Александр Изгаршев: мир снова не однополярный?

Вопрос стоит, что называется, «ребром». То, что происходит вокруг Крыма, уже давно вышло и за пределы Крыма, и за пределы Украины, и даже за пределы Европы. Вопрос уже давно не про Крым. И даже не про Украину. Яценюк, Турчинов, Тимошенко – это уже даже не статисты, как бы они не надувались спесью. В масштабах происходящего даже на мелких хулиганов-прохиндеев не тянут – это уже просто иногда что-то говорящие элементы декораций. Польша, Прибалтика, все эти «громкие заявления» европейского «демократического» хора под диктовку из Вашингтона – могут потянуть на статистов. Но не более.

Какая-то более-менее самостоятельная партия у Германии-Меркель. Но очень противоречивая и надо честно признать – сложная: и с США ссориться не хочется, и с Россией тоже…

В наличии – разрастающаяся «черная дыра» на месте Украины, с правительством, которое не контролирует собственную столицу. С реальной перспективой свалиться в глубочайший экономический и политический хаос. Вот сюрприз: вместо ожидаемого в начале майданных событий профита – потенциального рынка сбыта, рынка рабочей силы и пр. – Германия вполне реально получает в 400 км от Берлина вполне себе все прелести развала Украины: беженцы, коллапсы на любой вкус, вооруженные националисты, неохраняемые ядерные объекты и так далее. Вот вообще не к чему бы… А российский газ? А интересы всяких Фольксвагенов-Люфтганз, банков-бизнеса и далее по списку? И все ради чего/кого? За Яценюка ради? Задумаешься…

Но… Усилиями США, усилиями Барака Хусейновича, усилиями просвещенной Европы и той же Германии-Польши, которые теперь, кажется, готовы локти кусать – вот для чего было всё ЭТО затевать??? — вопрос давно ушел в совершенно другую плоскость, в другую реальность. Весьма поганую, неприятную и страшненькую.

Начиналось все как привычная попытка одних украинских олигархов попугать других. Привычными методами а-ля 2004-й оранжевый год, «даешь Майдан». И так бы и затихло – по «отжатии» одними пары гривен у других. Но вмешались «друзья Украины». Сначала «приструнить» вдруг непослушного Януковича, наставить на путь истинный. Потом случилось желание – щелкнуть по носу Россию и Путина, вдруг развернувшего Украину от дико невыгодного соглашения с ЕС…

Потом – откровенно заигрались, «на принцип», «на слабо» и т.д. Простимулировали, поддержали, выпестовали продолжение уже совсем другого «майдана». «Правый сектор», пальба, снайперы, откровенные бандиты в Раде, избитые депутаты, голосование под дулом автомата и в страхе за семьи, два ничтожества во главе Украины, стареющая хитренькая девушко с косой за ними – короче то, что теперь Запад называет «легитимностью» и «законностью». Украина, да и не только она теперь будут это расхлебывать несколько десятков лет.

И клоуны даже не понимают, что именно произошло. Похоже, кроме двух вопросов – кто будет гетьманом, да как вовремя сбежать – их ничего и не интересует. И очень страшно – хочется лететь за океан, пасть на грудь дядюшке Бараку, чтоб утешил, успокоил. Рассеял подступающий ужас, развеял крепнущую уверенность, что дело закончится совсем другим бараком, и то – если очень повезет… Но разве, повторюсь, теперь дело в том, какого сорта г…гетьманы в Киеве или в судьбе Украины, как таковой?

Вопрос ныне прост, как колумбово яйцо: впервые, после развала СССР, созрело: а что, мир снова не однополярный? Снова есть противовес США и наблюдающий за схваткой двух тигров Китай? Или показалось? Или таки «партнеры» из Белого Дома по глупости и комплексам г-на Обамы полезли на рожон и довели отношения Россия-США до открытого противостояния? Именно так!

Особо – не мы это начали. Нам сейчас такое противостояние ни к чему. Да и им, похоже, тоже не особо радостно. Хотя – вот много надо было ума, чтобы сообразить, что подобные действия на Украине приведут к тому, что Россия встанет на дыбы? Что вряд ли Россию обрадуют ракеты и аэродромы НАТО под Брянском и Белгородом. И откровенно антирусское правительство в Киеве. Со сносом русских памятников, запрещением русского языка и прочими изысками откровенных политических клоунов, засевших ныне на Банковой в не принадлежащие им кресла? Что наглые и глупые высказывания и угрозы в адрес России и Путина приведут ровно к обратной реакции – сообразить было сложно?

