Улица Осипенко

Адмирал Осипенко – самый заметный герой, живший в Обнинске.

-

Никто так не прославлен в Обнинске как первый командир первой советской атомной подводной лодки К-3, первый начальник Учебного центра ВМФ, контр-адмирал, Герой Советского Союза Леонид Гаврилович Осипенко. В его честь в городе – два памятника, улица и мемориальная доска. Еще его именем названа школа № 4, там же есть музей адмирала. Это не только стенды с фотографиями и жизнеописанием, выставлены и личные вещи – наградной кортик к 300-летию флота, фотоаппарат «Зоркий-4», часы. Витрина – под сигнализацией, как в Эрмитаже.

…Леонид Осипенко стал моряком волею случая. Он окончил школу в Грозном, и, что любопытно, в его опубликованных воспоминаниях ничего нет о чеченцах, а о драках между районами города – есть. Поступил в индустриальный институт в Новочеркасске, но проучился там недолго. Лучшим студентам предложили уехать в Ленинград, в военно-морское училище им. Фрунзе. Немаловажной причиной переезда было то, как писал Леонид Гаврилович, что в училище ставили на полное государственное обеспечение, а голодное студенческое существование становилось уже невмоготу.

А дальше была, как говорится, обычная биография в необычное время. Весной 1941 года, вспоминает Осипенко, явно пахло войной. И вот пример. В марте в училище приехал нарком ВМФ Николай Кузнецов, собрал курсантов в актовом зале и заявил: «Надо готовиться к военным действиям с фашистской Германией». Как в воду глядел.

Первый корабль, на котором довелось служить лейтенанту Осипенко, был не ахти – обычная баржа. Осипенко участвовал в Керченской операции – в декабре 41-го перевозил десант. А в марте 42-го уже попал по назначению – командиром боевой части подводной лодки «Щ-202».

Лодка базировалась в Батуми, оттуда она выходила в боевые походы. Главная задача заключалась в том, чтобы топить немецкие транспорты, снабжавшие оккупированный Севастополь. Но подобраться к ним было нелегко – подходы к форватерам немцы закрыли минами. «Щ-202» однажды спаслась чудом, пройдя мимо мины на расстоянии вытянутой руки. Не раз лодку немцы забрасывали глубинными бомбами. Был случай, когда из-за этого кораблю пришлось лечь на дно на запредельной для него 135-метровой глубине. «Лодка села на дно и даже изогнулась, — написано в воспоминаниях. – Слышался треск обшивки, так в лесу в морозную ночь трещат деревья». При бомбежке корабль был поврежден, но все-таки смог всплыть.

Лодке «Щ-202» долго не везло – не удавалось решить главную задачу. Удача улыбнулась только 26 апреля 1944 года. Наконец-то обнаружили четыре транспорта и произвели по ним залп четырьмя торпедами – два из них потопили! А через несколько часов та же участь постигла самоходную баржу. За один день – три корабля!

В День Победы, когда все ликовали, Осипенко думал о будущем. Именно в тот день он твердо решил стать командиром подводной лодки. И уже через два года, в возрасте 27 лет, возглавил экипаж.

Он много учился – трижды за три года побывал в Ленинграде на курсах усовершенствования офицерского состава. И вырвался на простор, в буквальном и переносном смысле, – его отправили служить на Тихоокеанский флот. И этому был, в отличие от многих сослуживцев, несказанно рад, несмотря на то, что Дальний Восток считался не очень престижным местом. Зато служба там открывала широкие перспективы. Интересный штрих, когда Осипенко прибыл к месту назначения, кадровик его спросил в лоб: «Вы двоеженец»? Вроде, как нормальных людей на край света не посылают…

В 1953 году он, уже капитан 2-го ранга, получил под командование одну из самых больших по тому времени лодок «Б-12». На Тихоокеанском флоте Осипенко заслужил безупречную репутацию грамотного и умелого командира. И не случайно, что выбор пал именно на него.

В 1955-м его откомандировали в будущий Обнинск. Еще интересный штрих – его семье из четырех человек дали комнату в коммуналке со всеми удобствами, и жена пришла в восторг от того, что наконец-то они начнут жить в человеческих условиях.

Здесь, в ФЭИ, построили стенд с силовой ядерной установкой будущей атомной подводной лодки – тренажер для экипажа. А вскоре Леонид Гаврилович познакомился со своим кораблем воочию: «Хорошо помню тот неповторимый момент, когда перед нами открылся стоящий на стапелях в эллинге атомный подводный корабль. Размеры его вызывали уважение. И конечно, поражала необычная форма корпуса». За эту форму класс кораблей, к которым относится первая АПЛ К-3, окрестили «Кит».

Военно-морской флаг над К-3 поднял командир сам. Это случилось 1 июля 1958 года – первая советская АПЛ вступила в строй. Еще несколько месяцев продолжались ходовые испытания. Леониду Гавриловичу понравилось управлять лодкой. Он сравнивал ее с мотоциклом, на котором, не сбавляя скорости, можно проходить крутые виражи – огромная К-3 тоже, наклоняясь на бок, могла выполнять скоростные развороты. Проблем при испытаниях возникало немало, особенно с работой реакторов, но серьезных аварий не было, а неисправности устраняли на ходу. Отрабатывались и торпедные стрельбы. За ввод первой АПЛ в строй Осипенко летом 1959 года стал Героем Советского Союза.

Вскоре состоялся первый поход в высокие широты, подо льдом Северного Ледовитого океана. Он прошел не гладко – сломали перископ. Но это был первый опыт подобного плавания. А в декабре 59-го Леонида Гавриловича назначили начальном обнинского Учебного центра, и в этой должности он прослужил 20 лет.

Уважение к нему было безграничным. Директор школы № 4, депутат городского Собрания, бывший подводник Владимир Светлаков рассказал, как отмечали 75-летие адмирала. Когда тот произнес традиционный тост «За тех, кто в море!» под окнами квартиры военный оркестр грянул «Прощание славянки». Растроганный Леонид Гаврилович вышел на балкон – а во дворе выстроился весь состав Учебного центра, который прошел под звуки марша парадным шагом, отдавая честь прославленному адмиралу.

Тогда же, еще при жизни Леонида Гавриловича, в 1995 году Парковый проезд в Старом городе переименовали в улицу Осипенко.

Петр Фокин

1 комментарий

Ramzesito
сделали бы несколько фото из четвертой школы
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.