Ленин, Сталин и подавление философии (проблема двадцать первая)

Для судеб русской философии XX в. огромное значение имели воззрения В.И. Ленина (1870–1924). Как известно, противники этих воззрений, начиная с 1917 г. подвергались жестоким репрессиям. Ленин умел продуктивно учиться, а учился он, в первую очередь, у Маркса. В 23 года он знал первый том «Капитала» наизусть. Именно от Маркса Ленин воспринял диалектический материализм. Но с диалектикой Гегеля он детально познакомился лишь в возрасте 47 лет и стал горячим ее поклонником. В 1922 г. он опубликовал статью «О значении воинствующего материализма», которая стала его философским завещанием. Ленин, во-первых, предлагал крепить союз философов с естествоиспытателями, во-вторых, создавать кружки по изучению диалектики Гегеля, в-третьих, воевать против религии. Все три рекомендации несколько странные.

Почему игнорируются обществоведы? Разве не актуален союз философов не только с естествоиспытателями, но и с ними? Почему так превозносится диалектика Гегеля? Почему в адрес представителей других направлений в избытке раздаются проклятия? Почему практикуется столь воинственное отношение к религии, к общественному явлению, содержание которого интерпретируется столь однозначно? Одно несомненно, русская философия ограничивалась крайне узкими горизонтами. Знак качества присваивался единственному философскому направлению, а именно, диалектическому материализму.

По прямому указанию Ленина в том же 1922 г. ведущие русские философы, в том числе Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, И.А. Ильин, Л.П. Карсавин, Н.О. Лосский, С.Е. Трубецкой, С.Л. Франк, на пароходах и поездах были выдворены за пределы России. Русская философия осиротела. Профессиональных философов в России оставалось очень мало. Их стали спешно готовить. Философии была уготовлена роль служанки государственной идеологии. В создавшихся условиях философы старались хотя бы выжить, не погибнуть. Это удавалось далеко не всем. В конце 1920-х гг. репрессиям подверглись сначала «механицисты» во главе с И.И. Скворцовым-Степановым, а затем «диалектики» во главе с А.М. Дебориным. Выжили немногие. «Механицисты» хотели проиллюстрировать силу диалектики посредством естествознания. Но успеха не достигли. Деборинцы выступали от имени диалектики, но также крайне неубедительно.

1930 г. стал для истории русской философии зловещей вехой. Дело в том, что в качестве философского гуру активно выступил сам Сталин. Теперь ради выживания философам следовало хвалить не столько Ленина, сколько Сталина. Репрессии против талантливых философов продолжались, и в 1934, и в 1938, и даже в годы войны. Вплоть до смерти Сталина русская философия переживала исключительно напряженный этап своей истории. Эта была самая настоящая трагедия. В XX в. ни в одной стране мира философия не была столь чудовищно подавлена как в России. Репрессированная философия, разумеется, не могла стать образцом мирового масштаба. Такого рода образцы предполагают десятки лет поступательного развития, а не гонения за инакомыслие даже тех, кто его решительно избегал.

Виктор Канке

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.