О классике

Продолжаем разговор о стихотворном переводе и попутно разыскивать людей, внутренне чем-то похожих на Джона Леннона :) Я перевожу в основном современную поэзию (верлибр — «ни складушки, ни ладушки»). Иногда спрашивают: так это что, ты в рифму не умеешь, значит? Да нет, почему же, умею. И классику в том числе. Вот, например, известное почти каждому стихотворение Роберта Бернса. Этот перевод в свое время вызвал в сетевой окололитературной общественности некое подобие бури. Типа, поэтический шедевр переводчик превратил в ужасную попсу, из «девы в чертоге» сделал «девчонку на хате». Хотя были и положительные отклики. Скажу на это, что общеизвестный перевод Маршака считаю абсолютно гениальным. И очень люблю, и знаю наизусть. Даже и не пытался его превзойти, не по чину. Однако — если уж берешься за вещь, значит, надо делать ее по-своему, не подражать, а искать свое решение.

ТОЙ, ЧТО ПОСТЕЛЬ СТЕЛИЛА МНЕ
Роберт Бернс

Метель январская мела,
И я, держа на север путь,
Мечтал, пока сгущалась мгла:
Заночевать бы где-нибудь.

И вот попутчицу нашел,
Когда завьюжило сильней,
И позвала, и я зашел
В уютную светлицу к ней.

Она добра была со мной,
А я, совсем лишившись сил,
Отвесил ей поклон земной
И постелить мне попросил.

И разложила в эту ночь
Кровать широкую она,
И тотчас поспешила прочь,
Желая крепкого мне сна.

Свечу взяла еще быстрей,
Но понял я, что не усну,
И прошептал вдогонку ей:
«Подушку дай еще одну».

Она подправила кровать
У изголовья, на краю,
И перед сном поцеловать
Решил я девушку мою.

«Не распускал бы, парень, рук –
К чему под юбку сразу лезть?
А полюбили если вдруг,
Так девичью не троньте честь».

Я разметал волос жнивье,
И, как сирень в хмельном вине,
Зарделись щеки у нее –
Той, что постель стелила мне.

А грудь – как в северных снегах
Взошли два холмика к весне,
И пели блики на ногах
Той, что постель стелила мне.

И целовал я вновь и вновь
Ту, что поладила со мной,
И у стены моя любовь
Уснула тихо в час ночной.

Но скоро нас застал рассвет,
Подругу обнял в блеске дня,
Она смутилась и в ответ
Вздохнула: «Ты сгубил меня».

Губами нежно я собрал
Слезинки все из ясных глаз.
«Не плачь, родная, – ей соврал, –
Постелешь мне еще не раз».

Стежки наметила игла
На материнском полотне –
Сорочку шила и ждала
Та, что постель стелила мне.

На свете нет ее родней –
И наяву или во сне
Мне не забыть до смертных дней
Той, что постель стелила мне.

27 комментариев

beholder
известное почти каждому стихотворение Роберта Бернса.

почти каждому? Угу. И хотелось бы порадоваться тому, что удалось выделиться из толпы, да что-то…

А стихотворение понра, конечно же. Хоть и не про Долорес Гейз, а про очередного тролля, только мужского пола.
boiko
это для баланса ) и попутно возник вопрос, а не тролль ли Долорес Гейз…
beholder
Вот мне тоже всегда об этом думалось. Честно говоря, критических статей на заданную тему и прочих разборов полётов не читала, однако где-то краем уха или глаза заметила мнение, что она всё же есть чистой воды жертва. Ну не знаю, не знаю… Поэтому и перечитываю раз за разом, пытаясь своим умом дойти до главного мэсседжа автора, без подсказок со стороны.
boiko
ну, по-моему, эта книга не про Гумберта, как большинству кажется, а про Лолиту. собственно, как явствует из названия. если мысленно поставить ее, а не его, в центр всей этой истории, многое начинает восприниматься несколько иначе.
beholder
Эдак мы сейчас договоримся до того, что это Гумберт — несчастная жертва, соблазнённая нимфеткой:)

Она хотела любви, самым банальным и в то же время роковым образом.

Загнула фразу и тут же подумала: а дальше и сказать-то умного нечего.

