Улица Жукова

В 60-70-е годы многие улицы города, имевшие романтичные названия, переименовали в связи с усилением идеологической и военно-патриотической работы. Бульвар Энтузиастов стал улицей Победы, улица Жолио-Кюри превратилась в часть проспекта Ленина, а чтобы не обижать память гениального французского физика-ядерщика, его именем стали называть бульвар Молодости.

У пульта управления Первой АЭС. Сидят Н.С. Антоненко,  председатель горисполкома, Г.К. Жуков. Стоят А.П. Белов, секретарь горкома КПСС по науке, И.А. Прядухин, офицер-порученец, Г.А. Жукова

А бульвар Дружбы переименовали в улицу Жукова. В этом была определенная логика – в торце улицы в 1972 году открыли мемориал «Вечный огонь». Там захоронено около 200 человек, умерших в первые месяцы 1942 года в окрестных госпиталях, самый крупный из которых располагался в здании, где потом разместится главный корпус ФЭИ. В основном, это воины 53-й стрелковой дивизии, которая освобождала наши края, в том числе и Малоярославец – за этот городок был очень тяжелый и кровопролитный бой. Они были похоронены в разных братских могилах, одна из них находилась в Старом городе (на ее месте установлен памятный знак). Сейчас их могилы – по обе стороны от Вечного огня, они обозначены клумбами с красными цветами.

Название улицы символично – маршал Жуков в те дни командовал Западным фронтом. В его состав входила 53-я дивизия. Это его солдаты лежат в могиле.
Улица Жукова должна была появиться в Обнинске обязательно. Во-первых, он родился неподалеку, в деревне Стрелковка, там же прошло его детство. Во-вторых, с разъезда Обнинское он, подростком, уехал на заработки в Москву. На старом здании вокзала, снесенном три года назад, висела соответствующая мемориальная доска. Кстати, некоторые краеведы считают, что это спорно, Жуков вполне мог сесть в поезд на станции Шемякино. В-третьих, когда Жуков вступал в командование Западным фронтом в октябре 1941 года, он оказался на станции Обнинское, о чем подробно написано в его мемуарах «Воспоминания и размышления». В-четвертых, весной 1942 года командный пункт командующего Западным фронтом разместили на Морозовской даче, и с 23 мая по 26 августа 42-го Жуков там жил и работал. В-пятых, он приезжал в Обнинск в 1967 году для встречи с горожанами. В-шестых, и это главное, Жуков – национальный герой.

В России к нему сейчас полярное отношение. Одни радикалы на полном серьезе требуют официально возвести Жукова в ранг святого. Другие же постоянно припоминают ему фразу: «Солдат не жалеть! Бабы еще нарожают!» — считается, что это квинтэссенция жизненных принципов полководца. Мы же не будем присоединяться к дискуссии. Лучше расскажем о визите Жукова в Обнинск 17 февраля 1967 года.

Послевоенная судьба Жукова складывалась непросто. Он испытал падения и взлеты. После смерти Сталина чуть было не стал руководителем страны, но Хрущев оказался хитрее и  могущественней. Никита Сергеевич в результате сбросил с политического олимпа СССР Георгия Константиновича, отправив того на пенсию. При этом Жукову в тайне симпатизировали многие люди нашей страны. После смещения Хрущева и прихода к власти Брежнева Георгия Константиновича стали потихоньку выводить из опалы. Знаковым событием стало то, что Жукова пригласили в президиум собрания высших чинов страны, посвященного 25-летию Московской битвы, — оно состоялось в начале декабря 1966 года. Тем не менее, его продолжали держать на пенсии, к государственным делам не подпустили, но мемуары писать позволили.

