Великие писатели на калужской земле (Часть 7)

Начинающий учитель, впоследствии ставший прославленным бардом, снял в Калужской области двух директоров сельских школ. А в главной региональной газете опубликовал стихотворение, разоблачающее империалистов.

Булат Окуджава

Гроза директоров
Окуджава оказался на калужской земле волей случая. Сына «врагов народа», «искупившего грех» на фронте, в 1950 году по окончании Тбилисского университета распределили во Владимир. Там с ним произошел случай почти анекдотичный. Булат приехал вечером, областной отдел образования был уже закрыт, и молодой педагог решил дожидаться утра в привокзальном ресторане. А зоркий милицейский патруль обратил внимание: молодой человек ничего не ест, не пьет – а только слушает мужчину, подсевшего к нему за столик. «Не иначе, шпион», – вычислили стражи порядка и препроводили Окуджаву в участок для выяснения личности. Утром его отпустили, и Булат уехал в Москву первым же поездом: начинать работу учителем во Владимире с такого эпизода ему никак не хотелось.

В Москве ему предложили поехать в Калугу, и он с радостью согласился – думал, это рукой подать, оказалось же – шесть часов на поезде. Судьба ему здесь не улыбнулась – вакансий в областном центре не было, и его отправили преподавать в Шамординскую школу в Козельском районе, куда Булат поехал опечаленный – деревня страшила его.

Он был молодой, горячий, гордый, даже по юности лет высокомерный. Окуджаве дали восьмые классы. Начинающий учитель провел диктант и ужаснулся – всеобщая дикая безграмотность. Всем поставил единицы, а директор школы Михаил Солохин возмутился: «У вас, наверное, дикция плохая». Взял текст диктанта для пятого класса, сам его продиктовал восьмиклассникам, усиленно подсказывая, – ребята справились без двоек. Но Окуджава категорически отказался работать по таким правилам. Результатом стал жесточайший конфликт с директором.

Дело дошло до педсовета, на котором рассматривалось персональное дело Окуджавы. Солохин хотел подвести его под увольнение, набрал компромат и пригласил заведующего районо. Но все вышло иначе – районный начальник горячо заступился за молодого учителя. И в итоге лишили должности не Окуджаву, а Солохина.

После этой истории Булат Шалвович никак не мог оставаться в Шамордино, и его перевели в Высокиничи. Тогда это село было райцентром, так что перевод можно было расценить как повышение. Но в Высокиничах, в 30 километрах от Обнинска, Окуджава проработал всего полгода. В этой школе произошел куда более жесткий конфликт. Отношения с директором опять не сложились. Тем не менее, когда учитель отпрашивался на зимние каникулы в Москву, директор отпустил. А когда Окуджава вернулся, его встретил приказ об увольнении за десятидневный прогул. Прогул в те времена считался преступлением. Окуджаву судили и приговорили к трем месяцам исправительных работ – то есть к работе без зарплаты. Молодые коллеги вступились за Булата, написали письмо в «Комсомольскую правду». Приехала комиссия и разобралась: приказ об увольнении отменили, а директора школы освободили от занимаемой должности.

А ершистый учитель к тому времени нашел себе место в Калуге, в школе № 5 на улице Дзержинского. Там ему стало жить полегче. Во-первых, город – не деревня. Во-вторых, ученики все-таки сильнее. Окуджаве дали прозвище Чаплин – за характерные усики. У него наконец-то среди коллег появились друзья – физрук и завуч. Они часто ходили к «Шарам» – так в народе называли столовую на Театральной, 1. Теперь там кафе «Камея». Вечером в столовке посетителям предлагался комплексный ужин – стакан водки, кружка пива и котлета с лапшой. Иногда друзья заказывали по два «комплекса». Когда денег не хватало, обращались в профком за материальной помощью.

6 июля 1952 года стихи Окуджавы были впервые опубликованы в областной газете «Знамя»: «Я каменщик,/ Я создаю города/ Под мирным моим небосклоном./ Как ненавидят меня господа/ Из Лондона и Вашингтона!»

В 1953 году его зачислили в штат недавно созданной комсомольской газеты «Молодой ленинец» – литературным сотрудником. Очень скоро Окуджаву признали первым поэтом области – он представлял регион на всероссийских семинарах молодых писателей. В 1956-м он переехал в Москву.

Не сказать, чтобы в Калужской области свято хранили память о Булате Окуджаве. Есть всего одна мемориальная доска – на школьном здании. Когда в начале 90-х поэту хотели присвоить звание почетного гражданина Калужской области, ходатаям было отказано – демократически настроенный бард тогдашней властью воспринимался как идеологический враг. Звание получил бывший первый секретарь обкома КПСС Андрей Кандренков. Но почетным гражданином города Калуги Булат Шалвович все же стал – в июле 1996-го, менее чем за год до смерти.

Екатерина Задохина

1 комментарий

SgtPepper
Когда в начале 90-х поэту хотели присвоить звание почетного гражданина Калужской области, ходатаям было отказано – демократически настроенный бард тогдашней властью воспринимался как идеологический враг. Звание получил бывший первый секретарь обкома КПСС Андрей Кандренков.

Честно говоря, я бы тоже не дал Окуджаве «почетного гражданина» :-) Не знаю, насколько был достоин гражданин Кандренков, но, судя я по статье, Окуджава, работая здесь, ничего полезного для области так и не сделал.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.