага.

12 октября немцы взяли Калугу, 15-го – Боровск, 18-го – Малоярославец. Курсанты продолжали вести бой в полном окружении. Никто не пошел сдаваться в плен, хотя предложение могло показаться заманчивым. Немцы с воздуха разбрасывали листовки: „Доблестные красные юнкера, вы мужественно сражались, но теперь ваше сопротивление потеряло смысл, Варшавское шоссе наше почти до самой Москвы, через день-два мы войдем в нее, вы настоящие солдаты, мы уважаем ваш героизм, переходите на нашу сторону, у нас вы получите дружеский прием, вкусную еду и теплую одежду, эти листовки будут служить вам пропуском“.

После прорыва немцев к Малоярославцу и Наро-Фоминску дальнейшее сопротивление на Ильинском рубеже потеряло смысл. Ночью 20 октября пришел приказ об отступлении. Тремстам курсантам удалось выйти из окружения. В живых остался только каждый десятый…

Пока шли бои на Ильинском рубеже, создавалась линия обороны на реке Нара. Ее немцы преодолеть уже не смогли. Если бы не подвиг подольских курсантов, врагу наверняка удалось бы завязать бои на самых ближних подступах к Москве, а то и на улицах столицы.

…Сейчас территория мемориала на Ильинских рубежах облагорожена, в прошлом году, когда отмечалось 70-летие подвига, на нескольких дотах открыли мемориальные доски. В торжествах по этому поводу участвовали и обнинские школьники.

Петр Фокин

1 комментарий

kev
Есть интересная военная страничка: Московское ополчение под Спас-Деменском.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.