Человек, стань бытием (проблема восемнадцатая)

Во второй половине XX в. в число философских лидеров выдвинулась Франция, которая до этого пребывала в тени Германии. Она стала им благодаря разработке философами постструктурализма, т.е. отрицания структурализма, который во главу угла ставит целое и порядок (структуру) в нем. Принципиально новая идея состояла в возвеличении не общества с его упорядоченностью, а отдельного человека, оригинального и неповторимого. Постструктуралисты решительно выступили против концепции «смерти человека», согласно которой отдельная личность есть всего лишь винтик в составе целого. Они говорили, что на улицу выходят не структуры, а люди, полные надежд. Разумеется, стать подлинным человеком не просто. Как утверждал Мишель Фуко, тот самый, который отказался встречаться с французским президентом как воплощением буржуазных порядков, следует вырабатывать свой стиль жизни, становясь Событием.

Немцы в философии всегда настаивали на достижении согласия, консенсуса. Французы, в частности, Жан-Франсуа Лиотар по этому поводу язвили: «Мы уже побывали однажды в объятиях пропагандируемого ими органического целого. Больше не хотим!». Все ведущие постструктуралисты очень любят понятия, в которых присутствует корень differ (различаться). Жиль Делёз: первостепенно различие. Жак Деррида: жизнь человека – это не имеющий конца процесс различания. Лиотар: между людьми всегда есть принципиальное несогласие, более того распря (дифферан). Поструктурализм – это дифферантизм. Часто его называют также постмодернизмом. Имеется в виду, что постмодернисты всех мастей всегда делают акцент на многообразии, множественности.

Отмечу специально, что французы прекрасно усвоили дифферанный стиль жизни. Представители других европейских наций, в частности, немцы и русские, часто принимают дифферантизм в штыки. Им кажется, что он не способен обеспечить единство в любой социальной группе, будь то семья или нация в целом. Но французы идут своим путем. Чтобы придать моим словам более конкретный характер приведу пример с пониманием феномена любви.

Для герменевта любовь является торжеством единения людей, союза в котором все гармонично, а Он и Она понимают друг друга с полуслова. С годами понимание возрастает и разрушение любовного союза невозможно. Но он случается?! Герменевт разводит руками: не следовали правилам герменевтики и в результате перестали понимать друг друга. Дифферантист любит по-другому, чем герменевт. Любовь никогда не однородна, она изначально содержит невозможность согласия. История любви – это нескончаемая вереница парадоксов, запутанных ситуаций, непредвиденных свершений, угроза разрыва отношений. В людях притягивает друг к другу оригинальное, а не одинаковое, залог скуки, разочарований и конца любви.

Разумеется, я несколько утрировал противостояние герменевта и постструктуралиста. Между ними есть точки соприкосновения, в частности, особое внимание к языковым играм. Но акценты они действительно расставляют неодинаково, реализуя два различных стиля жизни. Конечно же, и в Германии немало дифферантистов, но во Франции их значительно больше.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.