Но в угоду комплексам и еще Бог знает чему одной личности в истории теперь – коса на камень: так однополярный или уже нет?

Вот и пытаются сейчас «ломать» Россию через колено, нагло шантажируя, чем угодно: от экономических санкций до замораживания и чуть ли не конфискации активов российских политиков, чиновников, бизнесменов и каких-то угроз уровня детского сада: ЧМ по футболу отнимем, на саммит «восьмерки» не приедем, десяток курсантов из Канады выгоним, и пусть их лошадям овса не дают, пусть едят одно сено. А не послушаются – отнимем и сено…

Вся эта свистопляска напоминает, честно говоря, банальную истерику, когда пугающий, понимая, что именно он натворил, боится еще больше, чем тот, кого пугают. Отсюда и «резкие заявления» от капитолийских чиновников разного уровня, поучения, как именно Россия должна себя вести и угрозы, что будет, если она «не будет слушаться»…

Но легче от того не становится. Всем понятно – стоит сейчас сломаться… да на чем угодно – на санкциях или на саммите – и процесс уже не остановить. Далее – нам будут с еще большей наглостью диктовать, все, что угодно: разрешить «майдан» в Москве, трудоустроить премьер-министром России какого-нибудь нашего политического клоуна Немцова-Удальцова. С теми же основаниями, что и на Украине: «весь мир считает, что так – легитимно! И это – воля народа!». А если не согласны – «секундочку, на чем вы в прошлый раз сломались? На санкциях?». И поехало заново.

Это уже будет называться не «однополярный мир», это уже пахнет прямой угрозой суверенитету России. Вот это сейчас на кону! А не «приобрести Крым», и не «расколоть Украину» и прочее, что сейчас так горячо обсуждают на «оппозиционных» ресурсах. Сейчас, защищая Крым, русских в Крыму, Россия решает никак не вопросы приобретения территорий или еще какие задачи. Включая сюда и весь спектр возможных сценариев дальнейшей судьбы Украины, как государства. Россия в Крыму сейчас отстаивает свою судьбу, судьбу своего народа, свое существование, как сильного и независимого государства. Вопрос сейчас стоит именно так, не больше и не меньше. Точка!

P.S. «Замораживать» счета и активы, кажется, уже не прокатит… «Партнеры» себя этого оружия, похоже, лишили сами. Оно «работало», пока было потенциальной угрозой. Примеры Януковича, Азарова, Фирташа и иже с ними, совершенно наглые действия против якобы «неприкосновенной частной собственности», все эти внесудебные «конфискации» и «возврат Украине украденных у нее средств», прочая вакханалия «законности и порядка» наглядно показали – отнимут, невзирая! Будешь послушным, сдашься – потеряешь еще быстрее. Остается, пожалуй, таки попробовать отнять чемпионат мира…

ссылочка

20 комментариев

kev
LucreziaDonati
алаверды
Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель нарвалась на жесткую критику своей позиции по Украине там, где меньше всего этого ожидала — в Бундестаге. Выступая перед немецкими парламентариями Меркель заявила, что Крым — это не Косово и здесь право населения на самоопределение не может быть применено, с некоторой неохотой прошлась по возможным санкциям против России, которые Европа вроде бы готова применить. В этот момент она, видимо, думала об экспорте немецких товаров в Россию, который превышает 30 млрд. евро в год или о 300 тыс. рабочих мест, которые также завязаны на Россию. Речь канцлера даже вызвала аплодисменты, но тут на трибуну вышел Грегор Гизи, представляющий «Левую партию».

Гизи начал с критики позиции Меркель по референдуму в Крыму, который она назвала антиконституционным. Депутат заявил: «Меня удивляет, что вы, госпожа Меркель, говорите, что подобный референдум противоречит конституции. Вы определитесь, когда она действует, а когда нет. При отставке президента она не действовала, а при референдуме в Крыму она внезапно вновь вступает в силу. Определитесь, поддерживаете ли вы конституцию целиком или только некоторые ее части».

