Великие писатели на калужской земле. Часть 5

Отлученный от церкви 82-летний Лев Толстой, спасаясь от истерик жены,
искал утешения в Оптиной пустыни. Но не нашел.




Беглец
Калужский край привлекал Толстого только Оптиной пустынью – одним из крупнейших духовных центров православия. Классик был там за свою жизнь раз пять-шесть. Бывал и в Козельске, ближайшем от монастыря уездном городе, – проездом.

В 20 километрах на север от Калуги есть село Льва Толстого, но, названное так при советской власти, оно никакого отношения к жизни писателя не имело. Хотя некоторая идеологическая подоплека здесь имеется. В километре от села расположен крупный Свято-Тихонов монастырь. А православная церковь и Лев Толстой были антагонистами. Это все равно что улицу, на которой стоит Дворец спорта ЦСКА, назвать именем Спартака.

Отрицая церковь, Лев Николаевич оставался христианином, верил в Бога. Но церковь в ее существующем виде никак не устраивала Толстого, поэтому и отлучила его от себя в 1901 году. Что, впрочем, никак не мешало Толстому веровать и в дальнейшем.

Именно вера и вела его в Оптину пустынь. Однажды, в 1881 году, уже немолодым 53-летним человеком он совершил туда пешее путешествие из Ясной Поляны – а это 120 километров! Путь был преодолен за пять дней. В день в среднем по 24 км – очень серьезная физическая нагрузка. Мог бы с комфортом ехать в мягкой рессорной коляске на каучуковых шинах, но Толстому требовалось паломничество, ему надо было «настрадаться» в пути, собраться с мыслями.

Лев Николаевич, к тому времени уже всемирно известный писатель, автор «Войны и Мира», шел к старцу Амвросию (с которым за три года до этого общался Достоевский). Отец Амвросий по степени своего влияния на людей был фигурой вполне равновеликой Толстому. Оба – властители дум. Они разговаривали два часа и страшно не понравились друг другу. Толстой потом написал в своем дневнике: «Амвросий жалок до невозможности. «Учит» и не видит, что нужно». Отзыв старца о писателе тоже известен: «Горд очень». А все дело в том, что отец Амвросий никак не мог принять антицерковного мировоззрения Толстого.

Лев Николаевич пропагандировал не только непротивление злу насилием. Он отрицал государство, подавляющее свободу человека, и иерархическую структуру церкви. Вероятно, Толстой надеялся убедить отца Амвросия в своей правоте. Но разве старец, встроенный в систему, мог с таким согласиться? Не удивительно, что после разговора они остались недовольны друг другом. Кстати, «гордость», в которой отец Амвросий упрекнул писателя, – это обвинение в самом страшном грехе с точки зрения христианства. Ведь под «гордостью» подразумевалось возвеличивание собственной личности над божественным порядком: атеист или верующий, несогласный с церковными правилами, – самый страшный грешник, хуже убийцы или насильника.

…В последний раз в Оптиной пустыни Толстой побывал за несколько дней до смерти, осенью 1910 года. Он, измученный скандалами с женой Софьей Андреевной, ночью тайно бежал из дома. Из Ясной Поляны Лев Николаевич двинулся в Оптину. Исследователи его жизни говорят, что он хотел найти утешения у старцев, которых стал воспринимать не как священников, а как отшельников. Ведь себя тоже в какой-то мере считал таким же.

Приехав, подошел к скиту, в котором жил знакомый ему отец Иосиф, самый авторитетный старец того времени (отец Амвросий умер в 1891 году). Но не решился к нему войти. Несколько раз подходил – и все никак, мучался, боялся, что с ним, отлученным, не станут говорить. А отец Иосиф знал, что у стен скита бродит Лев Толстой. Велел звать, но у братии духу не хватило.

Толстой не смог переступить через свою гордость и отправился в расположенный неподалеку Шамординский монастырь. Игуменьей была его родная сестра Мария Николаевна. У нее он нашел теплый прием и утешение. Для сестры великий брат был вовсе не грешником, а «заблудшей душой». Они по-доброму поговорили, и Лев Николаевич решил остаться здесь навсегда – снять дом в деревне Шамордино, а на следующий день поговорить со старцем Иосифом. Однако этим планам не суждено было сбыться.

Приехала 26-летняя дочь писателя, его любимица Александра. Она в родительском конфликте стояла полностью на стороне отца и сообщила ему, что Софья Андреевна догадывается, где он находится, и собирается его преследовать. А Лев Николаевич уже твердо решил никогда более не встречаться с женой. Поэтому он спешно покинул Шамординский монастырь.

На козельском вокзале он сел в ближайший поезд, направлявшийся в Ростов-на-Дону. Но из-за воспалившихся легких Лев Николаевич сошел на станции Астапово, где и умер.

Екатерина Задохина

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.