Требуется помощь 4-летнему Артёму на лечение рака печени

Тема поднята на городских форумах, попросили продублировать и здесь.

4-летнему Артёму Соколову из Обнинска требуется помощь

пишет мама Артема Юля Соколова:

Дорогие наши близкие и друзья! В нашей семье большое несчастье: у нашего 4-летнего сына Артёма гепатобластома — злокачественное образование (рак) печени.Пожалуйста, помогите со сбором средств на лечение в Германии! Нам важна любая ваша помощь!......

Более подробная информация в группе malchikart на Одноклассниках

Реквизиты для оказания денежной помощи

Реквизиты Сбербанка
Получатель: Соколова Юлия Владимировна
ИНН: 7707083893 КПП: 402702001
Банк получателя:
Отделение №8608 Сбербанка России г.Калуга
БИК: 042908612
Р/с: 30301810322246004000 К/с: 30101810100000000612
Для зачисления в ВСП №8608
№ счета: 40817810022230888168
№ карты: 4276 8220 2510 3546

Реквизиты Альфа Банка
Получатель
БИК 044525593
Банк получателя:
ОАО «Альфа-Банк/ ДО „Даниловский“ (НРБ)
К/c 30201810200000000593
№ счета: 40817810104300045661
Получатель: Соколова Юлия Владимировна

Реквизиты для перечисления через интернет в электронные кошельки:
Qiwi кошелёк 9105463220
WebMoney R 2225 4773 2034
Yandex.Деньги 410011852884015

Номера телефонов для зачисления через терминалы оплаты:
БиЛайн: 8 968 804 87 73
МТС: 8 910 479 32 40
Мегафон: 8 926 686 25 32

======================

Попросили дополнить:
Вот такие листовки:







Их можно нужно повесить на свой подъезд, на предприятии, в офисе, в школе или садике у ребенка,… Получить можно по адресу Гурьянова 21, оф.115 с 9 до 18 часов вечера (спросить Оксану или Александра) в любой рабочий день начиная с 24 апреля

Документы:




15 комментариев

temp
ИСТОРИЯ НАШЕЙ СЕМЬИ
(от лица мамы, Юлии Соколовой)

Здравствуйте. Меня зовут Юлия, я мама мальчика Артёмки, который заболел той самой «взрослой» болезнью, очень страшной, но от которой есть шанс излечится, если вовремя помочь. Я родилась и выросла в Приморском крае, в далеком селе Комиссарово. Моя мама всю свою жизнь проработала фельдшером в деревнях, папа — водителем скорой помощи. В любое время суток, в любую погоду, без праздников и выходных, они спешили к людям, которым требовалась помощь. Я в семье не единственный ребенок, есть старший брат. Родители всегда хотели дать нам хорошее образование, вырастить достойными людьми.

Основным источником выживания в селах Приморья, да и по всей стране, до 90-х годов было сельское хозяйство, которое стало чахнуть и угасать. Совхоз «Комиссаровский» середине 90-х годов развалился, молодежь потянулась в город на заработки. Брат к тому времени окончил школу, уехал в г. Томск, поступил в Томский Политехнический Университет. В 1997 году, в 15 лет, я уехала к бабушке, в г.Коломну Московской области, где училась в школе в 10 и 11 классах. Училась в гуманитарном классе, с желанием в дальнейшем связать свою жизнь с юриспруденцией. Но жизнь сложилась по-другому…

Окончив в 1999 году школу, я отправилась погостить к брату в Томск, да так и осталась в этом городе. Скучала, конечно, и по родителям в Приморье, и по Коломне, так как за это период сдружилась с одноклассниками. Одна из моих подруг, крестная Артема, из Коломны. Я, как и брат, поступила в Томский Политехнический, на Теплоэнергетический факультет, жила в общежитии факультета. К концу 3-го курса начала понимать, что все-таки техническая специальность — это не мое. Но доучилась, как многие, чтобы получить диплом. Сначала получила степень бакалавра, а через год и инженера.