Однако, это был не главный пункт критики позиции канцлера, главный удар пришелся по поддержки украинских фашистов. Гизи продолжил: «Госпожа Меркель! заместитель председателя правительства, министр обороны, министр сельского хозяйства, министр охраны окружающей среды, генеральный прокурор — все фашисты. Глава совета безопасности был основателем фашистской партии „Свобода“. Фашисты заняли важные посты в правительстве и преобладают в силовом блоке. Никогда фашисты добровольно не отдавали власть, если им удавалось захватить хотя бы ее часть. И Германия должна была указать на это, опираясь на собственную историю».

отсюда
vashchenkov
На одном из новостных ресурсов, надо отметить, писалось, что позиция Гизи не была поддержана другими депутатами.
LucreziaDonati
экспорте немецких товаров в Россию, который превышает 30 млрд. евро в год или о 300 тыс. рабочих мест, которые также завязаны на Россию.
новой «украинской власти» пока две недели. случившееся еще не дошло ни до самих украинцев, ни до тем более немцев. дойдет — все станут Гизи. или продавят позицию России и будеи им счастье. на время. потому что как было видно за последние 25 лет однополярный мир ведет к маразму. рада, что все это случилось, когда президент РФ не Борис Ельцин, а Владимир Путин.
SgtPepper
рада, что все это случилось, когда президент РФ не Борис Ельцин, а Владимир Путин.

При Ельцине всё это уже случалось. В тот раз Крым сдали и мир стал однополярным.
informer
Наконец то! Указан правильный путь человечеству. Подтвердилось утверждение «Зонт всегда причем!» Предлагаю по этому случаю поставить памятник нашему Великому и Ужасному в Одессе, рядом с Дюком. Памятник Александру должен правой рукой покровительственно хлопать по плечу Дюка, а левой рукой показывать путь человечеству. На ступенях Потемкинской лестницы предлагаю расставить внимательно слушающие, наподобие китайских глиняных солдат, скульптуры мелких политических деятелей мира: Барака Обамы, Ангелы Меркель, Франсуа Оланда, Дэвида Кэмерона, Синь Цын Пина и прочих. Ура Великому !)))
LucreziaDonati
:) а по сути? что не так?
SgtPepper
а по сути?

При чём здесь суть?! Тут же Изгаршев! Великий и Ужасный!

Коротышек бьёт дрожь =)
informer
ПРавильно. Ave Александру!
LucreziaDonati
представьте себе, что текст подписан: Иван Иванов. все-таки хотелось бы по содержанию что-то услышать.
SgtPepper
Истерика украшает хипстера =)
LucreziaDonati
не раз убеждалась: есть категории людей, которым важно не что сказано, а кто сказал. восприятие прочитанного меняется на 180 градусов в зависимости от этого фактора. поэтому и спрашиваю — с чем именно не товарищ не согласен. или согласен. а то, что Александр Велик — подумаешь, открытие. это и так ясно всем:)
AntiStatik
По тексту Александра. Я думаю, что идет шахматная партия. Каждый ход просчитывается, вариантов развития событий много. Болеем за наших.
layman
Федор Лукьянов, «Газета.ру» В тему…

Референдум в Крыму подвел черту под эпохой, которая продолжалась почти 25 лет. Ее можно отсчитывать от двух выступлений генсека ЦК КПСС Михаила Горбачева. В декабре 1988 года он обратился к Генеральной Ассамблее ООН, сказав с самой высокой международной трибуны, что мировая политика должна определяться «приоритетом общечеловеческих ценностей». Летом 1989-го Горбачев призвал Парламентскую ассамблею Совета Европы к построению «общеевропейского дома». Обе программные речи развивали идеи, изложенные в книге «Перестройка и новое мышление для нашей страны и всего мира», которая вышла двумя изданиями в конце 1987-го и середине 1988 годов.

С тех пор мировой политический ландшафт изменился до неузнаваемости. Исчезла та самая «наша страна», о которой писал Михаил Горбачев. Но государство, официально ставшее ее правопреемником, в целом, несмотря на виражи, следовало философии, изложенной последним советским лидером. А заключалась она в прекращении системной конфронтации, отказе от деления мира на блоки и признании того, что существует некая универсальная, «общечеловеческая» идейная база.

Правда, когда Горбачев излагал свое «новое мышление», на глобальной арене еще существовал баланс – сверхдержавы выступали на равных. И теоретики перестройки видели будущее взаимодействие в духе модных тогда идей конвергенции – взять лучшее от двух систем и отказаться от худшего.

