Перед вызовом плюрализма (проблема 50)

В предыдущем очерке я обращал внимание читателя на пять исторических эпох: античность, средневековье, Новое время, модерн и постмодерн. Чем ближе к нашим дням, тем больше многообразия и плюрализма, т.е. различных точек зрения. В Новое время, а это XVII – XIX вв., руководствовались идеалом науки. Казалось, что наука расставит все, в том числе и людей, на их правильные места. Искали, а порой и находили, универсальные законы. В обществе модерна акцент стали делать на творчестве, единообразие уже не поощрялось столь же неукоснительно, как в Новое время. Наконец, в постмодерне, возраст которого несколько условно можно отсчитывать от 1970-х гг., многообразие дополнилось плюрализмом мнений. И возникла острейшая проблема: как справиться с многообразием, которое постоянно сопровождается плюрализмом?! Разумеется, можно на словах не признавать плюрализм. Но он напоминает о себе, причем порой крайне болезненно.

Ученые в этой ситуации оплошали. Они продолжали неторопливо делать свое дело, ожидая от широких масс всеобщего восхищения ими. Восхищение было и есть, но не в тех масштабах, которые действительно определяли бы магистральное развитие человечества. Я лично, безусловно, являюсь энтузиастом науки. Поэтому именно на науку возлагаю основные надежды как на силу, способную направить плюрализм в цивилизованные и культурные рамки. Но я вынужден, не без грусти, признать, что пока этого не случилось. Перед лицом плюрализма на кого еще, кроме ученых, можно возлагать решающие надежды? Может быть, на философов, на деятелей искусства, на священников, на политиков, на молодежь? Претендентов много, а толку мало.

Философам надо отдать должное. В отличие от ученых они, по крайней мере, осознали актуальность проблемы плюрализма. Философы даже попытались ее разрешить. Особенно это относится к французам и немцам. Французы, в частности, Жак Деррида, заняли бескомпромиссную позицию: не надо противостоять плюрализму. Чем больше его, тем лучше. И баста! Вроде бы все у них получалось. Но они не справились с проблемой терроризма. Имеют ли террористы право на свою точку зрения? И «да», и «нет». Ответ на этот вопрос приводит к колоссальным издержкам, а на кону жизни людей. Французы оказались в тупике. Некоторые из них, например, Деррида даже стали прислушиваться к своим извечным оппонентам, немцам.

Лидер немецких философов Юрген Хабермас провозгласил тезис на достижение согласия в результате дискурса, т.е. переговоров. Сели, привели аргументы, нашли общую точку зрения и в результате ограничили нежелательный плюрализм. Увы, далеко не все садятся за общий стол переговоров. А если садятся, то приводят слабые аргументы. Согласие-то не получается. В результате французские философы не согласились с их немецкими коллегами. Итак, не только ученые, но и философы оплошали.

А деятели искусства? Творцы, новаторы? Безусловно. Но что творят и что вытворяют?! Мастера риторики! По преимуществу они работают на плюрализм. Способны ли они исключить нежелательные аспекты плюрализма? Не вижу никаких существенных успехов у них на этот счет.

Священники с их единственно верными истинами абсолютно беспомощны перед плюрализмом. Райский пряник и адский кнут тысячу лет тому назад были в тысячу раз привлекательнее, чем в 2013 г. Перед вызовом плюрализма церковь тоже разводит руками.

Политики? Люди как люди, часто сильно преувеличивают свои заслуги. Зарубежные лидеры в отличие от наших политиков ориентируются на ученых. Но, как уже отмечалось, ученые пока не справляются с проблемой плюрализма. Наши политики считают себя умнее ученых. Но делают вид, что действуют от имени ученых. Проблеме плюрализма нечего беспокоиться – политикам ее не одолеть.

Молодежь? Ей надо учиться, что она и делает. В противостоянии со злободневными проблемами она не умнее своих наставников. Но прыти больше – что радует!

Итак, я, кажется, вращаюсь по кругу. Как выясняется, и деятели искусства, и священники, и политики, и молодые люди не имеют решающих преимуществ перед учеными. Надо возвращаться к ученым. Нет людей умнее их! Я выдвинул проблему, но не разрешил ее. Постановка проблемы иногда актуальна. Разумеется, у меня есть свои идеи. Но об этом в следующий раз.

Виктор Канке

1 комментарий

zhyltsovd
Плюрализм может и защищает от каких-то форм диктатуры (как было сказано в предыдущем выпуске), но, как видно, не защищает от диктата медиа. Вот возьмем ``проблему терроризма’’. Еще в 1991 г. Ноам наш Хомский писал:

Имеются два подхода к изучению терроризма. Можно следовать буквальному подходу, принимая тему всерьез, или пропагандистскому подходу, утверждая, что концепт терроризма является оружием, которое использует некоторая система власти. В каждом случае ясно как продолжить. Следуя буквальному пониманию, мы начинаем с определения того, что такое терроризм. Затем мы ищем примеры этого явления – концентрируясь на главных примерах, если мы основательны – и пытаемся установить причины и средства. Пропагандистский подход указывает другой способ. Мы начинаем с утверждения, что терроризм – это деятельность некоторого официального объявленного врага. Затем мы называем террористические акты террористическими, если их можно приписать (с основаниями или без) к требуемому источнику; в противном случае их можно игнорировать, замалчивать или назвать ``возмездием’’ или ``самозащитой’’.

Терроризм стал одним из главных общественных вопросов в 1980-е. Администрация Рейгана начала работу с объявления своего стремления уничтожить то, что президент назвал ``зловещим бичом терроризма’’, чумой, распространяемой ``развращенными врагами самой цивилизации’’ для ``возврата к варварству в современную эпоху’’. Кампания фокусировалась на особо опасной форме чумы: международном терроризме, руководимом государством. Главный тезис приписывал источник основанной Советами ``мировой террористической сети, направленной на дестабилизацию западных демократичных обществ’’, говоря словами Клары Стирлинг, чья высоко-оцененная книга ``Террористическая сеть’’ стала Библией для администрации и основополагающим текстом новой дисциплины – террорологии. Как считалось, она давала ``обширные доказательства’’ того, что терроризм случается ``почти исключительно в демократических или относительно демократических обществах’’, не оставляя сомнений относительно источника чумы. Вскоре было показано, что книга является никчемным пропагандистским текстом, однако сам тезис остался нетронутым, господствуя в мэйнстримовых репортажах, комментариях и исследованиях.


Ну и так далее.

По-моему ясно, что шансы жителя цивилизованной страны помереть в результате ``террористического акта’’ крайне малы, почти ноль (см., например, смертность от терроризма в Израиле). Т.е. никаких объективных причин бояться терроризма нет. Вся проблема возникает стараниями медиа, направленными на поддержание иллюзии контроля.

P.S. Пользуясь случаем поздравляю автора с юбилейным эссе!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.