В Обнинске же всегда чутко улавливали веяния времени. Интерес к Жукову был громадный. Но как пригласить маршала в город для публичного выступления так, чтобы местное начальство не получило по шапке? Ведь положение Георгия Константиновича было все-таки непонятное – то ли в опале, то ли нет. Решили сделать так: оформили приглашение не от городских властей, а от общественной организации «Дом ученых», которая имела широкую известность в Обнинске благодаря тому, что организовывала встречи с разными интересными людьми, прекратила она свое существование в 90-е годы.

Жуков приглашение принял и приехал в город науки в сопровождении жены Галины Александровны и порученца в звании майора, который на самом деле был приставлен к маршалу, чтобы наблюдать за ним и сообщать, что происходит, куда следует.

Тогда машины попадали в Обнинск через железнодорожный переезд (он уже давно закрыт, но подъезды к нему сохранились). И вот огромный черный бронированный ЗИЛ медленно переполз через рельсы и остановился у магазина «Репка» (теперь – «Калужские продукты»). Из машины вышел маршал в шинели длиной до пят и дальше пошел пешком к зданию горкома, а ЗИЛ медленно ехал с ним рядом. Так Георгий Константинович проявил свое уважение к принимающей стороне. К слову, когда в 1998 году в Обнинск с официальным визитом приехал Жириновский, то его машина подкатила к мэрии, врубив крякалку и мигалку. Почувствуйте, как говорится, разницу.

На третьем этаже горкома гостей напоили чаем, беседа носила самый общий характер. Потом Жукову устроили экскурсию по Обнинску. Приехали на метеомачту. Есть известная фотография, где он стоит на первом балконе вышки. Но, как рассказывают очевидцы событий, он поднялся на самый верх. Лифт ходит только до последнего 13-го балкона. Однако Жуков этим не удовлетворился и захотел посетить рубку, венчающую мачту. А туда ведет неудобная вертикальная металлическая лестница. Галина Александровна отговаривала мужа, просила не рисковать здоровьем, февраль все-таки. Но Жуков проявил упрямство и настойчивость – стал подниматься выше. Скрепя сердце к нему были вынуждены присоединиться жена и порученец.

Затем Жукова отвезли в ФЭИ. Он побывал на пульте управления Первой АЭС, еще ему показали комплекс реакторов на быстрых нейтронах. Пояснения слушал внимательно, пытался вникнуть в то, как работает «мирный атом».

Затем он побывал около Морозовской дачи. Очевидцы рассказывают, что внутрь здания не заходил, несколько минут постояв у забора. Так что рассказы некоторых краеведов о том, что сам Жуков указал на комнату, в которой ночевал, не соответствуют действительности. Георгий Константинович рассказал сопровождающим, что зачастую в этот дом он приезжал только на ночь, а большую часть времени он проводил в оперативном управлении штаба Западного фронта, оно располагалось в здании, где потом разместится главный корпус ФЭИ.

Встреча с народом началась в 19 часов в ДК ФЭИ, зал был переполнен. Вечер вел первый секретарь горкома Евгений Федоров, он и представил маршала публике. Георгий Константинович выступал без бумажки, рассказывал о битве за Москву. Потом сказал: «А теперь задавайте любые вопросы, даже самые злые, на все отвечу». Встреча продолжалась два часа.

Затем маршала Победы пригласили в Курчатовском домик (недалеко от проходной промплощадки ФЭИ) на ужин. Жукову подали отварного судака, а главным алкогольным напитком ужина был коньяк «Баку». «Мы воспользовались ситуацией и стали задавать Жукову вопросы, — вспоминает Анатолий Белов, который тогда был освобожденным секретарем горкома КПСС по науке. – Георгий Константинович охотно отвечал. Например, он рассказал нам, как арестовывал Лаврентия Берию в 1953 году. Разбил тому пенсне и осколками стекол срезал пуговицы со штанов, чтобы тот не совершал резких движений».

Застолье завершилось за полночь. Гостей оставили на ночлег там же, в Курчатовском домике. А утром руководители города проводили Жукова до памятника под Наро-Фоминском.

Петр Фокин

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.