Русские писатели на Калужской земле (часть 6)

Полвека назад этот человек помог беспросветно провинциальной Тарусе начать потихоньку налаживать нормальный городской быт. Но и сегодня слова великого писателя, пронизанные болью за место, ставшее для него родным, звучат, к сожалению, актуально.

Дитрих и Паустовский

Гражданин Тарусы
В 1967 году в культурной жизни СССР произошло чудо – в Москву приехала Марлен Дитрих, суперзвезда XX века. Как сейчас бы сказали, икона стиля. Она давала всего два концерта. Когда закончился первый, товарищи в серых костюмах поинтересовались, есть ли у нее какие-нибудь желания. Может быть, госпожа Дитрих желает посетить Большой театр? Нет – она всего лишь хочет встретиться с писателем…

А он, перенесший несколько инфарктов, лежал в больнице, чувствовал себя плохо. Врачи не хотели его никуда отпускать. Да и самому ему уже было не до поездок. Приказать ему не могли. Осталось упрашивать. Умолять. И он согласился.

Пришел. Объявили его фамилию. Он с трудом поднялся на сцену. Марлен Дитрих, не говоря ни слова, встала перед ним на колени и начала целовать его руки. Переполненный зал оцепенел – образовалась пронзительная тишина. А Дитрих, заливаясь слезами, все целовала и целовала его руки. Писатель от смущения не знал, куда деться. И вдруг лопнула тишина – весь зал встал, аплодируя. Великая актриса объяснила, что когда-то прочитала в переводе на немецкий язык рассказ «Телеграмма». Он так глубоко запал ей в душу, что она поклялась поцеловать руку, написавшую этот шедевр. И сейчас она безмерно счастлива, потому что это удалось сделать. Да и в СССР она приехала, по большому счету, только за этим. Звали писателя Константин Георгиевич Паустовский…

Он родился в 1892 году в Киеве, потом переехал в Москву. А последние 13 лет прожил в Тарусе, благодаря чему город приобрел всесоюзную славу. Паустовский оказался там по необходимости – он болел астмой и задыхался от московской пыли. Доктора настоятельно советовали сменить место жительства. В 1955-м писатель купил себе в Тарусе полдома – на берегу речки Таруски у ее впадения в Оку.

Паустовский влюбился в этот город. Вот его строки, ставшие хрестоматийными: «Я не променяю Среднюю Россию на самые прославленные и потрясающие красоты земного шара. Всю нарядность Неаполитанского залива с его пиршеством красок я отдам за мокрый от дождя ивовый куст на песчаном берегу Оки или за извилистую речонку Таруску – на ее скромных берегах я теперь часто и подолгу живу». И еще знаменитые слова Паустовского о Тарусе: «Каждый раз, собираясь в дальние поездки, я обязательно приходил на Ильинский омут. Я просто не мог уехать, не попрощавшись с ним, со знакомыми ветлами, со всероссийскими этими полями… Нет! Человеку никак нельзя жить без родины, как нельзя жить без сердца».

Сердце родины, как понимал Тарусу Константин Георгиевич, было больным, и он, человек совестливый, свободомыслящий, не мог молчать. С писательским авторитетом Паустовского считались (кстати, в 1955-м он должен был получить Нобелевскую премию, но советские дипломаты, как гласит легенда, исхитрились, и высшая литературная награда досталась Михаилу Шолохову), и его пронизанное болью за любимый город письмо опубликовала самая главная в СССР газета – «Правда».

Читаешь письмо сейчас и понимаешь: за 55 лет в стране мало что поменялось. Вот что написал Константин Паустовский: «Живет Таруса на крохи из «области», как бедный родственник, мыкается, латает дыру на дыре и представляет собой грустное зрелище ничем не оправданной заброшенности». Прошло полвека, а половина тарусских улиц до сих пор не покрыта асфальтом – и в межсезонье там непролазная грязь.

«Руководители таких городов страстно мечтают о том, чтобы у них обязательно возникли большие промышленные предприятия, и полагают, что в этом одном и заключается смысл существования малых городов», – удивительно актуальная цитата. Дальше Паустовский писал о проблемах с водой, которую женщинам приходится в бочках и на коромыслах таскать за два-три километра. О том, что местная электростанция работает всего шесть часов в сутки – а рядом проходят три высоковольтных линии…

Письмо возымело действие. Благодаря авторитету Паустовского в Тарусе построили водопровод, трансформаторную подстанцию – город стал получать электроэнергию круглосуточно. Заасфальтировали дорогу Серпухов – Таруса. Открыли местную картинную галерею.

За год до смерти, тогда же, когда перед Паустовским преклонила колени Марлен Дитрих, Константину Георгиевичу присвоили только что учрежденное звание «Почетный гражданин Тарусы».

Он умер в Москве в 1968 году. Похоронили его, как он хотел, в Тарусе. Провожать писателя в последний путь, как вспоминают старожилы, вышел весь город…

В Тарусе есть городская легенда. Когда Паустовский сидел с удочкой в лодке на Оке, к нему с берега за рыбой приплывал черный кот. Ни к кому больше не плавал – только к Паустовскому.

Екатерина Задохина

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.