Кляп, «ручное» управление или свобода слова: что готовит для СМИ новый законопроект?

В России нередко бывает так, что самые знаковые законопроекты появляются в момент, когда общество оживленно обсуждает совсем другие темы. Вот и в конце октября, пока все неравнодушные граждане размышляли о конфликте в Бирюлево и межнациональных отношениях, в Государственную Думу был внесен проект поправок к закону «О средствах массовой информации».

Основная идея законопроекта состоит в создании в России саморегулируемых организаций (СРО), объединяющих редакции средств массовой информации на федеральном и региональном уровне. Предполагается, что эти новые структуры разработают правила работы СМИ, этический кодекс журналиста, будут следить за моралью и нравственностью и даже смогут наказать нарушителя.

Один из авторов проекта Евгений Фёдоров в интервью Би-Би-Си объяснил, что закон направлен против «избыточного государственного регулирования» и представляет собой большой шаг вперед в демократизации средств массовой информации. Кроме того, межфракционная группа депутатов «Российский суверенитет», члены которой и разрабатывали проект закона, надеется с его помощью ограничить информационное влияние иностранных государств на территории нашей страны.

Действительно, опыт США показывает, что общественные журналистские организации могут играть важную роль в саморегулировании СМИ. Общество профессиональных журналистов, Гильдия работников газет, различные ассоциации владельцев и издателей США успешно следят за порядком в журналистской среде без участия государства. Правда, злые языки утверждают, что и там не обходится без лоббистов, журналистов и издателей «на зарплате» у правительства. К этому относятся как к неизбежному злу — должен же быть у власти свой «рупор».

Тем не менее, американские СМИ, с одной стороны, имеют возможность «припереть к стенке» нечистых на руку чиновников (что иногда и делают), а с другой, при необходимости защиты интересов страны, объединяются в мощную пропагандистскую машину. Может быть, с образованием саморегулируемых организаций и российские масс-медиа ждут столь же прекрасные перспективы?

Кажется, у авторов проекта мог быть и такой благородный замысел, но за красивым термином «саморегулируемые организации», от которого так и веет свободой, проступают совсем другие суровые российские реалии…

Американские объединения СМИ добровольны, и редакция может свободно выбрать в какое из них вступить или остаться в полной независимости. Обсуждаемый законопроект фактически предлагает сделать членство в СРО обязательным. Если редакция не предоставит справки о членстве в СРО, то может получить отказ в регистрации. Что еще более удивительно, исключение СМИ из состава организации может стать основанием для судебного решения о прекращении его деятельности.

Один из основных плюсов общественных организаций западных стран – их многочисленность и альтернативность. Если не устроила одна организация, всегда можно выйти из нее и вступить в другую. А российской законопроект предусматривает лишь одно общенациональное объединение медийных СРО, связывающее не менее половины всех региональных. Присоединяйся, или закрывайся – третьего не дано.

Новая инициатива законодателей позволяет объявить некоторые редакции СМИ неблагонадежными. Если вашу газету или сайт исключили из членов СРО, то в соответствии с законопроектом Вы не сможете открыть новый в течение трех лет. Таким образом, решение о закрытии СМИ могут инициировать другие СМИ – его прямые конкуренты.

И, наконец – чисто российская фишка. Законопроектом предусматривается, что четверть членов правления общероссийской СРО должны составлять представители правительства, Федерального Собрания, общественных организаций, научной общественности и иные «независимые» члены. Интересно, что такое сомнительное «счастье» предусмотрено не для всех саморегулируемых организаций (в профильном законе РФ «О саморегулируемых организациях» об этом – ни слова), а только для СМИ.

Казалось бы, четверть – не так уж много, да и не все они являются государственными чиновниками. Это можно было бы стерпеть, если бы не…

Если бы не чувство дежавю, от которого невозможно отделаться, изучая проект закона. Где-то мы все это уже проходили, где-то было… Ну конечно – это же почти клон существующей на сегодняшний день системы общественных палат! Судите сами:

Общественная палата — единственная официальная площадка диалога власти и общества, где проводится, к примеру, общественная экспертиза законопроектов.

Общественные палаты в регионах объединяют представителей общественных организаций, но часто формируются при участи и с одобрения региональных властей.

Общественная палата РФ, которая состоит из 83 представителей региональных палат, 40 назначенцев Президента и 43 победителей интернет-голосования (согласно изменениям в законодательстве от июля 2013 года).

Аналогии с новым законопроектом о СМИ налицо.

Так вот, большинство исследователей, отечественных и зарубежных, не признают общественные палаты институтом гражданского общества, поскольку те слишком зависимы от государства. Эти структуры часто контролируются местными и федеральными властями, проводят официально одобренные «общественные экспертизы», приглашают к работе нужных экспертов, одобряющих политику властей.

Что там говорить, если Аппарат Общественной палаты РФ, непосредственно обеспечивающий ее деятельность, является федеральным казенным учреждением и может просто не оплачивать не выгодные власти мероприятия. В структурах общественной палаты часто находят пристанище чиновники, которых оттеснили от реальной власти, но захотели «почетно пристроить». Вот такое гражданское общество по-российски.

В одной диссертации мне встречалось очень точное определение системы общественных палат: институт формирования «управляемого гражданского общества». То же самое, по сути, представляет собой и законопроект о СМИ – он пытается сформировать управляемую систему средств массовой информации.

***

Теперь попробуем взглянуть на ситуацию в более крупном масштабе. Поправки к закону о СМИ появились в октябре 2013 года. Чуть ранее, в июле произошли масштабные организационные перестановки в структуре Общественных палат. Сейчас идет обсуждение модельного закона «Об общественном (гражданском) контроле в РФ».

Представляется, что все это — проявления одного глубинного процесса. В 2012 — 2013 годах по России прокатилась целая волна гражданских выступлений. Они отчетливо показали: необходимые правовому государству каналы коммуникации власти и общества в России не работают. Народ начал активно высказывать свое мнение в интернете, что не очень страшно для власти. Но затем — на улицах. И это было осознано правящей элитой как первый звонок.

В этих условиях российские власти ищут новые формы контактов с обществом, что, конечно, очень обнадеживает. Или, что более вероятно, власти ищут новые рычаги контроля над интернет-пространством, которое явилось очень эффективным средством информирования населения и формирования его взглядов.

Вот только принцип «присоединяйся или умри» для диалога, для контакта и понимания совсем не подходит. Может, тогда уж проще, эффективнее и честнее будет пойти по северокорейскому или китайскому варианту, где запрещено все, что не запрещено?

Источник ©

5 комментариев

layman
Немного о СМИ, для тех, кому интересно
layman
История, кажется, развивается…
voytov
Любопытно что за принцип? — «Может, тогда уж проще, эффективнее и честнее будет пойти по северокорейскому или китайскому варианту, где запрещено все, что не запрещено?»
layman
Как то даже не знаю, что и ответить… Вы такое государство — Северная Корея знаете? Как там, например, устроен интернет? (Я снова — почетный Капитан нашего района? )
voytov
Как то теряюсь… видимо технарь, старею…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.