Лев Прозоров: «Великое будущее невозможно без великого прошлого!»

http://modus-agendi.org/articles/1538



Лев Рудольфович Прозоров – историк, писатель и публицист. Автор таких книг, как «Святослав Храбрый», «Евпатий Коловрат», «Мечеслав», а также автор множества историко-публицистических работ по истории Древней Руси.

— Планируете ли Вы писать книги по истории Руси для малышей, детей дошкольного и младшего школьного возраста?

Лев Прозоров: Мысли такие появляются. Это даже не просто мысли, но пока ещё и не конкретные планы. Меня регулярно подзуживают на это знакомые, друзья просят написать что-нибудь для детей. По срокам ничего определённого сообщить не могу, чтобы попусту не обещать. Как соберусь, созрею – так и напишу.

— Есть ли в планах фильмы или мультфильмы по Вашим книгам?

Лев Прозоров: Один самодеятельный мультфильм про князя Игоря в Сети уже есть. Сделан он любителями, но очень достойно. Вообще, регулярно в моём поле зрения возникают люди с предложениями снять фильм. Больше, конечно, отдельные энтузиасты, но иногда и опытные продюсеры. Я предварительно соглашаюсь. А потом эти люди куда-то исчезают. Но пока ещё не все исчезли, некоторые до сих пор на связи и обещают, что будем работать.

— Знакомы ли Вы с мультстудией «Мельница»? Каково Ваше отношение к современным мультикам про богатырей, Древнюю Русь?

Лев Прозоров: Со студией «Мельница» знаком только по её продукции. Единственный их мультфильм, которому я могу дать не негативную оценку — это «Илья Муромец и Соловей-Разбойник». О прочих произведениях, в особенности — «Иван Царевич и Серый Волк», я решительно не могу сказать ничего хорошего. С былинами это «творчество» роднит несколько географических названий и имён персонажей. Одна большая карикатура.

Хотелось бы отметить мультфильм «Князь Владимир», созданный другими людьми. К нему нет претензий эстетического характера. Очень красивая музыка, отлично нарисовано. Но сюжет оставляет желать много лучшего. Причём я говорю это не как сторонник славянского язычества с соответствующим отношением к крестителю Руси, а как историк.

— Как бы Вы оценили жанр своего произведения «Евпатий Коловрат»?

Лев Прозоров: Сейчас есть такое определение, появившееся с лёгкой руки писателя Андрея Валентинова, «крипто-исторический роман». С одной стороны показываются достоверные исторические события. С другой стороны – некая тайная подоплёка, не рассматривающаяся официальной исторической наукой и оставленная на усмотрение автора. Например, что-то конспирологическое, мистическое.



— Когда и почему Вы взялись за это произведение?

Лев Прозоров: Взялся довольно давно. Продолжительное время на сайте «Самиздат» висела первая глава под названием «Коловратов полк». Исторический подвиг Коловрата впечатлил меня ещё во время школы. Позже, уже работая с первоисточниками, я обратил внимание на многочисленности странности в описании сражений. Например, ордынцы принимали ратников Коловрата за восставших русских мертвецов. А против захватчиков сражалось немало иррегулярных войск по всей их Империи, и они были к ним привычны. Любопытен более чем уникальный факт применения осадных камнемётных машин против войск Коловрата. Бойцы полка Евпатия Коловрата сражались настолько долго, что мечи их успевали затупиться. Приходилось использовать сабли павших монголов. Хотя обычно человек в бою погибает гораздо быстрей, чем успевает затупиться клинок.

— Ваше отношение к расширению прав граждан на самооборону? В том числе к возвращению права на приобретение, хранение и ношения короткоствольного огнестрельного нарезного оружия?