С учебой в Университете связано много хорошего в моей жизни, но самое главное событие в мае 2002 года — это знакомство с будущим мужем, Сергеем, отцом Артема. Сергей вырос в обычной семье, его мама работала бухгалтером, отец в перестроечные времена работал в строительной бригаде, возводил новостройки. Когда наступил спад строительства, устроился в ООО «ТомскТеплоСеть» мастером, а затем стал бригадиром. Его очень уважали и любили, он был хорошим человеком. К сожалению, в конце 2011 года отец умер от рака…

Сергей, как и я, учился в Политехническом, только на курс старше меня и Химическом факультете. В его группе были в основном девушки и всего несколько юношей, в моей, наоборот, юноши и всего 3 девушки. До сих пор остается загадкой, почему мы выбрали друг друга, когда были все предпосылки влюбиться в своих одногруппников )) В таких случаях говорят: «Это судьба!» Будучи на 4 курсе, а Сергей на 5, 18 октября 2002 года мы поженились, сыграли веселую студенческую свадьбу с близкими друзьями и родственниками. Наш брак был заключен на небесах, потому что в день свадьбы мы совершили таинство венчания. Мы знаем, что это на всю жизнь! Будучи на 5 курсе Сергея за блестящие знания в области полимерных материалов (пластиков) взяли в небольшую компанию по производству полимеров сначала на практику, а после защиты диплома технологом. Мне же оставалось доучиться еще год. Он работал, я училась. Защитив диплом, я устроилась на предприятие, производящее манометры, инженером.

К сожалению, спустя полтора года с начала работы компания, где он работал, обанкротилась. Сергей остался без работы. Несколько месяцев работал аппаратчиком на пищевом производств, на линии по производству мороженного. Но понял, что реализовать свой потенциал возможности нет… Вообще, с устройством на работу в Томске, не имея опыта работы и определенных связей, очень сложно. Томск — студенческая столица Сибири, город университетов. Спрос рабочих мест достаточно сильно опережает предложение, поэтому вчерашние выпускники согласны на любую работу, лишь бы выжить.

В связи с данным обстоятельством нами было принято решение переехать к моим родственникам в г.Обнинск, Калужскую область. В поисках работы на расстоянии нам активно помогали друзья из Коломны, за что им огромное спасибо! Когда стала вырисовываться перспектива хоть как-то устроиться на работу, мы долго не думали, налегке отправились в Обнинск. В течение месяца занимались поиском работы. Сергей устроился по специальности, технологом, я — менеджером по работе с заказчиками в типографию. Остановились у добрейшего души человека — моей тети. В итоге, прожили у нее полгода. Возможности снимать жилье не было, величина зарплаты не позволяла. Решили как-то решать вопрос жилья, т.к. мы молодая семья, и нам все-таки хотелось жить отдельно. В итоге, Сергей перешел на другую работу, государственное предприятие, с меньше зарплатой, но где нам выделили комнату в стареньком общежитии. Прожили в общежитии полгода, случайно получилось, что в июне 2006 года Сергея пригласили на новую интересную работу с перспективой последующего карьерного роста.

Так совпало, что в это время мы поняли о готовности отдавать свое тепло и ласку не только друг другу, но третьему члену нашей семьи — ребенку. К сожалению, не всегда получается так, как мы задумываем… 2 года мы просили Бога о ребенке, и вот, наконец, чудо свершилось… Артём… Нашему сыночку Артёму Соколову через несколько дней исполнится 4 года.

