Музыка, небо, солнце и дождь

«Дикую мяту» ждешь, потому что знаешь: там будет хорошо. Она не разочаровывает – даже под ливнем.



В этом году непогода слегка подпортила только один фестивальный день – субботу. Но люди все равно плясали под зонтиками. Нет, не пьяные – здесь не туристический слет. На «Мяте» под дождем танцуют от чистой радости. И любви.

Формально «Дикая мята» – международный фестиваль world music. Хотя его генеральный продюсер Андрей Клюкин предпочитает термин «корневая культура». Но стилистика выступлений разная. Тот же «Аквариум» Бориса Гребенщикова имеет лишь косвенное отношение к фольклору. А белорусская «Серебряная свадьба», ведомая блистательной Бенькой, и рядом с народными мелодиями не стояла – типичная шоу-кабаре-группа.

Но многие «мятные» музыканты работают все-таки на «корневом» поле – в этом году среди них были и российская группа «Иван Купала», и молдаване Zdob si Zdub, и звезда мирового масштаба ирландка Шинейд О’Коннор. Всего за три дня более 60 концертов музыкантов из 18 стран – эпический размах.

Центр «Этномир» под Боровском, где фестиваль проходил уже в третий раз, огромен, он вмещает десятки тысяч людей, всем хватает места и даже не тесно. Разве что у самой сцены, когда выступают звезды, можно ощутить чей-то локоть. Но никто и не думает обижаться – все улыбчивы, доброжелательны и расслаблены.

Публика в основном молодая и очкастая. Одинокая девушка с розовыми волосами пришла послушать гуру Бориса Борисовича. Поначалу грустила, печалилась. Посмотрел на нее через несколько минут – уже вся в его музыке, танцует, оголившись по пояс. А народу кругом – миллион. Удалось ли Мальвине столь радикальным приемом найти себе Буратино, не знаю.
Выбрался из толпы, чтобы послушать Гребенщикова один на один. Как раз и солнце вышло из-за тучи – БГ оценил и спел напоследок «Небо становится ближе». А на бис не вышел, как ни просили.

Огромную толпу собрали у сцены задорные «Вопли Видоплясова». Олег Скрипка чудил – стащил с головы зрителя индейский головной убор из перьев, напялил на себя, став этаким Тарасом Зорким Соколом, забавно двигая бедрами. Но одной паре было не до «Воплей» – сидели на траве, ни на кого не обращая внимания, целовались. Захотелось мне прогуляться по высокой траве, отошел от сцены метров на сто, а звук выстроен отлично, все очень хорошо слышно на большом расстоянии, и – чуть не наступил на другую парочку. Всюду жизнь.

Финал у «Мяты» был потрясающий. На главной сцене выступала группа из Нью-Йорка Easy Star All Stars – четыре негра, ой, афроамериканца, и четверо белых: играли прекрасные регги-каверы на великие темы из The Beatles, Pink Floyd, Radiohead. А неподалеку от сцены, сбоку, как ряд лож в театре, расположилось под открытым навесом кафе, где подавали пиво. Я туда и пошел.

Закатное низкое солнце неярко било в глаза. Около сцены тысячи две народа в ритм музыке колыхали поднятыми руками влево-вправо. Рядом с кафе носилась малышня с юными мамами, запуская пенопластовые планеры – летательный аппарат врезался в мой нос. Столика через два сидел автор и идеолог всего происходящего – волосатый, кучерявый, усатый, в меру упитанный и бесконечно счастливый Андрей Клюкин.

Представляю себе, какие незабудки распускались в его душе. Деньги деньгами, а счастье – счастьем. И он точно в тот момент не барыши в уме подсчитывал, а просто наслаждался людьми, музыкой, небом и солнцем.

А получилось так, что квинтэссенция фестиваля проявилась для меня уже после его закрытия. «Безлошадные» гости «Мяты» на выходе выстроились в очередь на бесплатный автобус до Балабанова. Я в хвосте. Вдруг подъезжает машина, и человек лет тридцати говорит из нее: «Пожалуйста, до станции». На него зашумели таксисты: «Чего лезешь?» Но он их успокоил: «Так я ж бесплатно!» Взял молодую семью с годовалым малышом, ну и я поторопился занять последнее место. Поехали. Молчим. Через несколько минут водитель спрашивает: как вы относитесь к Белоруссии? Он оказался эмигрантом из Минска – сбежал в Москву от лютого Батьки. Под лобовым стеклом висела бело-красно-белая ленточка – кто знает, тот понимает. А от денег, когда приехали, наотрез отказался, даже обиделся.

Александр Белов

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.