История усадьбы

Одно из самых многострадальных зданий Обнинска – Морозовская дача. Этот милый особняк – самое старое строение в нынешних границах города, и единственное, относящееся еще к XIX веку.

Годится ли Морозовская дача для регистрации браков?


Его постройку закончили в 1899 году. В 1993-м здание получило статус охраняемого, как памятник истории и культуры местного значения. Таких «статусных» объектов в Обнинске всего тринадцать, и Морозовской даче не повезло больше всех – последние 20 лет здание разрушается, потому что серьезным ремонтом никто не занимался.

-
Заброшенный памятник истории


Так уж сложилось исторически, что особняк находится на балансе ФЭИ, являясь его непрофильным активом. В новейшее время институт, как это и положено по закону, избавился практически от всей «социалки» — детских садов, ДК и т.д. А передать дачу Морозовой в муниципальную собственность почему-то не торопился.

На все вопросы «почему?» руководство ФЭИ в течение многих лет отвечало, что на ремонт здания денег нет, а городские власти не хотят принимать неотремонтированный исторический памятник в собственность. На этот же вопрос в мэрии отвечали: «Взять дачу Морозовой в собственность нам не предлагают». Уж как там они договаривались, какие условия ставили друг другу, осталось «за кадром». Однако в конце 2009 года Николай Шубин, в то время мэр города, публично заявил: «Мы будем принимать дачу в муниципальную собственность».

Переименованный объект


Быстро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Муниципалитет подготовил необходимые документы, в которых выражена готовность принять исторический объект, только в ноябре прошлого года. Тогда же, как сказала начальник управления имущественных и земельных отношений городской администрации Валентина Короткова, пакет документов был отправлен в Москву, в Росимущество. И там, по идее, должны принять решение о передаче дачи Морозовой из федеральной в муниципальную собственность. Но пока никакого решения, ни положительного, ни отрицательного, нет, хотя установленные законом сроки уже вышли.

Странно, что в документах по передаче объект именуется как «Дача Морозова». Кто из чиновников городской администрации или Физико-энергетического института допустил такую ошибку, уже не установить. При этом досадная ошибка пытается укорениться. На входной двери исторического здания появилась красивая, дорого исполненная табличка – «Дача Морозова». Краеведам остается либо смеяться, либо плакать, да и не только им. «Так ошибаться непростительно, – дает оценку такому ляпу известный обнинский краевед Владимир Тарасов. – Но отнесемся к этому, как к курьезу».

Заместитель генерального директора ФЭИ по общим вопросам Виктор Борисов оказался в курсе того, как выглядит табличка. По его мнению, это ошибка рабочего, делавшего надпись. «Исправим в самое ближайшее время», – пообещал Виктор Сергеевич. Но на этом фоне есть и хорошие новости: институт наконец-то своими силами уже отремонтировал часть кровли, выстелив ее металлическими листами. Хотя эту работу надо было делать еще 10 лет назад, когда в крыше образовалась дыра, сквозь которую в комнату второго этажа лил дождь – охранники здания собирали воду ведрами. Теперь такого безобразия нет.

Что в будущем


У муниципалитета есть серьезные планы по восстановлению исторического памятника, да и губернатор Анатолий Артамонов обещает помочь финансированием работ из областного бюджета. По оценкам экспертов, на реставрацию Морозовской дачи уйдет не менее 400 млн. рублей.

Как же использовать в будущем этот великолепный особнячок? Ранее говорилось, что здание передадут в оперативное управление городскому музею. Директор музея Алина Кащеева сказала, что на Морозовской даче можно развернуть интересную экспозицию, но до детальной проработки вопроса еще далеко. Как еще сказала Алина Александровна, у музея может просто не хватить средств для содержания исторического здания, поэтому надо думать, как его использовать в коммерческих целях: «Городская администрация предложила проводить там торжественную регистрацию браков».

С одной стороны, это просто отличная идея – трудно найти место в городе более красивое, чем дача Морозовой в Нижнем парке. Старинный особняк в окружении вековых сосен – что может быть лучше для рождения новой семьи?

С другой стороны, как представишь себе лимузин, продирающийся узкой дорогой к Морозовской даче, так идея из прекрасной превращается в ужасную. Брачующиеся в Обнинске подчас ведут себя вызывающе, многие из них не обращают внимания ни на какие запреты, нарушают правила дорожного движения.