Он родился 22 апреля 2009 года в г.Обнинске. Родился абсолютно здоровым, до 3,5 лет практически не болел. Артём единственный ребенок в семье, и всю свою любовь мы отдаем ему, души в нем не чаем. Он любознательный, умный, веселый, общительный малыш, но большой непоседа, очень активный ребенок. Физически хорошо развит. В свои почти 4 года очень хорошо разговаривает, любит разглядывать книги про технику, транспорт, любит играть в машинки, любит все, что так или иначе связано с техникой. Знает почти все буквы, но вот учиться читать ему пока неинтересно. Любит лепить, заниматься аппликацией. Говорит, когда вырастет, будет директором шинного завода. Это желание вполне объяснимо — до 2 лет одним из любимых занятий Артёма было снимать и снова надевать на место покрышки колес игрушечных автомобилей ))))

Так получилось, что в марте 2012 года, накануне 3-летия Артема, мы сменили место жительства, на 2-3 года мы переехали в Татарстан, г.Нижнекамск. Сергея, папу Артема, перевели в другое подразделение организации, где он работает. Мы, конечно, очень скучаем по родным и близким из Обнинска, Коломны, Рязани, где живет друг Артёма, Миша, сынок нашей крестной, стараемся хотя бы в отпуск приезжать в Обнинск. В сентябре 2012, в свои 3,5 года, Артём пошел в Детский сад г. Нижнекамска, и, как все дети, начал немного болеть, пока шла адаптация. Последний месяц года – декабрь – он ходил в группу без перерывов на больничный. Долгожданные Новогодние праздники мы провели, конечно же, в Обнинске, вместе со своими родными.

Вернувшись домой, в Нижнекамск, 9 января, впервые за зиму, мы пошли покататься на городской горке. Так получилось, что при съезде с горки неизвестный мальчик нечаянно ударил Артёма по спине ногой. Это просто страшное стечение обстоятельств, все произошло за доли секунд. Я и муж, мы все время находились рядом, но не смогли предотвратить этот удар. Артём заплакал, упал, и не мог встать. Он плакал и плакал, говорил, что болит спина… В срочном порядке мы отвезли его в травмпункт, где был сделан рентген позвоночника и поставлен диагноз: Компресионный перелом 5 позвонка грудного отдела позвоночника. Произошедшее просто шокировало. Позже сделали МРТ, которое показало, что перелом не только 5, но и 6 позвонка. Как гласит пословица «Что Бог не делает — все к лучшему» — в тот момент мы сильно в этом усомнились. Дальнейшие события в нашей жизни уверили в том, что пословица права. Ведь только благодаря этому перелому было обнаружено страшное заболевание нашего сынишки — рак печени. О том, что это рак, стало известно много позже…

С переломом позвоночника Артёма приняли на лечение в дневной стационар хирургического отделения детской больницы Нижнекамска. Мы стали ходить на лечение, проходить лазеротерпаию, прогревание, массаж — все те процедуры, которые ни в коем случае нельзя делать при образованиях, независимо от их этиологии. Артёму назначили носить жесткий корсет — корректор осанки в течение 1 года, снимать его можно было только ночью, во время сна.

Как это часто бывает в лечебных заведениях, Артём подхватил ротавирус. Несколько дней мы пролечились дома, не ходили в больницу. У него сильно болел животик. На основании жалоб на боли в животе врач-терапевт Детской больницы направила нас 23 января 2013 г. на УЗИ, где и обнаружилось, что в печени находится какое-то образование, структура которого не характерна для нормальных клеток — гепатоцитов. Врачи выдвигали разные гипотезы, одни говорили, что это эхинококк (ленточный червь), другие — что это гематома от удара. Не могли прийти к единому мнению. Но! Было одно но… Когда УЗИ показало в печени образование, я по собственной инициативе отвела Артёма в частную клинику, где у него взяли кровь на онкомаркер печени — Альфа-фетопротеин (АФП), который в крови здорового человека отсутствует. В наше время очень легко получить информацию в глобальной сети о любых заболеваниях и их симптомах. Поэтому оставалось только молиться, чтобы мои подозрения не подтвердились.
temp
К великому сожалению, АФП оказался достаточно высок, что является показанием наличия в организме злокачественных клеток. Нижнекамские врачи не знали, какой поставить диагноз, разводили руками. В итоге, по предварительной договоренности с заведующим Ожоговым отделением Детской Клинической больницы г. Казани, дали туда направление. 4 февраля мы легли в ДРКБ на обследование.