Лев Прозоров: У меня скорее положительная оценка подобной инициативы. Во-первых, у нас есть отдельные категории граждан, которые или в силу приближённости к государственной вертикали, или относящиеся к де-факто неподсудным в РФ этническим группам, чувствуют себя абсолютно безнаказанно. Во-вторых, в обществе явный переизбыток обычных бандитов и преступников. Они часто уже сейчас носят и применяют оружие, не думая о последствиях. Мне видится желательным, чтобы подобные граждане знали, что могут встретиться с реальным сопротивлением, напрямую угрожающим их жизни и здоровью. Сейчас же положение таково, что наши законопослушные граждане беззащитны.

— Не считаете ли Вы, что лучше концентрироваться на подготовке великого будущего, чем пытаться обосновать великое прошлое?

Лев Прозоров: Я бы хотел ответить цитатой Михаила Меньшикова, русского националиста начала XX века: «Противопоставление прошлого и будущего, старого и нового, возможно только в виду забвения вечного». Это не противоположные устремления. Великое будущее невозможно без великого прошлого, это взаимосвязанные вещи. Конечно, обосновывая выдающееся прошлое своих предков, не стоит впадать в крайности вроде двадцатитысячелетних предков славян из созвездия Орион.

— Каковы движущие мотивы Вашей работы?

Лев Прозоров: Очень хороший вопрос. Иногда я задаю его себе сам.

В немалой степени – просветительские. Сейчас существует огромный зазор между знаниями узкого круга профессиональных историков и знаниями широких масс о своей истории. В узком кругу историков существуют и культивируются уже свои мифы и заблуждения, информация не распространяется, книги и статьи пишутся только «для своих», на собственном жаргоне. А в это же время народ, предоставленный сам себе, лишённый популярной литературы (которой в советский период, при всех его недостатках, было много) — попадается на самые дикие мифы, сказки, басни и прочие коммерчески выгодные проекты. Мне хочется, чтобы широкие массы больше знали о том, что известно — по настоящему известно — исторической науке.

Я хочу показать, что языческая Русь не была скопищем дикарей. Что она не нуждалась в скандинавах, которые придут и принесут ей Порядок. Не нуждалась в византийцах, которые придут и принесут ей Веру. Хочу, чтобы русские знали о своих предках, о прошлом своего народа.

Причём, развеивая сложившиеся заблуждения, я говорю не только о русском язычестве. Например, почти никто не знает, что в допетровский период у нас были свои романы — «Повесть о Савве Грудцыне», «Повесть о Фроле Скобееве». Более того, у меня есть проект — переписать допетровские романы современным языком, издать их. Люди должны знать об истоках русской художественной литературы.

— Каково Ваше личное и профессиональное отношение к Анатолию Фоменко?

Лев Прозоров: Лично я считаю его не совсем здоровым человеком. Сужу по его живописи. Но сам феномен Фоменко не ограничивается его личностью. Дефицит доступной литературы об истории, пренебрежение историками популяризацией своей работы, создают вакуум. Который Фоменко и его последователи заполняют.

Удачей для Фоменко стало и то, что, действительно, в истории существуют многочисленные отдельные эпизоды, нуждающиеся в пересмотре и корректировке, дополнительном изучении. К несчастью, он не ограничился постановкой вопросов. Он, не имея академического образования в этой области, дал на поставленные вопросы свои безаппеляционные ответы.

— Каково Ваше личное и профессиональное отношение к Валерию Чудинову?

Лев Прозоров: Господин Чудинов пострадал на том, что он искал и читал царапины и зарубки на древних горшках, как славянскую письменность. Если бы он, как его хорошая знакомая Елена Мельникова, искал скандинавские руны — он бы стал состоявшимся, успешным учёным. Но современное состояние исторической школы в России таково, что работать с древней славянской письменностью не поощряется. Видимо с тоски, Валерий Алексеевич пошёл читать славянские руны на дне Черного моря, в пятнах Солнца и рисунках Александра Сергеевича Пушкина. Т.е. его работы окончательно утратили связь с исторической наукой.

— Опыт какого исторического периода Вы считаете наиболее полезным и актуальным для русских сегодня?

