Ещё о Мальском

Начав о Мальском, продолжу.

Я не мог не видеть Мальского — хотя бы на майских и октябрьских демонстрациях, куда я ходил вместе с родителями. Но я уже не могу этого вспомнить.

Что я помню точно — слово «Мальский» звучало в нашем доме почти ежедневно. Не думаю, что с такой же частотой в домах сотрудников ФЭИ в эти годы произносилось слово «Казачковский» или «Силаев».

Позже меня заинтересовало, что в 1970-е Мальский был в Обнинске одним из самых незаметных, но самых последовательных культуртрегеров. Его культуртрегерство было далеко от привычного советского интеллигентского культуртрегества. Он не вещал, он принимал решения. Приехав в Обнинск из Свердловска-45, он привёз с собой не только инженеров, но и — прямо и опосредованно — «культурных работников». Сунцову он пригласил сам, за Сунцовой оттуда же приехал патлатый Арзамасцев и другие.

Дворец культуры завода «Сигнал» казался нам в то время значительно более продвинутым по сравнению с архаичным Домом культуры ФЭИ родом из 50-х. (Сейчас ситуация, скорей, обратная: сталинский ампир ДК ФЭИ стал подобен хорошо выдержанному вину.)

История о Мальском, которую мне рассказали недавно, ещё больше меня удивила. Удивило не то, что Мальский был склонен к массовой советской культуре — это как раз казалось нормальным. Удивила реакция Мальского на концерте Майи Кристалинской в начале 70-х годов в Обнинске.

Надо ли напоминать, как сидели советские зрители на эстрадных концертах 70-х? (Я и сам так сидел.) Сидели, в основном, молча, может быть, чуть-чуть подпевая, и отбивали ладони аплодисментами между песнями.

Непосаженный сталинский сокол Мальский, один, громко выкрикивал: «Браво, Майя!»

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.