Иван Охлобыстин: «Я – цепной пес реакции!»



Ответы на вопросы мною были получены в ходе пресс-конференции Ивана в Обнинске, прошедшей 30 марта перед творческим вечером.

http://modus-agendi.org/articles/1785

Иван Охлобыстин – российский актёр, режиссёр, сценарист, драматург, журналист и писатель. Известный общественный деятель, автор «Доктрины 77», ответил на вопросы Modus Agendi.

– Я слышал, что вы человек трезвый. Не могли бы вы поделиться – когда и почему вы пришли к подобному убеждению?

Иван Охлобыстин: Я не смогу сказать точно. В юности я не пил вовсе. Увлекался спортом, работал, бегал, читал – много драйва, было не до этого. Потом я, как все студенты, начинающие режиссеры, периодически выпивал. Но состояние алкогольного опьянения мне никогда не нравилось. Было неприятно ощущать дезориентацию и отравление организма. Потом я честно года три стабильно выпивал. Это были звонкие девяностые, тогда это было модно и необходимо для карьеры.

После того, как мода прошла, я с облегчением выдохнул и почти полностью отказался от алкоголя. За 8 лет символически поднимал рюмку всего три раза. А далее пришло осознание, что я, волей-неволей, сам оказываю влияние на людей. Раз у меня нет потребности пить – лучше полностью отказаться от этой привычки и поделится полученным опытом с окружающими.

Сейчас я убежден, что русским надо лет на триста вообще отказаться от алкоголя. Это будет интересно, мы любим неразрешимые задачи. Причем речь не о вульгарном запрете водки. В нашем обществе должно сформироваться мнение, что пить – просто неприлично. Вокруг процесса употребления алкоголя не должно быть романтики – баня, цыгане и тому подобное. Это надо искоренять.

– Как к подобным взглядам относятся ваши коллеги по творческой деятельности?

Иван Охлобыстин: На самом деле они тоже не много пьют, это иллюзия. Просто некогда – рабочий день с 7 утра до 11 вечера. Говорю про людей, с которыми работаю, про остальных – не знаю. Если артист может позволить себе регулярно много тусоваться – то это бездельники законченные и интереса для публики они не должны представлять. По моей информации больше всего пьянствуют, как это ни странно, летчики-пepeвoзчики.

– Во время Вашей службы в церкви вы направляли людей на путь трезвости? Или таких проблем не возникало?

Иван Охлобыстин: Посильно старался направить. Когда человек приходил ко мне с такой проблемой, я не пускался в долгие богословские рассуждения. Я просто объяснял таким людям медикаментозную лестницу, набор неких дисциплинарных приёмов, чтобы он быстро отказался от алкоголя. Это возможно, ведь это не более чем отравление. Этот порок не нужно драматизировать и надумывать лишние проблемы.

– Иван, я знаю, что вы были очевидцем войны НАТО против Югославии. Можете ли вы кратко перечислить эмоции, ощущения, которые вы с этого вооруженного конфликта увезли обратно в Россию?

Иван Охлобыстин: Я сожалел, что у меня нет СВД, вокруг меня нет моих старых друзей. Сожалел, что финансы и семейное положение не позволили принять активное участие в судьбе братской республики, ярко проявить себя. Я сделал все, что мог. По сути, мы, наше тогдашнее государство, их предали. В Белград нужно было поставить комплексы СС-300 в максимальном количестве, перебазировать свою авиацию к ним, самим организовать что-то отвлекающее.

Сербы – наш братский народ, мы много крови пролили вместе. Сейчас вся эта история прозрачна для анализа. Появляется Евро, американцы переживают, что необеспеченный доллар зашатается. Начинается серия локальных конфликтов по любому поводу, желательно – с перемещением народов. Албанцы – народ дикий, готовый к перемещениям, почти цыгане. Югославами, как и всем славянским племенем, европейцы всегда успешно манипулировали и травили их. Но всё равно, сербы имели полное права на суверенитет, на возможность устанавливать свой порядок на своей территории. Все те дикости, которые им приписывались – ложь, я тому свидетель. Дикости начались позже, после начала американских бомбардировок. Кровь на кровь, закон войны – тут ничего не сделаешь.

– Вы были знакомы с кем-нибудь из полевых командиров? С кем, если не секрет?

Иван Охлобыстин: Я не могу сказать, к сожалению. Некоторые из них сейчас живут в Европе. Но у меня до сих пор сохранилась майка с волчьей головой. Ужасно, что никого из албанцев не осудили. Европейцы судили только наших, сербов.

– Ваше отношение к суду над Ратко Младичем?

Иван Охлобыстин: Это безобразие международного масштаба. Если бы я мог, обладал нужными резервами или был главой страны, я бы послал отряд морских котиков. Они бы повторили подвиг Отто Скорцени и выкрали его назад. А мы бы здесь у себя шахты открыли, обозначая неготовность вести дальнейшие переговоры по этому вопросу.

– Кто лично для вас ближе по духу – Быков из «Интернов» или Соловей-Разбойник из одноимённого фильма?