Лев Прозоров: Нет такого исторического периода, опыт которого, так или иначе, не может быть полезен. Одни черты существующей политической действительности нам могут напомнить период борьбы с Хазарским каганатом. Правда, без Святослава. Что-то сейчас напоминает период великой Смуты. Я, как историк, могу провести много исторических параллелей с началом XX века, с предреволюционной ситуацией в Российской Империи.

— Какие мистические истории с Вами случались в процессе написания книг?

Лев Прозоров: Мистические истории — не тема для интервью. Раскрывать и обсуждать подобные случаи можно лишь с людьми, в которых уверен и доверяешь, давно знаешь.

— Не могли бы Вы вкратце охарактеризовать своё отношение к резонансному делу Мирзаева?

Лев Прозоров: Я очень плохо отношусь к ситуациям, когда по одной и той же статье, при очень похожих случаях, оглашаются совершенно разные приговоры. Я знаю о случаях, когда в аналогичных конфликтах между спортсменом и спортивно неподготовленным человеком, приведших к летальному исходу, спортсмены получали и по 5, и по 7 лет. Мне не нравится, что у нас в стране есть группы населения, которые де-факто обладают вполне конкретными привилегиями при судебных разбирательствах.

— Недавно в ходе телепрограммы «Битва экстрасенсов» на канале ТНТ победил язычник Дмитрий Волхов. Знакомы ли Вы, верите в его способности?

Лев Прозоров: С Дмитрием Волховым, к сожалению, не знаком. Более того, вынужден признаться, что «Битву экстрасенсов» стали показывать значительно позже того, как я уже перестал смотреть телевизор. Об этой истории я только встречал упоминания в Сети.

— Планируете ли Вы участие в политической жизни страны? Или, может быть, уже участвуете?

Лев Прозоров: Пока у меня нет таких намерений.

Продолжение — в следующем комментарии

9 комментариев

digoo
Продолжение:

— Есть ли предпосылки к объединению язычников в сегодняшней России, странах бывшего СССР?

Лев Прозоров: Пока в движении, условно называемом «неоязыческим», наличествуют прямо противоположные тенденции. Все меньшее число хоть сколько-то заметных «общин» проявляют стремление к хоть каким-нибудь объединительным процессам. Идёт нарастающая атомизация.

— С чем это может быть связано?

Лев Прозоров: На лично мой взгляд, в языческой среде существует серьёзная проблема. Когда в самом начале 90-х всё только начиналось, у людей было тяжелое чувство духовного одиночества. Из-за этого активно приглашали людей. Убеждали, что быть язычником просто, что каждый славянин в душе язычник. В результате этого прошло большое число людей «со стороны». Все стали ощущать себя на одном уровне — и те, кто десятилетиями работал над возрождением славянского мировоззрения, и те, кто раз в год приезжал на праздник поразвлечься. С прискорбием вынужден всё чаще соглашаться со многим в критике православного духовенства в адрес тех, кто называет себя «язычниками». Теперь уже и не только в отношении любителей «фольклорного отдыха», но и в отношении большого числа так называемых глав «общин». Фактический атеизм, невежество, отсутствие желания саморазвития. Сейчас отсутствует фундамент для дальнейшего развития.

Кто-то шёл к язычеству в 90-е годы в надежде на близкие социальные дивиденды, вдохновлённые образами викингов и грозных русских витязей. Но ведь наши пращуры были такими, в том числе, и благодаря системе искренних верований. Религия может стать социально значимым явлением, когда внутри есть вера. Посмотрите на мусульман — среди них действительно много тех, кто совершенно искренне верит в Аллаха, который превыше любых законов и норм. Странно ожидать такого же от клубов исторической реконструкции и любителей отдохнуть на природе.

— Не могли бы Вы кратко перечислить причины, из-за которых многовековой языческий уклад был повержен христианским учением в Европе?

