Улица Кончаловского

Обнинску повезло возникнуть рядом с уникальным центром русской культуры – усадьбой Бугры.

-

Улица Кончаловского – одна из самых небольших в городе – три жилых дома, школа, клуб «Ритм» – вот и все строения на ней. Новая городская улица получила свое название в начале 60-х годов. Ее наименование вполне закономерно – знаменитый художник Петр Петрович Кончаловский скончался в 1956 году, и увековечить память о нем было необходимо — он временами жил неподалеку. Кроме того, фамилия художника стала основой неофициальных топонимов – Кончаловский лес, Кончаловское кладбище, или, как говорят в народе – Кончаловка.

Поселился Петр Петрович на даче Бугры (посреди нынешнего Кончаловского леса) уже будучи маститым, известным художником, в 1932 году. Покупка именно этого дачного дома была не случайной. Его построили еще в 80-е годы XIX века (это самый старый дом на территории Обнинска). Он достался в качестве приданого врачу Ивану Трояновскому. Иван Иванович дружил со многими выдающимися людьми. У него в Буграх гостили Василий Поленов, Николай Кочетов, Исаак Левитан, Валентин Серов, Федор Шаляпин, Игорь Грабарь, Валерий Брюсов, Николай Метнер. Приезжал и Петр Кончаловский.

Спустя несколько лет после смерти доктора (Иван Трояновский похоронен у Борисоглебской церкви в Белкине) Кончаловский купил дом в Буграх.

Петр Петрович продолжил традиции первого хозяина, он хлебосольно принимал гостей, своих близких друзей – писателя Алексея Толстого и композитора Сергея Прокофьева. Приезжали к нему великие актеры Иван Москвин, Василий Качалов, Борис Ливанов, писатели Александр Фадеев и Всеволод Иванов, скульптор Сергей Коненков. Дом в Буграх – «намоленное» место, один из центров русской культуры на протяжении более полувека. Но и на этом список великих не заканчивается.

Дочь Петра Кончаловского Наталья вышла замуж за поэта Сергея Михалкова, их дети – режиссеры Андрей Кончаловский и Никита Михалков. И Андрей, и Никита в детстве бывали здесь часто, каждое лето. Сейчас дом принадлежит двоюродным брату и сестре режиссеров Лаврентию и Маргот Кончаловским.

Андрей Кончаловский написал интереснейшую книгу «Низкие истины», одна из глав которой посвящена деду Петру Кончаловскому: «Дед работал с утра до вчера – если не писал, то мастерил подрамники, сам натягивал холсты, приколачивал маленькими обойными гвоздиками, сам грунтовал. Он был страстный охотник. Имел пойнтера, настоящую охотничью собаку, и не одну. Были борзые. Иногда он брал с собой меня, собака бежала впереди, я шел сзади. Ружье было шомпольное, патрон закладывался спереди, сзади насыпался порох, ставился пистон. С таким ружьем дед ходил на бекаса. Помню, как он первый раз допустил меня из него выстрелить – мне всю скулу отбило».

Еще Андрею Сергеевичу врезался в память дощатый туалет в саду: «Вся фанерная обшивка туалета была исписана автографами – какими автографами! Метнер, Прокофьев, Пастернак, Сергей Городецкий, Охлопков, граф Алексей Алексеевич Игнатьев, Мейерхольд… Коллекция автографов на фанере сортира росла еще с конца 20-х. Были и рисунки, очень элегантные, без тени похабщины, этому роду настенного творчества свойственной. Были надписи на французском. Метнер написал: „Здесь падают в руины чудеса кухни“. Если бы я в те годы понимал, какова истинная цена этой фанеры, я бы ее из стены вырезал, никому ни за что бы не отдал!»

Петр Кончаловский как художник был очень плодовит. Им написано несколько сотен картин. Его произведения сейчас имеются в коллекциях большинства крупных музеев страны. Две его работы и в постоянной экспозиции обнинского музея – знаменитая «Сирень» и «Вид на Белкинский дом».

Для своего времени он был очень богатым человеком. Петр Петрович держал прислугу. В его доме в Буграх одновременно могли столоваться 15-20 человек. Ему это было не в тягость. В то же время богатство не выпячивалось, скромное поведение считалось естественной нормой. Хотя, бывало, доходило и до абсурда. Однажды взрослая дочь Наталья, уже будучи женой Сергея Михалкова (его семья тоже не бедствовала) приехала в Бугры в модных капроновых чулках. За это на нее накинулась мать: «Какое право ты имеешь носить капроновые чулки?! Ты куда приехала?! Это разврат! Мы живем скромно! Мы здесь рабочие люди!» Был скандал, Наталья, расплакавшись, зареклась приезжать к родителям: «Неужели я не могу носить чулки, какие мне нравятся?»

Еще штрих – в доме не было водопровода, домочадцы умывались из обычного деревенского рукомойника со стерженьком.

Петр Петрович не любил праздности – работал с утра до вечера. Конечно, в первую очередь он был художником. Но немало времени тратил на хозяйство: разводил свиней, окапывал деревья, держал пчел. В хлеву еще были две коровы. Кончаловский даже лошадь держал! А это обычным людям в СССР не дозволялось.

Петр Петрович был гурманом. Сам построил коптильню и коптил свинину. В нем сочетались трудолюбие и сибаритство. Хорошо известен написанный им портрет писателя Алексея Толстого. Алексей Николаевич написан за обеденным столом с зеленой рюмкой в руке. На столе – сырые овощи, жареная курица, огромный окорок из своей коптильни – уставлено обильно, и написано так, что слюнки текут. В принципе, изображен самый обычный обед в Буграх, не парадный. Петр Петрович и Алексей Николаевич были большими любителями сытно поесть, ни в чем себе не отказывали.

Удивительным образом Петр Петрович избежал репрессий. В молодости он много лет прожил в Европе, свободно говорил по-французски. Мог бы остаться в эмиграции, но в 1924 году вернулся в Россию. Антисоветчиком не был, диссидентства себе не позволял, но к власти относился иронично. Иногда совершал поступки на грани. Взял и написал портрет Всеволода Мейерхольда после того, как тот попал в опалу. В этом был политический вызов. Кончаловского простили, а Мейерхольда вскоре арестовали и убили. Простили Петру Петровичу и отказ писать портрет Сталина. Художнику предложили работать по фотографии, но Кончаловский поставил заведомо невыполнимое условие: «Я реалист. По фотографиям не пишу. Товарищ Сталин должен позировать мне несколько сеансов». Эта неслыханная дерзость тоже сошла ему с рук… Баловень судьбы.

К сожалению, великие внуки великого художника, Андрей Кончаловский и Никита Михалков, не жалуют Обнинск. Когда они стали известными, сюда не приезжали ни разу. А в стране всего три улицы, названные в честь их деда. Одна из них – в Обнинске.

Петр Фокин

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.