Союз во имя свободы (проблема двадцать шестая)

Неделю назад я писал о любви Пьера Абеляра и Элоизы Фульбер, их трудном выборе добра в условиях средневековья. На этот раз я предлагаю переместиться в середину XX столетия. Другая эпоха – другие коллизии. Речь пойдет о двух французских философах и писателях, Симоне де Бовуар и Жан-Поле Сартре.

Оба были склонны отрицать институт брака, который, как они считали, ограничивает свободу людей. Не исключено, что это обстоятельство не только не расстраивало, а наоборот, укрепляло их полувековой союз. В этом союзе было много любви, единомыслия, но и споров и разногласий, а также… философии. Она наделяла их союз яркими жизненными красками, интеллектуальной обостренностью и своеобразным шармом, который нередко определял тональность моды поведения тогдашней парижской богемы.

По своим внешним данным Симона и Жан-Поль вроде бы не подходили друг другу. Высокая, стройная, элегантная, острая на язык красавица и приземистый с брюшком полуслепой очкарик. Но даже при этом различии умная и страстная гармония двух философов выдержала, в конечном счете, все испытания.

Сартр – глашатай свободы. Он уверен, что обществу никогда не удастся полностью избежать всякого насилия. Отсюда не следует вывод о необходимости примирения с ним. Насилие должно быть ограничено в максимально возможной степени. Гуманизм Сартра предполагает непримиримость ко всякому насилию, свободу выбора, уважение к Другому и вместе с тем осознание драматического факта: Другой есть Другой. Лично над собой Сартр не терпит ни капли диктата.

Во имя свободы Сартр идет на фронт противостоять фашистам, попав в плен, ставит пьесу, в которой призывает к сопротивлению. Будучи освобожденным из плена, создает подпольную организацию, выступает за независимость Алжира от Франции (французские фашисты дважды бросали бомбы в дом Сартра), ссорится с властями, отказывается от Нобелевской премии в области литературы (не желая ее принятием укреплять буржуазные порядки), с пониманием относится к любовным романам Симоны, сам горазд на них. Девиз Сартра: поступай как хочешь, но с полным осознанием твоей личной ответственности за содеянное; никому не навязывай свою волю, но и сам будь свободным от каждого, даже от любимой.

Симона приняла философию Сартра, особенно философию свободной любви не сразу, а лишь после многих полемик с ним. Со своей стороны она требует от Сартра полной откровенности как гарантии против всякого лицемерия и лживости.

Литературно-философский союз де Бовуар и Сартра оказался чрезвычайно плодотворным. По сути, в каждом из произведений Симоны анализ вскроет влияние Сартра. Это он посоветовал ей написать роман о женском в женщине. Роман «Второй пол» прославил ее на весь мир и принес много… денег.

И в трудах Сартра как философских, так и литературных, обнаруживаются следы его обаятельной спутницы жизни. Вряд ли без влияния де Бовуар Сартр стал бы философом, который, на первый взгляд, в незначительных событиях обнаруживал глубокий философский смысл (как известно женщины особенно внимательны к «мелочам» жизни).

Симона и Жан-Поль нежно любили друг друга, как могли, берегли свое чувство и не без помощи философии сохранили его вплоть до своего скончания. Сартр умер 15 апреля 1980 г., де Бовуар 14 апреля 1986 г. Похоронены они рядом друг с другом.

Вроде бы философия свободы, известная под именем «экзистенциализм», вполне безупречна. Не случайно же Сартра в 1960-е гг. считали совестью французской нации?! Увы, сам автор сомневался в своей философии. Более 30 лет он вырабатывал свою этическую установку. В результате пришел к выводу, что поведение человека не предопределено, а потому нельзя провозгласить единый моральный принцип. Полагаю, что этот вывод правилен. Но в таком случае придется усомниться и в принципе свободы. Поняв это, Сартр стал искать пути дополнения принципа свободы принципом справедливости. Он обратился к марксизму с его приоритетом коллективного перед индивидуальным. Увы, предложенный ослепшим философом союз экзистенциализма и марксизма оказался безуспешным. На горизонте уже маячили новые философские системы.

Виктор Канке

1 комментарий

nemez
В своё время Сократ как-то мне сказал: «Женись непременно. Попадётся хорошая жена — станешь счастливым. Плохая — станешь философом». Не знаю, что лучше. (Тот самый Мюнхгаузен)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.