Быстрое осыпание Советского Союза поставило крест на мечтаниях о равноправном сближении и взаимном идейном обогащении. Право трактовать общечеловеческие ценности и правила международных отношений отошло к победившей стороне.

В России эти правила (в основном, кстати, неписаные, принятые по умолчанию) вызывали сомнения даже на раннем этапе революционно-демократической эйфории и крайней внешнеполитической слабости. Степень неприятия возрастала по мере восстановления возможностей. Однако главное наследие эпохи Горбачева сохранялось – конструктивные отношения с Западом считались самоценными, жизненно необходимыми для развития и безопасности страны, вообще ее перспектив. Конфликты были с самого начала и все более острые – Кавказ, Югославия, снова Югославия, Ирак, постсоветское пространство от «цветных революций» до войны в Южной Осетии, Ближний Восток…

Но необходимость минимизировать ущерб отношениям с Европой и США постоянно присутствовала в качестве фактора при принятии решений. Даже самое крупное до сих пор столкновение – «принуждение к миру» Грузии в августе 2008 года – сопровождалась политико-дипломатическими усилиями, чтобы снизить накал и добиться некоего соглашения.

Украинский кризис и особенно его крымская фаза перечеркнули привычные схемы. Обвал режима Януковича в Киеве, последовавший за «компромиссом» под давлением европейских министров, и дальнейшая правовая и политическая неразбериха послужили спусковым крючком для крайне жестких действий Москвы.

На Западе, кажется, не сразу поняли, если поняли вообще, что украинский вопрос для России – не просто красная линия, а «двойная сплошная».

И когда возник шанс на то, что при активном участии Европы и США соседняя страна превратится в нечто, построенное на иных принципах (в данном случае не важно – более либеральных и атлантических или, напротив, мракобесно-националистических), пространство для договоренностей исчезло. Москва больше не оглядывается на издержки, связанные с тем, что отношения с Западом в целом могут сильно пострадать и даже начать сворачиваться.

То, что повод для разворота – Украина, и случайно, и закономерно. Случайно, потому что почти 23 года назад, когда Украина провозгласила, а потом обрела независимость, невозможно было предположить, что именно эта страна, располагающая всем для успеха и процветания, будет до такой степени развращена и разворована бездарными управленцами.

Обладай Украина запасом прочности, такого обрушения ее политической системы, которое породило хаос внутри и соблазны извне, не случилось бы.

Закономерно, потому что Украина всегда рассматривалась как важнейший плацдарм, от которого зависит и расстановка сил в Европе, и физическая безопасность России. Но есть еще одна мотивация, немаловажная для понимания действий российского руководства.
Судьба Советского Союза окончательно решилась 1 декабря 1991 года, когда жители Украинской ССР проголосовали на референдуме за независимость — за 9 месяцев до этого большинство населения республики высказалось за сохранение СССР. Уход Киева лишил Союз ССР всякой перспективы, поскольку Украина была не зависимой периферией, а второй после РСФСР системообразующей опорой общего государства. Знаменательно, что в телефонном разговоре с одним из лидеров крымско-татарского движения Мустафой Джемилевым Владимир Путин, если верить словам его собеседника, парировал фразу о незаконности крымского плебисцита напоминанием о том, что Украина покинула союзное государство в нарушение действовавшего тогда законодательства.

Это не означает, что цель Кремля теперь – восстановление страны, утраченной в декабре 1991 года. Немалая часть тогдашних территорий вообще не считается нужной. Речь о фактической переигровке финала «холодной войны». В России всегда существовало — сначала в узких, а потом и во все более широких кругах — представление о том, что СССР не столько проиграл, сколько капитулировал, покинул поле сражения. Отчасти по наивности, пойдя на поводу у иллюзий про «общечеловеческое», отчасти, как уверены множащиеся ряды конспирологов, из-за предательства.

Статус России как побежденной державы, нигде официально не зафиксированный, но общепризнанный, привел не просто к необходимости уступать вновь и вновь, но и к невозможности восстановить желаемые права в новой системе.

То есть договариваться на равных никто не собирается. Положение же «вечно поднимающейся» державы Россию не устраивает. На целенаправленную и кропотливую работу вдолгую, по китайской модели, Москва не способна, тем более что имеющиеся конкурентные преимущества в среднесрочной и тем более длительной перспективе убывают. Все, чего можно было добиться без резких движений, без инициативных шагов, получили к концу 2000-х – в плане и международного престижа, и восстановительного роста.

