Критическое мышление: не слишком ли его много?

Постсоветский человек в русскоязычном культурном пространстве, в силу различных причин – исторических и национальных, устроен так, что не критиковать он не может.
Если послушный западный человек, по причине политкорректности, страха перед судебными исками и по своему воспитанию, ищет, скорее,
точки соприкосновения и взаимопонимания со своим ближним, сближения,
то человек постсоветский, напротив, похоже, бросает все свои силы на поиск не того, что его роднит и объединяет с тем, с кем он делит общую историю и культуру,
а на поиск культурных различий, мыслительных расхождений и точек несоприкосновения.

И похоже, и здесь работает закон физики: плюс с минусом притягиваются – чем больше различий – тем лучше, а плюс с плюсом отталкиваются – чем их меньше – тем хуже.
Хотя и большое число культурно-исторических различий для обитателя «Руссконета» – тоже, скорее, не повод к сближению.

Критическое мышление в русскоязычном культурном пространстве считается бонтоном.
Критически мыслящий – человек, скорее, умный и привлекательный, чем глупый и злой.
Найти недостатки, указать на ляпы, поднять на смех – и сделать это как можно громче и резче, часто вызывает у многих скорее одобрение, чем неприятие.
Это как некое самоутверждение, попытка доказать себе и всем свою значимость и важность.
И по этому пути идут многие, кто хочет снискать одобрение большинства, ищет самоутверждения и популярности.

Критическое мышление цветет буйным цветом не только в «Руссконете». Оно встречается и в обычной, реальной жизни, на работе и дома.
Родители с готовностью распекут, раскритикуют своего ребенка, указав на его недостатки, чем похвалят или простят.
«Ты опять не сделал уроки, не вымыл руки, потратил деньги» или
«Ты – дебил, недоумок, лентяй, из тебя ничего путного не выйдет» – звучат гораздо чаще каких-нибудь «Ты молодец, умница, моя радость, моя гордость, я тебя люблю».

Начальник на протяжении лет, вроде доктора Быкова из «Интернов», скорее будет с определенным удовольствием тыкать носом своих подчиненных в мелкие ошибки,
чем проявит терпение и снисходительность, или воздаст справедливостью. Выговоры и лишение премий, постоянное, часто намеренное создание
и поддержание чувства вины у подчиненного (это уже классика жанра – менеджмента, прописанная в учебниках),
нежели похлопывание по плечу, честная и справедливая оценка твоих стараний, поощрения.
Коллеги по работе, наподобие тех же героев «Интернов», скорее будут издеваться друг над другом, критиковать и подставлять, получая нескрываемое удовольствие,
чем по-товарищески протянут руку помощи. Конкуренция – и далекая от здоровой – привычная рабочая обстановка во многих конторах.
Переманивание, часто хитростью и обманом, перехватывание клиентов, проектов, договоров – такая же рутинная повседневность офисных работников,
как обязательный утренний кофе.

Политическое поле России еще больше напоминает поле брани – в прямом и переносном смысле.
Потрясающее количество партий, начиная от партии большинства и заканчивая партиями самого разного рода, вовсе не стремятся к консенсусу – не к миру,
но к войне (политически правильно: ведь в скучном мире труднее отличиться, чем на яркой войне).
Если на какой-нибудь сцене, в какой-нибудь предвыборной гонке или промо-акции появляется какой-нибудь лидер или просто член,
то свою риторику он непременно будет строить на критике и поношении своих противников.
И чем больше будет унижен враг, тем очевиднее будет успех – так думается.
Подобные, мягко говоря, критические отношения – в политике или в быту, счастья никому не прибавляют. Возможно, кратковременного сомнительного успеха.
Или разного рода дивидендов. Но не счастья и гармонии. Напротив, они опустошают, озлобляют, лишают внутреннего равновесия.
Более того, даже с объективной точки зрения, они несправедливы, так как освещают только одну сторону картины
– затемненную, пренебрегая другой, светлой стороной, без которой невозможна полная, более-менее объективная картина маслом.

