Крутые, хорошие, не злые

Латвийская группа BrainStorm наполнила обнинский Дом ученых потоком положительной энергии. Пожалуй, это был лучший в сезоне концерт – с точки зрения чувства.

BrainStorm - это чистая радость и свет

Приехать в Россию с туром – общий тренд для музыкантов из бывших союзных республик. Вроде как в прошлом – «родственники», поэтому всегда легко договориться и понять друг друга. Эти латыши, популярные и у себя в стране, и вообще в Европе, – не исключение.

Даже тот, кто впервые видит название группы, наверняка слышал ее песню «Выходные»: «Ага, а мы гуляем, мы крутые, ага, а мы хорошие, не злые». Все это отлично характеризует BrainStorm. Именно что крутые, именно хорошие и не злые. Точнее не скажешь. Лидер группы, вокалист Рейнарс Кауперс – по энергетике стопроцентный Трубадур из «Бременских музыкантов» (недаром музыканты дружно признаются в любви к советской мультипликации). Только Кауперс постарше и не с такой прямолинейной пластикой.

Рейнарс «колбасится» на сцене по полной программе. Его тело необыкновенно артистично и завораживает не меньше голоса. В отличие от многих русских исполнителей, которые колеблются между двумя сценическими вариантами – «постоять в черных очках» или «посидеть с закрытыми глазами», – Кауперс использует тело как мультиинструмент с бесконечным количеством возможностей. Это почти спектакль в концерте. Глядя на него, я впервые задалась вопросом: «Почему наши мужчины-звезды не танцуют?» Может быть, возраст? Но двум из трех сыновей Рейнарса – близнецам – по 17 лет, а самому вокалисту – 38. Нормальный русский музыкант к этому времени уже солиден, зачастую животаст и не слишком подвижен.

Почему же BrainStorm так любят и в Европе, и в России? На этот вопрос ответил их же коллега из Белоруссии, лидер группы «Петля пристрастия» Илья Черепко-Самохвалов: «Просто у них есть талант быть хорошими музыкантами и при этом не пытаться ввинтить людям шуруп в голову каким-то экзистенциальным вопросом — это залог успеха». Видимо, в этих словах сквозит какая-то ирония… Но мне она кажется лишней. Прекрасно, что есть на свете и на сцене люди, которые не «грузят», не навязывают взглядов, не демонстрируют интеллекта, не пытаются превратить концерт ни в исповедь, ни в лекцию, ни в сакральное действо. Они полны чистой радости и света. Даже не совсем понятно, почему группа называется BrainStorm. При чем тут brain?

Непрерывно, нескончаемо, щедро со сцены на зрителей шел поток положительной энергии. У музыкантов ее так много, что поначалу просто теряешься и не знаешь, что с этим делать. Все так прекрасно и доброжелательно: музыка, свет, разговоры со зрителями, слова песен… Как море в Таиланде – подозрительно теплое, подозрительно ласковое, подозрительно спокойное. Кажется, что такого не бывает. Напрягаешься, но потом отпускает.

У группы даже нет охранников. И, разумеется, кому-то это показалось подозрительным. Пришла записка: «Вот «Сплин» приезжал к нам с охранниками…» «Мы и сами парни крепкие», – заулыбался Рейнарс.

С концерта уходишь умытым, проветренным и легким. Жаль, что ощущение это невозможно получать каждый день, как, скажем, витамины. Есть, конечно, музыка в наушниках, но чем чаще посещаешь прекрасные концерты, тем более убогим представляется прослушивание музыки дома. Даже самые навороченные аудиосистемы не способны ни на что.

Калининград, Нижний Новгород, Уфа, Волгоград, Ростов-на-Дону, Обнинск… В мае BrainStorm дает четыре концерта в Лондоне. Приятно, конечно, стоять через запятую с такими городами. Не совсем заслуженно и нелогично, но приятно.

Они полны чистой радости и света. Даже не совсем понятно, почему группа называется BrainStorm. При чем тут brain?
Нам просто повезло, что в нашем городе живет Мария Ивановская, которая не просто любит хорошую музыку (кто ее не любит!), но еще предпочитает иметь к ней непосредственное отношение. И у нее отлично получается. Лучшие концерты, которые происходят в Обнинске, организует «Клуб живых» под руководством Марии. Надо понимать: BrainStorm, или Алина Орлова, или Евгений Гришковец, или Дэвид Браун знать не знали про наш провинциальный город и никогда в жизни сюда не собирались. Зачем, собственно? И только Ивановская находит слова, чтобы объяснить, зачем. Какие слова? Никто не знает. Известно только, что переговоры с менеджерами «звезд» всегда идут туго, но в последнее время по крайней мере московские менеджеры перестают переспрашивать: «Что? Что? Обнинск? А где это?»

Так что если вы видите на афише слова «Клуб живых», знайте: анонсируемое мероприятие – почти запредельно и почти невозможно в этом городе. Но если афиша висит, значит, очередное сновидение Марии Ивановской сбылось.

Елена Сирик

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.