Прежняя модель развития исчерпалась. Полноценные выгоды из глобальной интеграции извлекать не научились, признания в качестве поистине равного партнера не добились. Правил игры, которые удовлетворяли бы Россию, с ней обсуждать не предполагают, ведущие игроки считают, что система, возникшая по итогам «холодной войны», не подлежит серьезной коррекции.

layman
Продолжение

Похоже, что российское руководство пришло к выводу: при сохранении текущего пути шансов на прорыв нет, предстоит угасание. Поэтому либо удастся переломить тренд и заставить принять в «ядро», либо установится какой-то конфронтационный баланс – с ориентацией на незападных партнеров.

Никто не был готов к тому, что Россия настолько резко и безапелляционно потребует-таки пересмотра сложившейся ситуации. Как и к тому, что угрозы с Запада (экономические санкции, политическая изоляция, замораживание активов и пр.) не возымеют вообще никакого влияния. Почему Москва настроена столь решительно?

Во-первых, российское руководство небезосновательно полагает, что от Украины все давно устали и в ее будущее мало кто всерьез верит. Соответственно, даже в обстановке экзальтации, а она налицо, полноценной мобилизации западного мира, скорее всего, не произойдет – не тот повод. Тем более что и в Америке, и в Европе полно разнообразных проблем, а политических деятелей с волевыми качествами Рейгана или Тэтчер не наблюдается.

Во-вторых, состояние Украины таково, что любая попытка Запада сделать ее полем противостояния с Россией только окончательно обрушит хрупкую конструкцию. Если же сейчас пойти на компромисс и «склеить» рассыпающуюся сущность, скоро кризис повторится, но будет еще опаснее и радикальнее.

В-третьих, хотя в Совете Безопасности ООН 13 стран из 15 проголосовали за резолюцию о незаконности крымского референдума, а Китай воздержался, реальное отношение незападного мира к происходящему неоднозначно. Официально признать переход части страны в другую юрисдикцию без согласия «метрополии» никто, конечно, не может. Но многие с интересом наблюдают, как впервые с распада СССР кто-то бросил непримиримый вызов Соединенным Штатам.

От отсутствия альтернативы в мировых делах многие подустали, организовать глухую изоляцию России не удастся.

В-четвертых, ужесточение западной политики стимулирует политические начинания, которые запущены или заявлены в России еще до всех этих событий: национализация элиты, поворот на восток, снижение зависимости от внешней конъюнктуры, идейное отмежевание от либеральных ценностей, вытеснение западного интеллектуального присутствия.
Какие риски вероятны? Шанс на серьезную мобилизацию Запада есть. С конца 1980-х такого очевидного отказа следовать в фарватере США не наблюдалось — крикливые одиночки, наподобие Уго Чавеса, не в счет, Иран не обладает достаточным потенциалом. Это способно послужить толчком к реальному ужесточению. Образ «русского экспансионизма» может быть использован для консолидации Запада, который после «холодной войны» все больше раздираем противоречиями. Тем более что именно сейчас идет процесс тяжелых переговоров о создании Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства, а откровения Сноудена немало отравили отношения двух берегов Атлантики.

Системная работа по экономическому давлению возможна, хотя пока никто – особенно в Европе – не хочет обсуждать настоящие санкции. Они достаточно болезненны и для стран, их вводящих, феномен глобальной взаимозависимости работает.

Провал украинской политики, если он по каким-то причинам случится, станет для России потрясением трудно предсказуемого масштаба. Прецедент, который создает Крым, может вернуться бумерангом. Россия полагает, что в условиях реально и совсем не вчера воцарившегося в международном праве «беспредела» ключевой является способность добиваться целей, юридическое оформление малосущественно. Практика подтверждает такой подход, но тем более заставляет адекватно оценивать собственные силы.

Москва начала очень большую игру. Риск велик, а возможный куш представляется немалым. Старый мировой порядок совсем перестает функционировать, новый скоро должен начать формироваться. У Михаила Горбачева, который первым еще в 1986 году заговорил о необходимости нового мирового порядка, ничего не вышло. Владимир Путин возвращается на развилку, чтобы попробовать еще раз.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.