Как СМИ пережили запретительную лихорадку 2013-го года

2013-й оказался для России годом запретов. Госдума, еще до его наступления прозванная «взбесившимся принтером» за готовность оперативно завизировать любой законопроект, в уходящем году вернула себе законодательную инициативу. Однако влиять на политическую жизнь Думе по-прежнему не с руки, и, возможно, поэтому депутаты направили всю свою энергию на то, чтобы как можно эффективнее зарегулировать жизнь общественную.

В уходящем году вступили в силу сразу несколько законов, так или иначе влияющих на работу СМИ, а также в полной мере стали ощущаться последствия от первых регулирующих законов, принятых осенью 2012-го. К их числу относится, например, закон о возрастной маркировке информационной продукции, вступивший в силу в сентябре 2012 года. Это был первый случай, когда редакциям СМИ в один день пришлось под угрозой закрытия подчиниться введенным правилам и лишь потом выяснять, обсуждать, протестовать или соглашаться. Кстати в дальнейшем все регулирующие медиа законы принимались именно по такой процедуре: сперва внести, провести и утвердить — и только потом обсуждать с отраслью.

Всего в 2013 году было принято четыре новых документа, так или иначе повлиявших на существование и работу медиа. Первым, как ни парадоксально, стал закон об охране здоровья граждан от табачного дыма (утвержден парламентом в феврале 2013-го) — он ввел запрет на рекламу в СМИ табачной продукции. Вкупе с уже существовавшим запретом на рекламу алкоголя (принят в 2012 году и вступил в силу в январе 2013-го) этот закон отразился на глянцевых журналах и СМИ, которые принято относить к категории lifestyle — бюджет этих изданий целиком зависит от продаж рекламы, а производители табака и спиртного традиционно были для них основными рекламодателями.

Разумеется, участники рынка стали наперебой предупреждать, что эти меры лишают целую категорию изданий средств к существованию. В ходе возникшего обсуждения даже высказывались предложения смягчить запреты, к примеру, разрешив рекламу алкоголя в изданиях, помеченных маркировкой «18+». Однако описанный выше механизм — утвердить закон как есть, а уже потом разбираться — в этой истории показал свою эффективность на сто процентов: пока обсуждения продолжаются, журналы, которым так и не удалось привлечь других рекламных денег, закрываются один за другим. Из последних громких примеров: в начале декабря перестал выходить журнал Rolling Stone, а 25 числа стало известно о закрытии бумажной версии XXL.

Следующим определяющим законом стал запрет на нецензурную брань, утвержденный Госдумой и Советом Федерации в марте. Споры о том, какие именно слова и в каких ситуациях он запретил, продолжаются до сих пор — Роскомнадзор, наблюдающий за исполнением закона, много раз заявлял, что никакого списка запрещенных слов составлять не собирается, но это не мешает СМИ тиражировать взаимоисключающие утверждения: то ли речь идет о «трех общеизвестных матерных корнях», то ли еще и о слове *****; то ли грубые просторечия нецензурной бранью не считаются, то ли считаются.
Как оказалось, запрет на нецензурную брань может иметь для СМИ и гораздо более серьезные последствия. 31 октября Роскомнадзор через суд добился лишения лицензии агентства «Росбалт» — за размещенные на его сайте ролики из YouTube. Как это часто случается с российским любительским видео, эти ролики содержали мат, за что агентство «Росбалт» получило предупреждение. После трех таких предупреждений регулятор оставляет за собой право «применить меры» — вплоть до лишения свидетельства о регистрации СМИ. Попытки «Росбалта» обжаловать предупреждения ни к чему не привели: суд не внял доводам юристов агентства, по словам которых, во-первых, мат был запикан, во-вторых, после получения предупреждений видео с сайта удалили, и, наконец, в-третьих, ролики с YouTube не могут считаться редакционным контентом. Мировой суд уверенно оштрафовал «Росбалт» на 20 тысяч рублей (по 10 тысяч за каждый ролик), а Мосгорсуд послушно лишил агентство статуса СМИ.

Строгость, с которой закон обошелся с «Росбалтом», пугает далеко не всех. К примеру, телеканал RT разместил на своем сайте ролик, отмеченный YouTube как самое популярное новостное видео 2013 года. Кадры падения метеорита в Челябинске сопровождаются непосредственной реакцией авторов съемок, причем матерные слова не замаскированы. Однако внимания надзорных органов этот материал пока не привлек — возможно, потому, что сайт rt.com является «информационным ресурсом», а не зарегистрированным СМИ.
Только 24 декабря глава Роскомнадзора Александр Жаров объявил, что процесс над «Росбалтом» создал важный прецедент: судьи постановили, что СМИ должны нести ответственность за весь размещаемый контент, в том числе и за ролики из интернета. На первые две жалобы «Росбалта» Роскомнадзор так и не ответил.

Следующий документ, затронувший СМИ, — запрет пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних (одобрен в июне 2013 года). До сих пор его последствия в СМИ ощущались слабее, чем последствия запрета на мат, но интересные казусы были и здесь. К примеру, осенью хабаровское отделение Роскомнадзора оштрафовало газету «Молодой дальневосточник» за интервью со школьным учителем, уволенным за сексуальную ориентацию. Кроме того, признаки «пропаганды гомосексуализма» ведомство регулярно обнаруживает в художественных произведениях — в сентябре, к примеру, кабельный телеканал «ЕвроКино» получил предупреждение за показ фильма Кристофа Оноре «Все песни только о любви».

В случае с запретом гей-пропаганды определяющим моментом стала возрастная маркировка. Поскольку пропагандировать закон запрещает только среди несовершеннолетних, вынести предупреждение изданию, помечающему свою продукцию «18+», Роскомнадзор не может. Упомянутый «Молодой дальневосточник», к примеру, рассчитан на лиц старше 16 лет. Зато сайт Gay.ru — на лиц старше 18, поэтому в его материалах признаков нарушения закона ведомство не нашло.

Несмотря на то, что введение всех этих запретов оправдывается самыми благородными целями — чаще всего, защитой детей — ни к чему хорошему новое законодательство пока не привело. Главным образом потому, что оно лишено всякого смысла. В большинстве случаев все предложенные меры дублируют действующий в России закон о СМИ (в нем, в частности, прописана недопустимость использования нецензурной лексики). Очень может быть, что этот закон, написанный 20 лет назад, нуждается в обновлении и корректировке. И если бы парламент, изучив действующий закон, подготовил и вынес на обсуждение его реформу — это было бы понятно.

Подытожил Константин Бенюмов

1 комментарий

TypucT
Верной дорогой идем, господа))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.