Великие писатели на калужской земле (часть 8)

Свои самые известные стихотворения великий поэт Николай Заболоцкий написал в Тарусе. Он хотел остаться в этом городе навсегда и уже присмотрел себе дом, но купить его не успел.

Николай Заболоцкий

Петухи да гуси
Заболоцкому, можно сказать, повезло – его не расстреляли. Арестованному по доносу в 1938 году поэту шили убойное дело – создание антисоветской организации и ведение антисоветской пропаганды. Но следователям не удалось выбить признание – Заболоцкий так и не подписал никаких бумаг, да и признаваться ему было не в чем.

«Первые дни меня не били, стараясь разложить морально и физически, – вспоминал Николай Алексеевич. – Мне не давали пищи. Не разрешали спать. Следователи сменяли друг друга, я же неподвижно сидел на стуле перед следовательским столом – сутки за сутками. За стеной, в соседнем кабинете, по временам слышались чьи-то неистовые вопли. Ноги мои стали отекать, и на третьи сутки мне пришлось разорвать ботинки, так как я не мог переносить боли в стопах. Сознание стало затуманиваться, и я все силы напрягал для того, чтобы отвечать разумно и не допустить какой-либо несправедливости в отношении тех людей, о которых меня спрашивали…»

Заболоцкого выпустили из лагеря в 1944-м. И уже через два года – неслыханное дело – разрешили жить в Москве. А все потому, что он перевел на современный русский язык «Слово о полку Игореве». Кто читал – знает, что лучше Заболоцкого никто этого не сделал. Стихи же Николай Алексеевич тогда писать опасался – в те годы могли придраться, как говорится, и к столбу. Занимался переводами с разных языков. А за переложение «Витязя в тигровой шкуре» бывший лагерник даже получил орден.

После XX съезда КПСС (1956), покончившего с культом Сталина, Заболоцкий воспрянул и снова начал писать свое. Теперь, казалось бы, жить да жить. Но беда пришла, откуда не ждал: от него ушла жена. Не к кому-нибудь, а к другу поэта Василию Гроссману, автору романа «Жизнь и судьба». Заболоцкий вроде не растерялся и стал строить отношения с молодой почитательницей его таланта, но все вскоре закончилось тем, что разбежавшиеся супруги снова сошлись.

Дом писателя в Тарусе

И вот на этой счастливой волне они впервые летом 1957-го по совету приятеля отправились в Тарусу, и Заболоцкий прикипел к городку всей душой. Он снял под дачу часть дома (сохранился до сих пор – улица Либкнехта, 36) и сочинил там шедевр «Городок», зарисовку с натуры: Целый день стирает прачка,/ Муж пошел за водкой,/ На крыльце сидит собачка/ С маленькой бородкой… / А кому сегодня плакать/ В городе Тарусе?/ Есть кому в Тарусе плакать –/ Девочке Марусе./ Опротивели Марусе/ Петухи да гуси./ Сколько ходит их в Тарусе,/ Господи Иисусе!

Хозяйка дома (та самая прачка), прочитав стихи, обиделась: «Муж ходил не за водкой, а за вином – по вашей же просьбе!» А судьба хозяйкиной дочки Маруси оказалась непростой – она, став взрослой, по пьяному делу зарезала сожителя и получила срок. Сейчас ей должно быть лет 65-70, и жива ли она – неизвестно.

Разумеется, Заболоцкий встретился в Тарусе с Паустовским. Тот подарил ему свою новую книгу с надписью: «Дорогому Николаю Алексеевичу Заболоцкому – в знак глубокого преклонения перед классической силой, мудростью и прозрачностью его стихов. Вы – просто колдун!»

Поэту хорошо писалось в Тарусе, за лето и осень 57-го он создал там 33 стихотворения, в том числе и «Вечер на Оке»: «В очарованье русского пейзажа/ Есть подлинная радость, но она/ Открыта не для каждого и даже/ Не каждому художнику видна…» А вот цитата из письма той поры: «Я же второй месяц живу на Оке, в старом захолустном городке Тарусе, который когда-то даже князей собственных имел и был выжжен монголами. Теперь это захолустье, прекрасные холмы и рощи, великолепная Ока. Здесь жил когда-то Поленов, художники тянутся сюда толпами».

Заболоцкий вернулся в Тарусу летом 1958 года. «Он полюбил этот маленький городок с заросшими травой улицами и деревенским укладом жизни, высокий берег полноводной реки, окрестные березовые рощи, стада коров на приокских лугах – все те приметы среднерусской природы, которые были близки его душе», – напишет потом сын поэта Никита.

Николай Алексеевич летом 58-го решил навсегда обосноваться в Тарусе и купить там дом. Его семья присмотрела новый сруб на улице Некрасова на краю оврага. Но приобрести постройку не успели – осенью Заболоцкий в возрасте 55 лет умер от инфаркта. Незадолго до смерти, находясь в Тарусе, он написал стихотворение-завещание, ставшее хрестоматийным: «Не позволяй душе лениться!/ Чтоб воду в ступе не толочь,/ Душа обязана трудиться/ И день и ночь, и день и ночь!»

Елена Савкина

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.