Сорок книг профессора Канке

В московских издательствах «Омега-Л» и «Юрайт» вышли две новые книги обнинского профессора Виктора Канке – «Методология научного познания» и «История, философия и методология техники и информатики». Автор, называющий себя «научным многоборцем», рассказал «Событиям» о своих трудах, тревогах и замыслах.

Виктор Андреевич Канке

– Виктор Андреевич, поздравляем с новыми книгами.

– Спасибо.

– Сколько их теперь у Вас в общей сложности?

– Ровно сорок, не считая многочисленных переизданий и книг, подаренных мной читателям интернета.

– Это много или мало?

– Это нормально с точки зрения реализации творческого потенциала. Я пишу для студентов и интеллектуалов. Всегда приятно сознавать, что проделанная работа не напрасна, что твоя книга дошла до адресата и кому-то пригодилась.

– Значит, Вам удалось реализовать свой творческий потенциал?

– Процентов на семьдесят.



– Как рождается замысел книги?

– Каждый человек ежедневно придумывает новые теории. Это характерно для всех ученых, особенно для профессоров, обучающих студентов. Как правило, меня не устраивают существующие теории, и тогда я создаю свою концепцию.

– А разве недостаточно в этой связи ограничиться статьей?

– Объем статьи, как правило, мал для изложения многозвенной теории.

– Если при написании учебника вы создаете новую концепцию, как это вяжется с необходимостью излагать хорошо проверенные представления, закрепленные в стандартах?

– Стандарты – коварная вещь. Часто их творцами выступают самые настоящие ретрограды. Надо придумать теорию, которая лучше уже известных концепций. Существующее должно быть превзойдено – таков закон творчества. Традиционное знание, конечно же, должно быть представлено, но непременно под критическим углом зрения.

– Значит, Вы критикуете выдающихся ученых и философов?

– Разумеется. Я стараюсь отдавать должное их достижениям. Но это не означает, что надо умалчивать об изъянах в их теориях. Ошибаются все, гении тоже.

– А следует ли сообщать студентам об ошибках гениев?

– Непременно следует. Наука должна быть представлена во всей ее неоднозначности, с проблемами, взлетами и падениями. Наука – это соревнование, создание новых этических перспектив.

– Какие из Ваших сорока книг наиболее популярны?

– Пожалуй, два учебника по философии: один для вузов, а другой – для средних специальных учебных заведений. Оба за последние 15 лет переиздавались раз по сорок. В научных же работах наиболее часто фигурирует моя книга «Основные философские направления и концепции науки», выдержавшая три издания. Она цитировалась более ста раз. А рабочих программ, где она включена в списки рекомендуемой литературы, видимо, около тысячи. Кстати, я не без удивления узнал, что эта книга широко используется при обучении курсу философии науки не только в светских университетах, но и в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете.

– Вы пишете о самых разных науках – от математики и физики до экономики и этики. А ведь сами начинали в свое время как физик.

– Я действительно восемь лет преподавал физику. Но лет сорок назад со мной случился необычный казус. У меня сложились дружеские отношения с одним философом, который был «помешан» на «Капитале» Карла Маркса. Сам я тогда изучал проблему времени. Мне было интересно оценивать ее с позиций не только физики, но и экономики. Вскоре я обнаружил, что токи знания, идущие от различных наук, дополняют друг друга. Мне стало скучно находиться всего лишь в одной науке. С годами мои воззрения становились все более разносторонними. Мне лично интереснее быть научным многоборцем, чем узким специалистом в одной науке. Но, разумеется, узкая специализация обладает своими преимуществами.

– При столь разносторонних интересах наверняка возникал соблазн написать энциклопедию?

– Угадали. И не просто соблазн – я действительно написал энциклопедию философии науки, или, иначе говоря, метанауки. Это – своеобразный итог моих упорных занятий на протяжении 30 лет.

– И когда читатели смогут с ней познакомиться?

– Возможно, никогда. Дело в том, что я не вижу путей ее издания. Вряд ли какое-либо издательство рискнет вложить свои деньги в этот проект. Продать научную книгу, если она не является одновременно учебной, крайне затруднительно. А спонсор, буду искренен, вряд ли найдется. Не идти же мне с протянутой рукой.

– Но Вы же, надо полагать, человек не бедный, ведь Ваши книги продаются в любом большом книжном магазине. Миллионер, наверное?

– Возможно, но мне это не известно. Мои книги продаются не только в России, но и, например, в Монголии, Казахстане, Израиле, Белоруссии, Греции, на Украине. Но мне лично ничего не перепадает. Отечественные издательства за крайне редкими исключениями не выполняют своих обязательств. Попросту говоря, «забывают» выплачивать гонорары. Для защиты моих интересов необходимы деньги на оплату услуг юристов и, разумеется, жизненные силы. У меня нет ни того, ни другого. Удел русского философа – нищета. Профессорский оклад – 22 тысячи рублей в месяц.

– Получается, работаете исключительно на энтузиазме?

– Разумеется. Я живу по призванию, не надеясь на материальное вознаграждение. Временами мне стыдно перед членами моей семьи. Им достался довольно странный муж, отец и дед. Как-то мне одно московское издательство предложило написать детектив. Дело, мол, денежное. Я, смеясь, отказался. Мое – другое. Кстати, я не жалуюсь. Я ведь сам выбрал свою судьбу.

– А кроме энциклопедии, какие еще Ваши книги не опубликованы?

– В частности, книга «Все гении – путаники».

– Странное название.

– Да и сама книга, полагаю, необычная. Это не научная монография и не учебник, а собрание коротких эссе о спорах гениев из самых различных областей науки и культуры. Я пишу о гениях уважительно, с любовью не только к их прозрениям, но и к заблуждениям. Книга рассчитана на интеллектуалов. Никак не могу сообразить, какое издательство могло бы ее опубликовать.

– Остается пожелать Вам дальнейших творческих свершений, новых книг и, как это ни сложно, издательских прорывов.

– Спасибо, я постараюсь.

Ольга Субчак

2 комментария

NSmith
много-много раз сидел на его лекциях. необычные были ощущения. как-будто кто-то насилует мой мозг. потом научился не вслушиваться, а просто записывать за ним
old_pergunt
Может Вам «в консерватории что-нибудь подправить»?
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.