Отчего же нам так трудно мыслить и относиться друг к другу не только критически – что необходимо, ведь без критики нет движения вперед,
– но и положительно, находя те самые точки соприкосновения и взаимопонимания, а не то, что нас только разводит по разные стороны баррикад?
Что скрывается за этой ущербностью, комплексом неполноценности, завуалированными под силу и ум?

Можно сказать, что мы живем на стыке эпох, когда старое отжило и должно быть исторически разрушено и похоронено,
а новое пока трудно нащупать и пока непонятно, куда мы движемся.
Можно, что по причине этих же перемен, произошло расслоение нашего общества, и каждый новообразовавшийся слой продавливает свои интересы, заявляя о себе.
А можно, что критиковать и указывать на ошибки всегда проще и легче, капитализируя на таком быстром успехе, чем проявить понимание и терпение, такого успеха не получив.

Далее… Последние двадцать лет нас научили не доверять ни друг другу, ни тому, что мы видим и слышим – отсюда наша критическая настроенность.
Причин много – а результат один, печальный…

Вчера, возвращаясь с работы, мне довелось идти вслед одной паре – маме и уже довольно взрослому сыну, лет пятнадцати.
Они возбужденно разговаривали: он что-то сделал не так, не так, как положено, не так, как хотелось маме.
И я буквально физически ощутил волну ледяного холода, которая было шквалом помчалась во все стороны от нее – так она была возмущена поступком сына.
Но уже минуту спустя, она, с трудом взяв себя в руки, едва выдохнула: «Ну, ничего, бывает и хуже».
А потом они остановились, она обняла его за шею и, не стесняясь, сказала громко и вслух:
«Ведь ты у меня самый лучший. Я горжусь тобой. Я люблю тебя. Мы подумаем и обязательно найдем выход».
Я тоже остановился, метрах в двадцати, чтобы украдкой полюбоваться ими и окунуться в уже теплые волны любви и понимания, прихватив немного с собой.
А по ту сторону улицы шла другая пара – мужчина сердитого вида и жалкий мальчуган лет десяти, по-видимому, отец и сын.
Отец грубо и громко почти кричал, не обращая внимания на прохожих: «Идиот! Сколько можно тебе говорить?! Угораздило родить такого дебила!»
И волны ненависти, может, даже справедливой критики, омывали все вокруг, меняя такие разные цвета на цвет один – черный.
Безусловно, сын был в чем-то виноват.
Но был ли он виноват настолько, чтобы за свои ошибки стать душевным закомплексованным инвалидом?
Я очень в этом сомневаюсь…

Автор: Игорь Ткачев

4 комментария

shokolad
мы скорее ищем что бы покритиковать, чем то, за что можно похвалить.
Почему?
Особенность или распущенность?
комментарий был удален
TypucT
Зачастую, мы критикуем человека эмоциональными реакциями, которые мгновенны и не дают адекватную оценку поступку человека (критикуемого).
Чаще всего, критикующий, ориентируется на поведение большинства (!), на социальные рефлексы, которые «беснуются» в данном социуме.
Моё мнение таково: критикуй человека, но критикуй аргументировано.
Иногда это полезно в случае, если человек, к примеру «живет сердцем», то, возможно, стоит его призвать приложить к сердцу разум или наоборот,
если человек «живет разумом», то возможно, его стоит призвать приложить к разуму сердце.
Но критическое мышление не обязательно сводиться только лишь к критике другого.
Критическое мышление полезно для самого себя, ибо только оно позволяет человеку (здравомыслящему) ориентироваться в таких понятиях, как ложь и истина, добро и зло.
В этом случае, критическое мышление жизненно необходимо.
Ибо оно «выхлестнет» человека из самотека обыденности и фатальной обреченности на стадность.
Marrina
«Ты – дебил, недоумок, лентяй, из тебя ничего путного не выйдет» – звучат гораздо чаще каких-нибудь «Ты молодец, умница, моя радость, моя гордость, я тебя люблю».

А что же делать, если ребенко действительно… эээ… не айс? Хвалит его прикажете за то, что он дебил недоумок и лентяй? )))

а уж начальнитк, которы «проявит терпение и снисходительность, или воздаст справедливостью» — это вообще из области фантастики!!!

( и в плане критики — не «воздаст справедливостью», а воздаст справедливость! вот! :-))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.