Атмосферная простота Евгения Гришковца

«Это я говорю для того, чтобы было понятно, что я сам не понимаю причины, почему я это все буду сейчас рассказывать; кажется, что причин много, а как только называешь одну из них, так тут же и понимаешь, что это не та причина, или она не основная, или вообще...»

Наконец в нашем городе побывал простой и трогательный, сентиментальный и чуткий к каждому своему зрителю Евгений Гришковец. Чуткий настолько, что помочь отыскать опоздавшему зрителю место в темном переполненном зрительном зале Дома ученых для него не проблема. Ему не затруднительно объяснить публике доходчиво и понятно, почему и зачем так важно отключать мобильные во время спектакля, почему это является культурой, то есть нормой для современного человека. Он чувствует каждого, пришедшего на его выступление, и рассчитывает на взаимное глубокое чувствование тех переживаний, которыми он делится. Быть может, несерьезно, немного по-детски, но именно это в нем и притягивает.

22 мая обнинской публике был представлен известнейший моноспектакль «Как я съел собаку». Пьесе уже много лет – впервые она была показана еще в далеком 1999 году и набрала огромную популярность среди публики, в том числе и иностранной.

Это его первый спектакль, возможно, самый родной, и, как отзывается о нем сам Гришковец, он представляет собой «универсальную историю взросления».

Эта история о молодом человеке, родившемся в советское время, жившем в среднестатистической семье, в которой присутствовала среднестатистическая бабушка, ходившем в среднестатистическую школу со среднестатистическим портфелем и такой же точно сменкой, в итоге попавшем служить матросом на Тихоокеанский флот. Мы впитываем множество небольших историй, вместе с Гришковцом наблюдаем за тем, в какую сторону движутся деревья за окном поезда, узнаем, каким же волшебным образом держится матросская бескозырка, по-пижонски надетая на затылок, вместе с ним скрываем разочарование от подаренной родителями книги на день рождения, вместо чего-то феерического и так желаемого детской душой.

Задумка автора в том, что он рассказывает от себя, но не о себе – о каждом. Он синхронизирует свою историю с остальным миром, среднестатистическим советским и постсоветским миром – все самое простое, даже местами интимное воспринимается очень близко к телу. В определенный момент личность Гришковца стирается, смешиваясь с твоей, с другими, и не остается ничего, кроме собственных переживаний, трагедий и побед, сокровенных ощущений, хотя, сидя в зале и наблюдая за реакцией окружающих, становится ясно, что вся эта «легкость бытия» – одна на всех.

Его монологи проникают в самые потаенные уголки души, пробуждают теплые воспоминания, отправленные временем, возрастом и житейской суетой на задворки собственного сознания.

Хоть о Гришковце можно услышать довольно много отзывов отрицательных, мол, нет ничего сверхвысокого, философского или захватывающего дух в его монологах и вообще этот театр одного актера – скука смертная, согласиться с этим сложно. Почему? Потому что его уникальность в том, что ему превосходно удается доносить не только мысли, но и формы, образы практически до каждого зрителя, которого он толком и разглядеть не может в темноте зала.

Ольга Субчак

2 комментария

vk3391215
Гришковец — молодец, публика — колхоз.
Hunt_er
100% согласен с вами. Тем не менее, считаю, что спектакль удался, как раз из-за того, что Гришковец-молодец!)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.