Дни тянулись как месяцы… В неделю мы проходили по одному анализу… Сначала сделали Томографию брюшной полости, затем взяли кровь на АФП, показатель онкомаркера немного повысился относительно первого анализа. На основе проведенных анализов врачи собрали консилиум и приняли решение о проведении биопсии открытым способом (разрез брюшной полости), т. к. опасались брать пункцию иглой из-за боязни попасть в здоровую ткань печени, что чревато неукротимым кровотечением. На основе взятой пункции был подготовлен гистологический материал, который изучали в цитологической лаборатории при клинике, а часть материала была направлена на патологогистологический анализ в Онкологический центр г.Казани.

Мы старались улыбаться, только чтобы Артём не видел слез. Иногда он спрашивал у папы: «А почему мама часто плачет?» Мы говорили, сдерживая слезы, что просто очень переживаем за него… Часы и дни в ожидании результатов анализов тянулись бесконечно… Так вышло, что и свое 31-летие я встретила в больнице. Я молила Бога, чтобы самым лучшим, самым желанным подарком в мой день рождения стало известие о том, что опухоль доброкачественная. Так и вышло, что нам поставили диагноз на следующий после моего дня рождения день. Пришло заключение с диагнозом: «Узловая гиперплазия и признаки жировой дистрофии печени», что означало доброкачественную опухоль. Мы радовались, мы благодарили Бога, что он отвел беду от нас… Но в душе оставался червь сомнений, мне не давал покоя онкомаркер, которого просто не должно быть у здорового ребенка! Я разговаривала со многим специалистами, врачи ДРКБ собирали консилиумы, но так и не смогли объяснить мне этот факт. Что самое страшное, 5 марта Артёма выписали, отправили домой, чтобы наблюдать за опухолью «в динамике», сказав, чтобы мы приехали через 3 месяца на контрольное обследование. Мы, конечно, уехали. Бесполезно задавать вопросы там, где мне не могут дать ответ.

Мы с мужем решили во что бы то ни стало добиться ответа на вопрос: «Почему при доброкачественной опухоли в крови у нашего сына диагностируется онкомаркер»? Изучив несчетное количественно сайтов, прочитав множество статей и отзывов, я пришла к выводу, что самый лучший на сегодняшний день онкологический центр в России находится в Москве, на Каширском шоссе. Это РОНЦ им. Блохина. Мы решили всеми мыслимыми и немыслимыми путями попасть на консультацию к врачам этого центра.

Недолго думая, собрав все документы, я и Артём отправились в Москву. Нам повезло, и мы смогли попасть к врачу-онкологу. В первый же день нам назначили несколько контрольных обследований, в т.ч. передали в патологогистологическую лабораторию привезенный с собой гистологический материал. В это же день нам поставили диагноз — гепатобластома III степени. Я догадывалась, что это, но не могла поверить… Ноги автоматически носили меня по кабинетам, мне что-то говорили, просили какие-то документы, давали какие-то справки, рекомендации… Я не понимала, что происходит. Мне казалось, что это сон, что вот сейчас я проснусь — и все исчезнет, будет как раньше: наш дом, наш веселый малыш будит нас по утрам в выходной, прыгая на кровати; гоняет по квартире кота, дергает его за хвост; а потом с удовольствием ест манную кашу, испачкавшись ею с головы до ног… Но нет, это не сон… И я снова беру себя в руки и продолжаю ходить по кабинетам, беседовать с врачами, готовить какие-то бумажки…

А Артём в это время сидит в холле поликлиники, лепит с волонтерами и другими ребятами поделки из пластилина, громко смеется или расстраивается, если у него что-то не получается, и ни о чем даже не догадывается… О том, что с этой минуты родители начали борьбу за его жизнь со страшной «взрослой» болезнью; о том, что на другом конце телефонного провода плачут его бабушки; о том, что его папа ждет звонка от мамы, а мама даже не знает, как рассказать, что у его сына РАК…