Жизнь людей на Треугольной, 1, где расположен «Салон бракосочетания», по субботам превращается в ад. Там, например, местные жители за свой счет установили вазоны в арках, чтобы огромные свадебные машины не ездили по двору, громко сигналя. Ну и что? Ушлые ребята отодвинули эти вазоны, весящие не одну сотню килограмм. И если въезд в Нижний парк даже перегородить шлагбаумом, брачующиеся найдут способ его объехать или вовсе снесут его – потому что лучше нет красоты, чем подъехать к месту регистрации как можно ближе. Поэтому не мешало бы тысячу раз подумать, прежде чем превращать Морозовскую дачу во Дворец бракосочетания – иначе ущерб природе может оказаться невосполнимым.

Что в прошлом


Еще один плюс к тому, чтобы в особняке Нижнего парка регистрировать браки – этот дом был построен счастливым на тот момент человеком, Виктором Петровичем Обнинским. Он только что женился по любви на красавице Клеопатре Саловой, и к своей юной жене относился трепетно и нежно. Особняк, легкий и устремленный в небо, подчеркивал это чувство. Дом «держала» вертикаль – 8-метровая башня, опоясанная балконом. Сейчас этой башни нет, ее снесли весной 1942-го в целях маскировки – в здании расположился командный пункт командующего Западным фронтом (три месяца там жил Г.К. Жуков, потом полгода – И.С. Конев, а за ним два месяца – В.Д. Соколовский).

С другой стороны, есть вещи, которые могут насторожить суеверных молодоженов. Дом построен замысловато, со значением. Виктор Петрович был масоном, и, как уверен краевед Борис Изнюк, здание возведено по канонам вольных каменщиков. Оно имеет ровно семь входных дверей. В масонских домах обязательно должна быть тайная комната, и, как утверждает Борис Ионович, он ее обнаружил. Считая ее, комнат в доме – 15. Еще один атрибут масонского домостроения – подземные ходы, которых должно быть тоже семь. Но пока известны только три лаза. Остальные не обнаружены.

А теперь вообще о страшном. Как-то довелось общаться с женщиной, которая работала на Морозовской даче сторожем. «Для меня ночные дежурства превращались в мучение, я страшно боялась, – рассказывала она. – Я никогда не поднималась на второй этаж, потому что часто слышала отчетливые тяжелые шаги наверху». Приведение ли шалило или разыгравшаяся фантазия – это уж каждый пусть сам решает. Однако для тех, кто верит в потустороннее, можно кое-что любопытное рассказать. Виктор-то Петрович покончил жизнь самоубийством в 1916 году. Как написал в предсмертной записке – «от сердечной тоски». Произошло это не в Турликах (так тогда называлось это место), а в Москве. Но мало ли как духи могут перемещаться. А для Обнинского при жизни особняк был самым дорогим местом.

В 1909 году он его продал Маргарите Морозовой, которая владела им до 1918 года, пока большевики не отняли. Маргарита Кирилловна была женщиной прогрессивных взглядов, сочувствовала бедным, спонсировала педагогические эксперименты Станислава Шацкого, но кому ж понравится, когда имущество отнимают? Она дожила до глубокой старости и умерла в Москве в 1958 году. А дом в парке ей был дорог не меньше, чем Обнинскому.

Вот еще жуть – немцы, заняв эту территорию 18 октября 1941 года, организовали в особняке госпиталь. А люди умирали там от ран. Хоронили их неподалеку. Может быть, это какой-нибудь обер-лейтенант вермахта до сих пор по ночам скрипит половицами? Не может успокоиться?

«Черная история» Морозовской дачи на этом не кончается – в 1944-м ее отдали под колонию для малолетних преступников. Заключенных держали в здании, которое через два года станет главным корпусом лаборатории «В», на даче жили только воспитатели, но тоже мало хорошего.

Но хватит о печальном. В истории здания было много и светлых полос. Особенно радостно было в начале века и в 50-60-е годы. В послевоенное время там сначала устроили общежитие для молодых ученых, а потом профилакторий ФЭИ. Сколько романов было тогда закручено в романтической обстановке старинного особняка! И никто о привидениях не думал. Счастливым людям, наверное, не до них.

Петр Фокин

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.