После выборов

Такая огромная махина, как выборы, просто не могла пройти мимо нашей газеты. Однако мы решили попробовать подойти к процессу немного с неожиданной стороны и представить Вашему вниманию краткий взгляд на то, какими стали новые выборы — с камерами и особенностями, связанными с ними.

-

История одного наблюдателя


Наблюдение на участке было совершенно спокойным, если не сказать, что будничным. Нарушений никаких не зафиксировано. Все же были некоторые инциденты, о которых хочется рассказать.

Итак, некий товарищ (отставной военнослужащий, прописанный в Ставропольском крае), называющий себя бомжом, демонстрировал паспорт и требовал немедленно предоставить ему право голоса. Беда заключалась в том, что закон устанавливает необходимость открепительного удостоверения в таком случае, но наш товарищ был выше этого.

Но проголосовать он крайне желал, поэтому громко кричал о том, что его лишают права выбора, наслаждаясь тем, как его товарищ записывал происходящее на камеру. «Я это выложу в интернет!» – бурлил он. «Выкладывайте, выкладывайте!» – спокойно отвечали ему.

Скандал товарищ устраивал дважды – видимо, у него был некий норматив по количеству оплаченных выступлений и негодования. Во второй раз негодование сопровождалось требованием конституции, выяснением отношений с заместителем председателя комиссии и требованием в отношении министра обороны Сердюкова о предоставлении ему квартиры. Вот так, не больше и не меньше.

Товарища в итоге увезли полицейские за нарушение общественного порядка, а председатель УИК в 20 часов объявил участок закрытым, и началась процедура подсчета голосов.

Сначала была подсчитана явка, то есть были посчитаны и погашены оставшиеся бюллетени. А дальше настала очередь урн: из большой пересчитанной пачки каждый бюллетень показывался в сторону установленной камеры с громким проговариванием фамилии кандидата.

Преклоняюсь перед стойкостью хрупкой женщины — дело это было небыстрое, поскольку бюллетеней было порядка 1600 штук. Зато точно могу сказать, что благодаря такой организации процесса ни у кого (в том числе и у меня) не возникло сомнений в достоверности результата подсчета.

Пачки за каждого кандидата были в очередной раз пересчитаны, итоги подведены и копии протоколов розданы. Но остался еще один пикантный момент.

Председатель комиссии должна была показать итоговый протокол в камеру на расстоянии приблизительно в метр. Однако камера почему-то молчала и не подавала никаких признаков жизни. На этом и разошлись.

Про камеры


Смех смехом, но в утвержденной 25 мая 2011 года «Программе ускоренного технического переоснащения избирательной системы Российской Федерации» к 2013 году всего 10% УИК планировалось оснастить «…системами обеспечения прозрачности, контроля за соблюдением законности и предупреждения злоупотреблений в ходе голосования на основе веб-технологий и веб-камерами».

-

Декабрьский шквал роликов с записями нарушений и приснопамятное заявление премьер-министра Владимира Путина сделали свое дело — за оснащение пришлось взяться быстро.

Номинальные параметры системы


Стоимость проекта составляет 13 миллиардов рублей. Чтобы оценить, много это или мало, можно привести для примера утвержденный размер доходов бюджета города Обнинска за 2011 год – это примерно 2,5 миллиарда. В итоге, цена системы равна 5 годовым доходам бюджета Обнинска.

Если разделить цену на количество участков (для простоты будем считать, что их ровно 95 000), то получаем примерно 137 тысяч рублей на 1 участок. Это не так уж и много, поскольку на каждом участке нужен компьютер, который будет записывать данные, две камеры, устройство бесперебойного питания и коммуникационное оборудование.

Опять же, если говорить про школы города Москвы, где уже давным — давно есть интернет, то в цену участка подключение можно не считать. Ситуация резко изменится, если мы возьмем какой-нибудь маленький участок в сибирской глубинке – организация канала связи ранней весной никак не покажется тривиальной задачей.

Данные будут передаваться в 7 территориально распределенных центров хранения и обработки информации с УИК – почти по количеству федеральных округов, а просмотр будет координироваться с объединенного веб-портала.

Что построилось?


Александр Провоторов, директор ОАО «Ростелеком», выступая в Информационном центре ЦИК России, рассказал, что средствами видеонаблюдения оснащены 91 063 избирательных участка.

При этом видеоизображение с более чем 80 тысяч избирательных участков передается в режиме реального времени в сети Интернет на специальном веб-портале – webvybory2012.ru. Видеоизображение на 11 005 избирательных участках ведется в автономном режиме, без трансляции в сети Интернет.

На случай нештатных ситуаций сформированы специальные ремонтные бригады. При этом запись не прерывается, а идет в автономном режиме. Всего создано более 6,6 тысяч бригад по всей стране, т.е. примерно по 14-15 участков на одну бригаду.

