Прагматический поворот (проблема шестнадцатая)

Прошлый раз я рассмотрел британский утилитаризм. На этот раз речь пойдет об американском прагматизме (от греч. pragma — дело). Как известно, США основали британцы. От своих былых соотечественников они отличались своей жизненной энергией, установкой на активные действия. Утилитаристы рассуждали в горизонтах таких понятий, как полезность, счастье, наслаждение, отсутствие страданий. Американцы же со своим активизмом стремились, прежде всего, к достижению жизненного успеха, отрицалась пассивность и умозрительность. Именно в этой связи как раз и появилась новая философия, основные положения которой были разработаны на рубеже XIX–XX вв. Чарльзом Пирсом и в меньшей степени Уильямом Джеймсом и Джоном Дьюи.

Познавательная ясность достигается не во впечатлениях, не в мыслях и даже не в практических действиях, а лишь в достижении некоторых целей. Недостаточно быть всего лишь деятельным и практичным, следует добиваться достижения цели. «Самой, пожалуй, поразительной чертой новой теории, — отмечал Пирс, — было признание наличия неразрывной связи между рациональным познанием и рациональной целью — как раз это последнее соображение и продиктовало выбор имени прагматизм».

Конечной инстанцией познания были признаны поступки людей, совершаемые с определенными целями. В соответствии с этой максимой переосмысливалось все — и ментальность человека, и его язык, и, разумеется, дела. Теория перестала пониматься как всего лишь понимание чего-то, она стала руководством к действию, инструментом, который необходим только с единственной целью, добиться жизненного успеха в противостоянии с бесконечной чередой жизненных проблем. Актуально лишь такое знание, которое действенно. Чисто знаниевый подход опровергается.

На первый взгляд, кажется, что прагматизм можно было бы назвать праксиологией. В нем же речь идет о практике. Вопрос состоит в том, как понимать практику. Одним из первых энтузиастов практики был Карл Маркс. Но практику он понимал по-другому, чем классики прагматизма. Она, мол, совершается по законам, не зависящим от самих людей. Прагматик с этим не может согласиться. Практику, в том числе и ее законы, создают сами люди. Постоянно пребывая в проблемных ситуациях, они намечают пути их преодоления, выбирают наиболее эффективный путь, ставят перед собой определенные цели и стараются достигнуть их. Как выяснилось, философам-прагматистам удалось выразить основную стратегическую линию поведения американцев. Именно в этой связи прагматизм стал в XX в. США чрезвычайно популярным. Как же отнеслись к прагматизму европейцы?

Британцы постигли прагматизм уже в середине XX в. Немцы усвоили прагматизм лишь в 1970-х годах. Французы приблизительно в эти же годы также перешли на прагматические позиции. Таким образом, во второй половине XX в. состоялся прагматический поворот. Состоялся ли прагматический поворот в России? У меня нет никаких оснований ответить на этот вопрос утвердительно «Да, состоялся». Мы оказались в стороне от прагматизма. Я не утверждаю, что это плохо, а просто констатирую наличное положение вещей.

Виктор Канке

1 комментарий

kev
Хорошо, что мы оказались в стороне от прагматизма.
За анализ Канке спасибо!
Но сама философия настораживает.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.