Мы никогда не думали, что столкнемся с такой страшной болезнью. Это страшно, особенно когда болезнь касается ребенка. Ведь каждый думает: «Меня это не коснется. У соседа, у знакомого, у незнакомого может быть, а у меня точно не будет!» Но иногда жизнь распоряжается по-другому...
temp
…Немного придя в себя, я начала заниматься подготовкой документов на получение квоты на лечение в Онкоцентре. Так как сын прописан в Калужской области, квота положена нам по месту прописки. Проблем с оформлением не возникло. Онкологическим больным квоту по направлению врача дают безоговорочно. Заявка на выделение квоты была отправлена в Департамент здравоохранения Калужской области, мы её получили. Нас отправили домой, сказали ждать звонка из клиники, до того момента, когда сообщат дату госпитализации. Через неделю нам позвонили, сказали приезжать ложиться в стационар. 28 марта мы прибыли в стационар на лечение. Увидеть так много детишек с онкологическими заболеваниями — это было шоком! Бедные дети без волос, без ресничек и без бровей. Постоянно катающие за собой стойку с капельницей, подсоединенной к катетеру. У некоторых детей химиотерапия проходит круглосуточно, капельница всегда с ними. Самое главное, что дети не замечают, что они больны. Они так же бегают по коридору, играют в игрушки, рисуют, как обычные, здоровые дети, они чувствуют себя абсолютно счастливыми. Когда ничего не болит — это счастье. Самое страшное для матери — это видеть, как страдает твой ребенок, и не знать, чем ему помочь…

В отделении мы попали к врачу с золотыми руками, заведующему. Он один из лучших детских хирургов-онкологов. У нас была надежда, что он нам поможет. К сожалению, 2 недели назад врач сообщил, что увольняется из клиники. Все наши надежды рухнули в одночасье… На опыте Казанской клиники, где нас практически отправили домой умирать, мы убедились, что доверять российской медицине — это рискованное дело. Нет, в Москве от лечения нашего сына не отказываются. Но сын у нас единственный, и мы просто не можем рисковать его жизнью…

Опухоль очень большая. Ее размер по результатам компьютерной томографии 8,7х4,8х7,5 см, по результатам УЗИ — 7,1х3,0х6,8 см. Главная опасность в том, что она находится в средней части печени, проходит через обе ее доли, затрагивает главные магистральные вены и артерии, которые тоже, возможно, придется удалить во время операции, заменив их бедренной артерией. Середину печени можно удалить, только захватив один из ее здоровых краев. На сегодняшний день российские врачи дают положительный прогноз на излечение в том случае, если будет наблюдаться уменьшение опухоли после химиотерапии. В противном случае возможно только хирургическое удаление 2/3 печени, без последующего проведения химиотерапии, что чревато возникновением рецидива (возникновения нового образования). В случае рецидива и невозможности удаления образования единственный выход — трансплантация печени от донора.

С момента поступления в клинику Артёму провели 2 курса химиотерапии. Результат УЗИ после первого курса показал, что эффекта нет, опухоль на лечение не отвечает… Онкомаркер пока, к счастью, остается на прежнем уровне, не растет. Это говорит о том, что опухоль не очень активна.

По результатам начатого лечения, и того, что наша операция совпадает с периодом увольнения хорошего хирурга, мы решили одновременно с лечением здесь, в России, отправлять запросы на возможность лечения за рубежом, т. к. там процент выживаемости детей не сопоставимо выше, чем в России, и, что самое немаловажное, вероятность возникновения рецидива значительно ниже после высокопрофессиональной послеоперационной реабилитации.

Мы изучали информацию в сетях, консультировались со специалистами, обращались в клиники Сингапура, Израиля и Германии. В итоге, пришли к выводу (и это не секрет), что Германия является самым передовым государством в области лечения онкологических заболеваний и разработки химиотерапевтических препаратов. Врачи спасают жизни пациентов, которых в России считают неоперабельными.