Как работало?


На собранной 5 марта в издательском доме «Комсомольская правда» пресс-конференции завесу тайны над изнанкой работы системы приоткрывал министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев.

Сначала о цифрах – они достаточно масштабны. По словам министра, каждый пользователь портала (а их было около 3,5 млн человек) в среднем посмотрел в интернете в прямом эфире около 50 минут выборов. Пик просмотров во время голосования составил 450 тысяч зрителей, а во время трансляции подсчета голосов — 270 тысяч. В сумме за двое суток веб-портал получил более миллиарда просмотров — это порядка 5 800 просмотров в секунду.

Опять же, с чем сравнить? Конечно, с Яндексом. Средняя дневная российская аудитория всех сервисов Яндекса в январе 2012 года составила 17,7 миллиона человек.

Были ли отказы? Конечно, были. Однако их уровень, по словам Игоря Щеголева, оказался достаточно низким. Закладывали обычную норму отказов – до 5%, результат уложился в десятые доли процента.

Стоит чуть-чуть коснуться и качества записи. Трансляция велась в разрешении 320 на 240 пикселей (для сравнения с разрешающей способностью современных фотоаппаратов — это всего лишь 0,07 мегапикселя), храниться записи будут в разрешении 640 на 480 пикселей (это уже 0,3 мегапикселя).

Нарушали?


Мнения на этот счет разнятся. Одни считают, что камеры на участках позволили избежать нарушений. Другие считают, что это совершенно не помогало.

Явный факт виден один — шквала роликов с нарушениями, как на парламентских выборах, не наблюдается.

Нарушали, конечно, и сами члены избирательных комиссий — уже после закрытия избирательных участков начался подсчет голосов. Грубо «попирая» инструкцию ЦИК, где было сказано о том, что подсчет голосов будет также записан на видео, члены избирательной комиссии в некоторых случаях размещали столы, куда высыпалось содержимое урн для голосования, за пределами поля зрения веб-камер.

А дальше, дальше-то что?


Есть уйма вопросов, которые касаются того, что будет дальше с камерами? На пресс-конференции и этот вопрос в разной форме был обращен к Игорю Щеглову не один раз.

Ответ не может быть простым и однозначным. Ряд камер будет демонтирован уже в ближайшее время, поскольку канал связи на участке не позволяет передать данные в центр их обработки. Поэтому оборудование будет снято и довезено до центра обработки с целью объединения данных с участков.

Для будущего применения есть несколько возможных вариантов, включающих в себя построение системы дистанционного образования или оказания государственных услуг, но не все такого рода применения находятся в подчинении Министерства связи.

Каков порядок доступа к архиву? По словам Щеглова, доступ будет осуществляться в рамках оказания государственных услуг зарегистрированным пользователям, а также по запросам ЦИК. Пока, конечно, сложно предсказать, зачем простому смертному может понадобиться видеозапись с избирательного участка, в то же время министр отметил, что даже в процессе голосования ЦИК уже запрашивал некоторые записи с участков и оперативно их получал.

Сроки хранения не назывались, однако нет сомнений, что это будет не менее срока исковой давности.

Мнения


Британская газета The Guardian, назвавшая выборы президента РФ «скорее коронацией», пишет следующее: «За прошедшие 48 часов эти камеры показали увлекательную жизнь русской провинции. Мы увидели и уборщиков со швабрами в спортзале, и прикорнувшего на диване члена избирательной комиссии, и даже залихватские субботние танцы где-то в глубинах Сибири».

В КПРФ заявили, что «в принципе к работе камер нет больших замечаний». «Мы ожидали, что они будут работать хуже. Впрочем, не все камеры функционируют так, как нужно… Но наиболее масштабные нарушения, например карусели или централизованный подвоз избирателей, отследить все равно можно».

Представитель Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Тадеуш Ивиньский заявил, что российский опыт использования веб-камер на избирательных участках стал «феноменом в масштабах всего мира». Он также отметил, что «это решение показывает, что учтены уроки истории».

Как сообщило сербское агентство «Танюг», депутат Европарламента Бела Ковач (партия «Йоббик», Венгрия), который был независимым международным наблюдателем на выборах в России 4 марта, намерен предложить использовать веб-камеры на выборах в Европарламент.

Главный редактор ИД «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин сравнивает осуществленный ОАО «Ростелеком» проект с «лампочкой Ильича» и считает его уникальным — «ничего не украли, все работало».

Итог


Как по мне, это уникальный проект. Владимир Путин продемонстрировал, что и ему не чужды социальные сети и инновации: в конце-концов, устроить такую социальную сеть с участием школ и 71 миллиона человек со всей страны с поддержкой видеочата — это серьезно!

Лев Николаев

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.