«Иностранный агент» Познер

Авторский вечер журналиста и телеведущего Владимира Познера в Доме ученых прошел при полном зале и с большим градусом напряженности, чем все последние концерты на местных сценах вместе взятые. И это очередная победа «Клуба живых», который занимается организацией в Обнинске мероприятий высокой пробы.

-

Ничего не может быть интереснее, чем интересный человек. А уж чем он занимается – поет, издает журнал или снимает кино – не так важно, потому что в любом случае это будет захватывающе. Вот, например, Владимир Владимирович Познер говорит. А когда он говорит, то овладевает сознанием публики целиком и не оставляет ни малейшей возможности отвлечься. Это сравнимо разве что с лекцией любимого профессора или с концертом обожаемой певицы. Наслаждение.

Я больше не верю, что слово «вот» такой уж гадкий «паразит». Познер говорит «вот», и от этого его стиль не проигрывает ни одного балла. Возможно потому, что после «вот» следует идеальная, многословная, художественная, высококачественная русская речь с едва слышимым эхом французского акцента. Музыка.

Может быть, это нелепо и не к месту, но, глядя на этого человека, я поняла, почему русские дворяне выписывали из Франции гувернеров и учителей для своих детей. Ни Пушкин, ни Толстой не смогли мне этого объяснить. А посмотрела на Владимира Познера, и все стало ясно. Французы были и остаются носителями культуры более тонкой и изящной выделки. И, пожалуй, главный продукт этой культуры – чувство собственного достоинства, которое у нас частенько заменяется уродливым эрзацем под названием «понты».

«Я не русский», — без эмоциональных оттенков признается рожденный и выросший во Франции 78-летний Владимир Познер. Но мы-то, сидящие в зале, разумеется, оцениваем эту фразу и оцениваем самого Познера. Собственно в этом и цель авторских вечеров. А какой он на самом деле – без телевизионных искажений и прикрас? Так вот: он не русский. При ближайшем рассмотрении гораздо более «нерусский», чем на экране телевизора.

И собственно в происхождении — суть обаяния и отстраненности Познера как журналиста. Он – над схваткой и над «российскими» проблемами. Если мы о Путине говорим как о личном горе или личном счастье, то Познер рассматривает его как персонажа в еще не написанном учебнике истории. При этом он пьет кофе в собственном столичном ресторане и ведет авторскую передачу на Первом канале. Ему любопытно, но для него Россия — не фатальна. «Какие вопросы вы задали бы Путину на своей передаче?» — интересуются обнинцы. «Не скажу. Вдруг он и правда придет? Пусть мои вопросы станут для него неожиданностью», — интригует Познер. И в его глазах блеснули искры спортивного интереса. Все-таки есть какой-то мистицизм в совпадении инициалов главного менеджера и главного журналиста страны. Это как с волшебной палочкой Гарри Поттера, которая оказалась сестрой волшебной палочки Волан-де-Морта.

У Владимира Познера три гражданства, поэтому российская политика для него – не более чем футбольный матч для комментатора. Он, конечно, переживает, но переживать – его работа. Ему собственно за это платят. Он и сам признается, что находится в России только из-за работы и что, если работы не будет, он сразу сядет в самолет и улетит во Францию, где все родное и приятное. «Я не могу там работать так, как работаю здесь, — отвечает Владимир Познер на вопросы обнинских зрителей о том, почему он находится в России. – В вашей стране у меня как журналиста есть некоторый авторитет, популярность, если хотите влияние. А кто меня возьмет на телевидение во Франции? Особенно в моем возрасте. Никто».

Именно поэтому многих гениальный телеведущий Владимир Познер раздражает. Одним не нравится, что он сотрудничает с Первым каналом, других настораживает, что в его студии до сих пор не побывала Ксения Собчак, третьи просто не любят умных удачливых евреев. Однако все обвинения с Познера – как с гуся вода.

— Как при всех политических обстоятельствах Владимир Познер вообще возможен на Первом канале? – поступил вопрос из зала.

— В царской России антисемитизм был официальным. Но при этом было выражение «любимый жид при генерал-губернаторе». Ну… — засмеялся Познер и кокетливо пожал плечами. Зал просто упал со смеху. Разоблачительные и остроумные вопросы абсолютно не смущают Познера, потому что он самый первый и с большой охотой готов разоблачаться и остроумничать над собой. И такая степень свободы и самоуверенности не может не восхищать.

Кто-то из зрителей сообщил Познеру, что буквально накануне в Интернете было опубликовано обращение петербургского отделения организации «Народный сбор» к президенту с просьбой инициировать принятие закона о придании статуса иностранных агентов не только юридическим, но и физическим лицам, и что возглавляет список потенциальных иностранных агентов – Владимир Познер. Сообщение оказалось для телеведущего новостью, и он долго потешался: «Я – иностранный агент. Ну, чего еще от иностранного агента ожидать? Как иностранный агент хочу сказать…»

И вот к «иностранному агенту» Познеру потекли реки записок: «Что будет с Россией? Почему у нас все так плохо? Почему русские за границей выделяются среди всех? Почему профессия психолога не ценится? Почему в России художники и дизайнеры не занимают достойного места? Где нам учить наших детей? Почему нет демократии?» И так далее… Разве что на руке не попросили погадать. Иностранного агента.

Фантастическая вещь – журналист Первого канала, еврей с тремя гражданствами, «временщик» по своей сути вызывает гораздо больше доверия, чем собственный начальник, собственный президент и даже собственное мнение. Конечно, главная причина – интеллект. Но мне показалось, что не последнюю роль играет естественное для Познера состояние свободного человека. И, к моему ужасу, к концу вечера сложилось впечатление, что он – миссионер, который приехал с лекцией в тюрьму.

Екатерина Задохина

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.