Хочу домой, в прохладу. Лицензию на убийство и неограниченное количество патронов. Ой, миль пардон. Это я уже о сокровенном.
Natalija
Вот жеж гад… А она шила и ждала? Ну и зря!!))
kev
Вот и я то же подумал, гад.
Но постеснялся высказываться.
И вспомнил аналогичные мотивы, которые мне нравятся больше: «Ты поила коня… всё мне чудится тихий, раскованный звон.»
Natalija
Тяжелая это штука- поэзия...«С алых губ твоих с болью сорвать поцелуй.» Почему непременно с болью, страданием? )) а дальше еще хлеще: «Мимо окон тебя понесло хоронить.»(( жуть)
kev
Пресный поцелуй не интересен!
А хоронить — время пришло.
kev
Главное, всё-таки — раскованный звон.
kev
Понесли хоронить
Natalija
Да, точно, а то смысл совсем другой получился))))
kev
Одно из моих любимых.
И как глубоко Серёга зацепил!
Понимаешь только после семидесяти.
Бернс мне понравился.
Я его ничего не читал.
Впечатление слабее Серёжкиного.
boiko
Евгений Васильевич, Бернса надо читать, конечно же, в переводах Маршака. да, он слегка приглаживает и облагораживает этого грубоватого шотландского парня, за что его часто критиковали — в основном снобистски и поверхностно. но все равно это вершина переводческого искусства. сделать лучше или хотя бы приблизиться — невозможно. можно только попробовать сделать как-то по-другому. впрочем, это уже чисто переводческие тонкости (и трудности), которые далеко не каждому интересны.
kev
Переводы Маршака я читал. Великолепно.
Но в памяти не отложилось, что это Бернс.
Остался Маршак.
Посмотрю ещё.
boiko
переводная поэзия — штука вообще такая, неоднозначная. я читал, например, прекрасные переводы Есенина на английский, просто замечательные — если бы своими глазами не увидел, не поверил бы, что это можно так передать. но все-таки с русским звучанием, конечно, не сравнить. так и тут, в обратную сторону, всегда получается несколько не то. переводить стихи — наверное, нужное, но очень неблагодарное занятие )
kev
Кто-то мне говорил, возможно, Вы.
Автора надо читать в оригинале.
Перевод — другое произведение.
boiko
вряд ли я, но с этой мыслью, конечно, соглашусь. другое дело, что мало кто настолько хорошо знает много разных языков, чтобы оценивать в оригинале многообразие мировой литературы. поэтому и возникает объективная потребность в переводе. кстати о Набокове, которого мы тут давеча вспоминали. в его собственных ранних стихотворных переводах от оригинала обычно мало что оставалось, он очень вольно трактовал. но в итоге пришел к противоположной концепции: не надо вообще переводить стихи в поэтической форме, а надо делать максимально дословно, и с примечаниями, разъясняющими всякие реалии и оттенки. именно так, без всякой рифмы и размера, но с массой пояснений, он перевел на английский «Евгения Онегина». возможно, он и прав, кто знает…
kev
Вряд ли он прав.
Даже, если он прав, я с ним не согласен.
90% в стихах — эмоции. При дословном переводе они пропадают.
А в переводе Маршака другие эмоции, не Маршака, ощущаются сразу.
И, читая размещённое здесь стихотворение, я эти эмоции вспомнил.
SgtPepper
90% в стихах — эмоции. При дословном переводе они пропадают.

«Онегин» всё же больше роман, чем поэма. Просто у некоторых писателей перо настолько лёгкое, что они пишут романы в стихах. А ну некоторых — настолько тяжёлое и монументальное, что поэмы у них получаются исключительно в прозе =)

Всего лишь особенности характера автора.
kev
Когда я учился, было модно читать критику и писать сочинения не по первоисточнику, а по критической литературе.
Навевает!
Natalija
Я так тоже писала)) невозможно было всё это прочитать))
kev
Ниже опубликована прекрасная ссылка на Мандельштама.
Но его нельзя было упоминать, его небыло в критической литературе.
Natalija
Да и вообще, такое включить в сочинение)))
beholder
Ох, ну раз уж вы заговорили о поэзии и поцелуях.

И, словно преступленье,

Меня к тебе влечет

Искусанный в смятеньи

Вишневый нежный рот.
© Мандельштам

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.