Глоток философского воздуха, или русский неомарксизм (проблема двадцать вторая)

Реакцией на кончину И.В. Сталина, последовавшей в 1953 г., явилось философское шестидесятничество, знаковыми фигурами которого стали Э.В. Ильенков, А.А. Зиновьев и Г.П. Щедровицкий. Каждый из них может рассматриваться как претендент на неофициальное звание «ведущий русский философ XX века».

У трех философов была общая черта, все они обратились к творчеству Маркса. По сути, речь шла о неомарксизме, а не о марксизме-ленинизме. Все трое воспринимались как философские диссиденты. Марксистско-ленинские ортодоксы довели Ильенкова до самоубийства, Зиновьев был изгнан из России на долгие годы, а Щедровицкому то и дело приходилось менять место работы. Что же взяли наши герои от Маркса?

Ильенков и Зиновьев были заворожены методом восхождения от абстрактного к конкретному. Суть его состоит в том, что якобы каждая система имеет «клеточку», которая является сосредоточением диалектических противоречий. Их исследование приводит к тому, что анализ, расширяясь, охватывает всю систему. Как видим, речь шла о существе науки. А этот вопрос является для философии, конечно же, первостепенным.

К сожалению, я вынужден отметить, что оба классика русского неомарксизма напрасно поверили Марксу на слово. Научный метод исключает диалектические противоречия. А состоит он в том, что на основе принципов и законов предсказываются факты, которые затем проверяются в эксперименте, что позволяет корректировать исходные принципы и законы. Затем приступают к новым циклам познания, преумножая научное знание. И для Ильенкова, и для Зиновьева вопрос о существе науки оказался камнем преткновения. Ильенков был явно недостаточно знаком с современной наукой. Он не проверял свои выводы научными данными. В итоге Ильенков оставался на позициях неомарксистского романтизма.

Зиновьев был основательным знатоком, по крайней мере, одной отрасли науки, а именно, логики. На Западе было немало философов, отметившихся прекрасными работами в области логики. Это, например, Рассел, Карнап, Куайн. Все они выступали от имени аналитической философии. Зиновьев же остался в рамках неомарксизма. Он так и не отказался от метода восхождения от абстрактного к конкретному.

Щедровицкий благополучно избежал ловушки метода восхождения от абстрактного к конкретному. Он в деталях развил методологию организационно-деловых игр. Это было великолепное достижение. По сути, он разработал концепцию неомарксиской герменевтики, в которой было немало прагматизма. В критическом плане отмечу его довольно отстраненное отношение к науке. Он, обильно цитируя Маркса, превозносил придуманную им системномыследеятельнстную методологию. Наука же интерпретировалась как пассивный довесок к ней. Щедровицкий не сумел прояснить вопрос о соотношении науки и философии.

На мой взгляд, Г.П. Щедровицкий создал философскую теорию высокого уровня. Я ставлю его в один ряд с такими выдающимися философами мирового масштаба, как американец Джон Роулз и немец Юрген Хабермас. Кстати, в Обнинске много щедровитян!

Виктор Канке

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.