Иван Охлобыстин: Я думаю, что это одно и тоже. Именно из таких людей, как Быков рождаются Соловьи-разбойники. Такой сюжетный ход изначально даже рассматривался для внесения в очередной сценарий Интернов.

– Будете ли вы и дальше снимать фильмы, вроде «Соловья-разбойника», имеющие четкую идеологическую окраску и социальный посыл?

Иван Охлобыстин: Вы знаете, нет. Это сложилось случайно, некоторые ситуации в жизни невозможно направлять. Не всё зависит только от режиссера или сценариста. «Соловей» был принят публикой как развлекательная картина. А кто хотел – понял и его главную основу. Я считаю, что всё великое – случайность.

– Вы были одним из сценаристов «ДМБ». А имеете ли вы какое-либо отношение к выбору мелодий, играющих в фильме?

Иван Охлобыстин: Действительно, в фильме звучат тематические композиции коллективов, неизвестные широкой публике. Скажу честно, я не имел отношению к саундтреку. Но в хороших отношениях с людьми, которые его составляли.

– Знакомы ли вы с творчеством Петра Мамонова и с ним лично (группа «Звуки Му»)?

Иван Охлобыстин: Да, конечно, я знаком с ним и очень хорошо знаю его творчество.

– Вы человек консервативных взглядов. Но почему-то до сих пор без бороды. С чем это связано?

Иван Охлобыстин: Всё просто. Порода у меня такая – не растет. Что у отца, что у деда – до 50 лет борода нормальная не росла. Так что жду.

– Иван, вы много раз говорили, что являетесь сторонником расширения прав граждан на самооборону, владения пистолетами, автоматами. Как вы считаете, какими путями следует идти Вашим единомышленникам, как развиваться, чтобы достигнуть заявленных целей (возвращения права на владение ношение пистолетов)?

Иван Охлобыстин: Двигаться нужно цивилизованным путем. Тема это очень деликатная и в массовом сознании она всегда обременена такими случаями, как Брейвик или Лоткова. Оружие – это всегда форс-мажор, оно требует внимания. Но при этом я полностью согласен с украинскими единомышленниками, которые говорят на своём красивом славянском наречии «Тільки раби зброї не мають» – только рабы не имеют оружие. Мы должны иметь право быть готовыми к любой форс-мажорной ситуации. Это наша обязанность как родителей и граждан.

– А вы считаете, что существующее государство в лице своих чиновников готово на подобный шаг в обозримой перспективе?

Иван Охлобыстин: Я думаю, нашим чиновникам всё равно, как и по всем остальным вопросам. Как им сверху кивнут, так они и будут считать, с серьёзным лицом и серьёзными аргументами. Точно также они себя ведут сейчас, пока им говорят «нет». Им без разницы, что на улицах небезопасно. В трамваях кондукторов стреляют, свадьбы посреди Москвы устраивают. Дураки, естественно, постреляются, тут уж ничего не сделать. Но если они не постреляются, то стеклами порежутся по пьяни, это не сдержать. А разумные люди составят такой основательный костяк для покоя, для развития нашего национального государства.

Вообще в стране надо провести общенациональный референдум по двум вопросам. Первый – это возможность граждан владеть и носить короткоствольное огнестрельное нарезное оружие. Второе – это захоронение Ленина. Ленин – труп, лежащий посреди города. Чисто по-человечески это просто безобразие. Как верующий человек, я уважаю любого идеалиста. Но сейчас Ленин – не объект идеологического поклонения коммунистов. Теперь с ним фотографируются пергидрольные американки с мороженым.

Я считаю, что после захоронения Ленина мы сможем примириться внутри себя. Будет прекращен этот вечный конфликт, русское общество найдет гармонию. К похоронам нужно будет подойти серьезно. Отпеть в главной церкви страны, пусть сторонники идут с цветами. Ленин был человеком крещённым, иначе бы просто не смог получить высшего образования. Раз он крещеный, и при отсутствии прямых родственников, мы, христиане, обязаны взять на себя эту миссию. В нашей епархии непорядок. А этот день объявить праздником национального народного примирения, вместо «дня независимости».

– Ваша попытка выдвижения на пост президента РФ вызвала сильное воодушевление среди национально настроенных людей. Но, к сожалению, выдвижение не состоялось. Вы планируете возвращаться в большую политику в каком-либо качестве?

Иван Охлобыстин: Я не исключаю этого. Я цепной пес реакции. Если страна этого потребует и Святая Церковь решит, что пора – то это как с цепи спустят. Я приложу все доступные мне дарования, чтобы объединить людей. Партию создавать не буду. На тот момент это будет уже, наверное, не обязательным явлением. Я вообще – ярый противник парламентаризма. Я – авторитарист, моя программа связана с красотой и гармонией, но никак не с документами, бумажками. Я верю – рота морских котиков однажды обязательно войдет в Государственную Думу.

http://modus-agendi.org/articles/1785

4 комментария

kev
Иногда говорит по делу, но чаще — клоун.
old_pergunt
Причем, рыжий клоун. То есть, злой. Такой и руку может ребенку откусить:))
kev
Но не цепной кобель.
Рыжая, злая шавка.
комментарий был удален
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.