Из боя уходил последним

Одним из первых летчиков, ставших в Великую Отечественную войну Героями Советского Союза, был Василий Мигунов. В те дни, когда немцы подошли к самым окраинам Москвы и судьба столицы висела на волоске, этого звания были удостоены всего несколько человек.


Герои Советского Союза В.В. Мигунов и Н.М. Дудин с командиром полка подполковником А.П. Юдаковым

Лейтенант Мигунов получил его за исключительное мастерство и отвагу. Командир 29-го авиаполка майор Алексей Юдаков, участник сражений на Халхин-Голе и великолепный тактик воздушного боя, с гордостью писал в представлении его к званию: «Не щадя жизни, презирая смерть, товарищ Мигунов ведет разведку в сложных метео­условиях, при интенсивном обстреле зенитной артиллерией противника… Из боя не уходит первым, а бьет врага, пока тот не будет уничтожен».

На горящем самолете

19 февраля ему исполнилось бы 95. Начальную школу он окончил в родной деревне Кривское нынешнего Боровского района Калужской области. Но мальчику хотелось продолжить образование, и он стал ходить в школу колонии «Бодрая жизнь», основанную знаменитым педагогом Станиславом Шацким на станции Обнинское, которая тогда еще даже в мечтах не была национальным ядерным центром. Потом Василий выучился на слесаря в Малоярославце и устроился в станционное депо. Перебравшись в Москву, работал на заводе и одновременно учился в аэроклубе Киевского района столицы. В армии он попал в Одесскую школу пилотов имени Полины Осипенко, а после ее окончания младший лейтенант Мигунов отправился служить на Дальний Восток.

Когда началась Великая Отечественная, его 31-я смешанная авиадивизия, которой командовал полковник (впоследствии маршал авиации) Сергей Руденко, перебазировалась на Северо-Западный фронт. 29-й авиаполк, входящий в ее состав, некоторое время прикрывал с воздуха сосредоточение войск 29-й армии в районе Вышний Волочек – Бологое – Андреаполь – Селижарово, а затем действовал на Западном фронте. К 4 сентября в полку оставалось всего 20 самолетов, а к началу октября – семь: три И-153 и четыре И-16. Их свели в одну группу.

За три первых месяца войны Василий Мигунов совершил 170 боевых вылетов, участвовал в восьми воздушных боях, сбил пять вражеских самолетов. В августе 1941-го его наградили орденом Красного Знамени, а через месяц присвоили звание лейтенанта.

В этот период авиаполк действовал с максимальными нагрузками. 5 октября летчики трижды вылетали на разведку, провели три воздушных боя и сбили четыре самолета. Во время последнего в тот день сражения с четырьмя Me-109 истребитель Василия был сильно поврежден. Лейтенант Чмыхун сделал все, чтобы не подпустить к нему врага, но «мессеры» подожгли его машину. На горящем самолете Чмыхун продолжал защищать товарища и сбил один Me-109. Три остальных истребителя прекратили преследование. Но на выходе из атаки весь фюзеляж самолета охватило пламя, и он взорвался в воздухе…

22 октября 1941 года лейтенанту Василию Мигунову было присвоено звание Героя Советского Союза.



У деревни Будово

За безупречное выполнение личным составом воинского долга, мужество и доблесть в боях Президиум Верховного Совета СССР 7 ноября наградил 29-й истребительный авиаполк орденом Ленина. А через три дня полк вывели в тыл, на Урал, для пополнения и перевооружения поступившими по ленд-лизу английскими самолетами «Харрикейн». Эти истребители на поверку оказались слабо оснащенными, обладали низкой маневренностью и часто выходили из строя.

Приказом наркома обороны Сталина 6 декабря 1941 года 29-й истребительный авиаполк за мужество и героизм в оборонительных сражениях под Москвой был преобразован в 1-й гвардейский. После начальных этапов осваивания «Харрикейнов» полк перебазировался на один из подмосковных аэродромов, где летчики продолжали совершенствовать технику пилотирования новых самолетов.

Когда боевая учеба закончилась, полк в составе 32 истребителей был передан 21 февраля 1942 года в распоряжение командующего ВВС Калининского фронта Сергея Руденко, теперь уже генерал-майора. В марте пилоты 1-го гвардейского истребительного совершили 451 боевой вылет, провели 12 воздушных боев и сбили 4 самолета противника. Собственные потери были более существенными, причем произошли они на земле. 26 марта три немецких бомбардировщика Ju-88 совершили налет на аэродром полка. Их отогнали, но через день аэродром атаковали уже 10 бомбардировщиков, которые прицельно сбросили фугасные и зажигательные бомбы на опушку леса, где стояли «Харрикейны». Пять наших самолетов сгорели и еще восемь были повреждены осколками. Теперь, когда для выполнения боевого задания требовалось поднять в воздух 10–12 машин, в группу вынуждены были включать лишь 6–8 истребителей.

Во главе одной из таких групп Василий Мигунов 31 марта выполнял боевую задачу в районе Селижарово – Кувшиново, где скопилось несколько наших эшелонов с войсками и боевой техникой. Когда показалась группа Ju-88 под прикрытием восьми Me-110, старший лейтенант Мигунов с первой же атаки зажег ведущий бомбардировщик. В ходе боя были сбиты еще три вражеские машины. Но остальные упрямо рвались к цели, а немецкие истребители непрерывно атаковали наши немногочисленные самолеты. В это время к месту боя подошли два звена «яков» соседнего полка, и общими усилиями врага удалось отогнать. Внезапно, уже в конце боя, когда, казалось, опасность уже миновала, самолет Мигунова вспыхнул от взрыва и камнем упал в районе деревни Будово, стоящей на шоссе Москва – Ленин­град несколько севернее Торжка. Участник этого боя лейтенант Мотылев написал в отчете, что скорее всего причиной катастрофы был обрыв шатуна в двигателе. Нередко в литературе встречается утверждение, что имел место таран самолетом Мигунова вражеской боевой машины. Видимо, это фантазии авторов публикаций.

Отважного летчика похоронили у деревни Будово. Когда майор Тормозов зашел в землянку, где жили пилоты, он, разобрав вещи Мигунова, увидел конверт, в котором лежала фотография его сына Владлена. На обратной стороне было написано:

Я в трудное время исполню свой долг до конца.
Тебе не придется краснеть, вспоминая отца.


Впоследствии прах Героя Советского Союза Василия Мигунова был перенесен на кладбище действующего храма Иоанна Богослова, расположенного на окраине Торжка (братская могила № 5).В ряде публикаций в качестве нынешнего места его захоронения по-прежнему указывается деревня Будово.

В городе Обнинске именем Василия Мигунова в 1965 году названа улица, выходящая на здание школы № 1 им. С.Т. Шацкого, где на фасаде установлена мемориальная доска в честь Героя.

©

3 комментария

SgtPepper
Удивлён, что нет информации о наградах В.В. Мигунова в базе «Победители».
SgtPepper
Я и сам прочитал с большим интересом. Спасибо тверитянам.
SgtPepper
Да хоть тверякам =) Город древний, этнохоронимов много.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.