Лев Прозоров: Для меня это, прежде всего, мировоззренческий вопрос. Если упрощённо, то можно сказать, что язычники уже многие тысячелетия назад открыли второй закон термодинамики о возрастании энтропии. Мир вырождается: «были люди — божики, теперь — пыжики, а будут — тужики: эти петуха впятером резать будут». На каждом этапе развития массе людей требуется всё больше социальных «костылей» для продолжения существования. Христианство удачно заняло нишу этого, ставшего необходимым, инструмента. Воинам и правителям христианство давало свободу от традиции, поддерживаемой жрецами. Простонародью, после существования в глобалистической Римской Империи с четырьмя десятками языков и множеством богов, христианство принесло простоту моральных и поведенческих императивов.

К сожалению, я вынужден констатировать, что аналогичные процессы сейчас происходят в Европе. В аморфном социальном киселе прорастает новая вера, в которой всё однозначно и ясно. Ясно, что такое добро, что такое любовь, что такое ложь и за кем крайнее слово в любом диалоге. Т.е. всё очень просто для понимания. Параллели напрашиваются.

— Знакомы ли Вы с концепцией Дмитрия Галковского о зарождения христианской веры?

Лев Прозоров: Честно говоря, знакомство с парой текстов Дмитрия Евгеньевича не мотивировало меня углубить это знакомство.



— Что для Вас легче писать – художественные произведения или исторические исследования?

Лев Прозоров: Простое сравнение числа опубликованных исторических исследований и художественных произведений как бы намекает :) Конечно, мне легче писать исторические работы. Художественная проза требует эмоциональной нагрузки, вживания в роль главного действующего лица. Это посложнее, чем просто обложиться книгами, источниками и передавать сухие исторические факты. Гораздо спокойнее.

— Знакомы ли Вы с творчество русского фантаста Романа Злотникова?

Лев Прозоров: Да, знаком с его творчеством. Читал «Русские сказки», «Собор», всю серию «Грон», «Империю». До «Шпаг над звёздами», к сожалению, так и не добрался.

— Как оцениваете его работы?

Лев Прозоров: Ранние его вещи несли характер просто приключенческих боевиков. Далее он уже стал продвигать читателям через произведения свои политические, мировоззренческие взгляды.

— Каково Ваше отношение к устоявшемуся направлению научной фантастики – «альтернативная история»?

Лев Прозоров: Отношение — положительное. Я даже сам немного писал в этом жанре. Без размышлений о том, какие у истории могли быть альтернативы, как по-другому могло всё сложиться – невозможно осмысление настоящей истории. Другое дело, что описание не только близлежащих последствий развилки, но и прогнозы на пять, десять лет вперёд после заметных изменений хода истории в научном смысле просто невозможны. Я рассматриваю альтернативную историю только как литературное явление. Поэтому я спокойно отношусь, когда автор прежде всего реализует идею своего произведения. А не старается рассчитать все возможные последствия развилки или возвращает мироздание на круги своя, быть может, с незначительными изменениями.
nemez
Великое будущее невозможно без великого прошлого

А откуда взялось самое первое «Великое прошлое»?)
skar
из обсуждения произведения «Святослав Хоробре: Иду на Вы!» вышеназванного автора на форуме:
«К истории это имеет значительно меньшее отношение, чем к политике. Автор обвиняет оппонентов в „вольном“ толковании источников, чем и сам грешит немало. Кроме того, одноплановые деяния разных персонажей автор довольно эмоционально одним ставит в вину, другим — в заслугу.»
Dmitry
Бегло просмотрел. У кого кто идею украл? Прозоров у Задорнова или наоборот?
skar
«Великое будущее невозможно без великого прошлого!»
хоть раз бы увидеть реальный пример воплощения этой расхожей цитаты. на примере скифов, римлян, македонцев, персов, египтян, хазар, узбеков… кто-нибудь может назвать современную великую страну, которой помогло великое прошлое?
kaddafist
Китай. Япония. Впрочем, Иран тоже страна не последняя.
skar
да ладно?! и в чем же величие прошлого японии?
DobrayaPravda
Прозоров… Злотников… Эпоха кича и подделок. Эрзацфилософы, эрзацписатели, эрзацмыслители…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.