Из клиники Сингапура «Маунт Элизабет» нам ответили, что могут взяться за лечение Артема. Стоимость обследования и операция составит 55 000 $ сингапурских, это 1 350 000 руб.; каждый курс химиотерапии — это 10 000$ сингапурских — 250 000 тыс. рублей. Химиотерапия понадобится до- и после операции, это не менее 4-6 курсов. Один из критериев, который ставит под сомнение возможность лечения в Сингапуре — это многочасовой перелет (примерно 10 часов). Неизвестно, как повлияет длительный перелет на опухоль, не начнет ли она расти.

Из клиники Израиля ответили тоже, что могут нас взять на лечение, но какие-то прогнозы могут дать только после проведения обследования. Но клиники Израиля не специализируются на опухолях такого типа. В тяжелых случаях, и случаях, когда необходима трансплантация, израильских детей за счет государства отправляют в Бельгию, клинику Сент-Люк. Сумма на лечение в качестве депозита составляла 100 000$ (3 100 000 руб.).

На следующем этапе муж обратился к медицинскому агенту, который занимается поиском клиник в Германии. Счет от агента на лечение в клинике г. Мюнстер был получен на сумму 35 000 евро. — это обследование, операция и послеоперационная реабилитация. Курсы химиотерапии, которые по стоимости составляют еще минимум 70% от основной суммы, а иногда и превышают ее почти в 2 раза, в стоимость данного счета не включены. По предварительным подсчетам сумма с учетом проведения химиотерапии составит порядка 70 000 евро (около 3 000 000 руб.).

Далее был получен счет из Университетской клиники Гамбург — Эппендорф. Предварительная калькуляция на обследование, операционное вмешательство, послеоперационную реабилитацию и все необходимое лечение составляет 180 000 евро (около 7 500 000 руб.). Решено было продолжать поиски клиник, чтобы найти оптимальное соотношение цены и качества предоставляемых медицинских услуг. На сегодняшний день отправлены все необходимые документы и диски с записью томографии в клиники г. Кёльн, г. Бонн и г. Хайдельберг.

… Я не могу словами описать, что происходит у меня сейчас в душе… Я не знаю, как Артём будет чувствовать себя завтра и послезавтра, чем я смогу ему помочь… Пугает неизвестность… Как Артём перенесет операцию? С какими сложностями мы столкнемся? Какие нас ждут последствия? Мне страшно подумать, что мы можем просто не успеть… Мы не должны этого допустить, мы просто не можем…

Сейчас наша семья и наши друзья по всей стране прилагают всевозможные усилия, чтобы собрать средства на операцию и лечение нашего сыночка. В одиночку нам никак не справиться с такой бедой, поэтому мы обращаемся ко всем вам с мольбой и просьбой о помощи! Пожалуйста, помогите спасти нашего сыночка, пока у нас есть шанс!

Я никогда и подумать не могла, что у нас столько добрых, отзывчивых, понимающих, сочувствующих людей, не только из числа наших друзей и родных, но и абсолютно незнакомых людей, неравнодушных к нашему горю! Спасибо Вам за все, что Вы для нас делаете! Спасибо, что Вы отдаете частичку своей души маленькому человечку! Спасибо всем и каждому, низкий поклон Вам от нашей семьи, от нашего сыночка Артёма! Я верю, что с Божьей и Вашей помощью мы справимся!!!

С огромным Уважением и надеждой на помощь, родители Артёма, Юлия и Сергей
18 апреля 2013г.
Ritulya
Самое главное, что
oпepaцию нyжнo пpoвecти в тeчeниe нeдeли, мaкcимyм — двyx.
Статья в Обнинской прессе. от 18.04.2013. То есть времени почти не остается.
Dmitry
Очень больно, когда страдают дети.

Скажите, на плакате указан номер карты Сбера. То есть я могу, просто перевести деньги с карты на карту через банкомат, указав этот номер?
Vozmezdie
И через Сбербанк онлайн тоже, еще проще.
dronald_duck
Номер вебмани-кошелька в посте исправьте!
temp
Да, действительно, на форуме писали об этом. Поправил.

Snegir

Вот правильный номер WebMoney R 2225 4773 2034
Ritulya
Да, подтвердили, этот правильный.
Сейчас исправляют в листовках.
Ritulya
Посмотрела разные листовки — там вообще 3 варианта этого номера. И по отчетам в группе поступлений на этот кошелек — 0 руб., хотя по остальным каналам деньги доходят. Хорошо, что Вы заметили. Администраторы группы сейчас перепроверяют.

Обидно, если чьи-то деньги не дошли, ведь так нужны…
temp
Убрал листовку с неправильным кошельком из топика.
dronald_duck
По ошибочному номеру деньги не уходили, я проверил :)
Ritulya
ИТОГО общая сумма сбора со всех ресурсов на 08/05/2013 23:55 составляет
3 297 317,40 руб.
СБОР ОСТАНОВЛЕН!


Юлия Виничук (Соколова) (мама Артема):
СБОР ОСТАНОВЛЕН! СПАСИБО ВСЕМ, КТО НАМ ПОМОГАЕТ!!!
Дорогие, милые, любимые друзья! Наконец-то мы можем произнести эти слова — СБОР ОСТАНОВЛЕН!!! Нам удалось пройти этот невероятный путь из людской доброты. Впереди еще очень сложная дорога, но благодаря ВАМ мы сможем идти по ней с высоко поднятой головой! С самого начала мы боялись этих невероятных цифр в счетах. Но с каждым днем ваши тепло и помощь заставляли поверить в то, что есть на свете доброта, отзывчивость и милосердие! Наш малыш получил возможность стать здоровым человечком, получил шанс вступить во взрослую жизнь! Мы искренне, от всей души, желаем вам, чтобы беды и болезни обходили вас стороной. А если уж так случится, что кому-то из вас понадобится в жизни помощь — вы получили ее так же быстро, как получили от вас ее мы! Примите наши искренние слова благодарности, низкий ВАМ поклон от всей нашей семьи! Мы безгранично ценим вашу помощь, и очень рады, что вы у нас есть, наши друзья, знакомые и незнакомые нам! Спасибо! И пусть хранит Вас Бог!!!!
Ritulya
Юлия Виничук (Соколова)
1 мая.
План лечения следующий.

Нас готовы принять на обследование, операцию и послеоперационное лечение 2 клиники: Университетская детская клиника г.Кельна и Университетская детская клиника г.Мюнхена. Причем, здесь не стоит вопрос в выборе клиники — лечиться мы будем в обеих.
Итак, с клиниками согласованы следующие этапы лечения:
13 — 25 мая — обследование и, если потребуется, 1 курс химиотерапии в клинике г.Кельна (стоимость лечения 20 тыс. евро, при крайней необходимости еще 10 тыс. евро. Химиотерапия в счет не включена, счет будет выставлен дополнительно после обследования и операции);
Далее мы отправляемся в Мюнхен, где предстоит операция. Ориентировочная на сегодняшний день дата операции — 28 мая.
28 мая — 14 июня — нахождение в клинике Мюнхена на операции и послеоперационной реабилитации (стоимость операции и реабилитации 27,7 тыс. евро).
Затем мы снова вернемся в клинику Кельна, и с 14 по 28 июня будем проходить послеоперационное лечение и химиотерапию в Кельне.
Почему 2 клиники, спросите вы? Дело в том, что такую сложную операцию, которая ждет Артема, в Кельне сделать не могут. Но в Мюнхене, где состоится операция, на ближайшие 2 месяца нет мест для госпитализации, нас согласились принять только на время операции. В данной клинике практикует профессор, доктор Швайнетц, детский хирург-онколог, и бригада специалистов разных областей, которые выполняют операции любой сложности. Он и его команда согласились оперировать Артема.
Так же рада сообщить вам, что собранных вами средств хватило на внесение депозита (предоплаты) по счетам, в размере 27,7 тыс. евро в Мюнхен (1 114 625 руб.) и 20 тыс. евро в Кельн (825 000 руб.).
Итого: 1 939 625 руб.
В данные счета не включено проживание сопровождающего, т.е. мамы, оплата будет дополнительно: в Кельне 15 евро/сутки, в Мюнхене — 100-180 евро/сутки.
Сбор средств мы пока не останавливаем, как я писала выше, химиотерапия не включена в счет и стоимость ее будет рассчитана после операции, в зависимости от необходимости применения тех или иных видов препаратов.
Чтобы развеять все сомнения в выборе клиник, предупреждая ваш вопрос, почему же не клиника г.Мюнстер, о котором шла речь в самом начале нашего сбора? Дело в том, что счет на лечение в клинике г.Мюнстер был получен от агента, это был самый первый ответ клиники. Это был ориентировочный счет на 70 тыс.евро. Т.к. время еще было, пока мы проходили химиотерапию в РОНЦ Блохина, Сергей начал поиски клиники самостоятельно, минуя посредников.
Когда пришли ответы из нескольких клиник, со ссылками на клинику Мюнхена, в частности, на доктора Швайнетца, Сергей написал в клинику напрямую, договорился о встрече и отправился в Мюнхен, затем в Кельн, на встречу с доктором Саймоном, который будет лечить Артема. Итогом встречи и стало получение счетов на лечение из обеих клиник. Доктора дают нам прогноз полного излечения 90%, правда, точнее будет известно о прогнозах после проведения обследования. Т.к. опухоль находится в самом центре печени, где проходят вены и сосуды, пока непонятно, какое значение это имеет для исхода операции. Операция предстоит сложная, длиться будет 6 часов.
Билеты для нас купила хорошая знакомая нашей семьи Галиева (Кудашева) Ольга. Вылетаем в Германию мы вечером 12 мая, летим всей семьей. Сергей на работе пойдет в отпуск, будет находиться с нами некоторое время, вплоть до послеоперационного периода.
6 мая мы ложимся здесь, в Москве, на заключительный, 4-й, курс химиотерапии. Как сказали немецкие врачи, это необходимо, проведение химиотерапии прерывать никак нельзя. Поэтому 2 дня химиотерапия, 2 дня промывка, и вечером 9 мая нас отпустят домой. Будем готовиться к поездке в Германию.
7 мая:
Но самая важная на сегодняшний день новость — по результатам проведенного УЗИ было сделано заключение, что опухоль дала ответ на химиотерапию — РАЗМЕР ОПУХОЛИ НЕМНОГО УМЕНЬШИЛСЯ!!! Это очень хорошая новость! Сергей сегодня же сообщил об этом нашему врачу в Германию, он сказал, что это отличная новость. Что есть хотя-юы какой-то положительный ответ на лечение! Наши шансы на выздоровление немного возрастают, но наиболее приближенный к истине прогноз будет дан, конечно же, по результатам обследования по приезду в клинику Кельна. И еще сегодня я получила наши загранпаспорта с шенгенской визой! Мы очень переживали, что можем не успеть с визами до отъезда, но Бог услышал наши молитвы, и теперь мы со спокойной душой и новыми надеждами можем отправляться на лечение в Германию! Вот только пройдем последний, 4-й, курс химиотерапии, который, кстати, начали сегодня. Эти 4 дня — последний этап перед операцией — и после промывки 9 мая нас отпустят домой! Такие радостные у нас новости на сегодняшний день. Мы с Артемом благодарим ВАС за помощь, благодарим Бога зато, что у нас есть ВЫ, и верим, что с вашей и Божьей помощью мы обязательно справимся! СПАСИБО ВАМ, НАШИ ДОРОГИЕ!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.