Обаме пора заявить — «Я эстонец» ("Politico", США)

В период холодной войны Западный Берлин был совершенно беззащитным в военном отношении, но при этом имел большое символическое значение. Если бы Советский Союз захотел, он мог бы уничтожить американские, британские и французские гарнизоны, расположенные в городе и носившие чисто номинальный характер, в течение пары дней. Главной защитой Западного Берлина была убежденность советских лидеров — вероятно, вполне обоснованная — в том, что результатом агрессии станет третья мировая война.

Именно поэтому в 1963 году президент Джон Кеннеди выступил со своей речью «Я — берлинец», после того как Берлинская стена разделила город на две части, угрожая задушить западный анклав. Советский Союз должен был поверить в то, что Запад до сих пор волнует судьба мрачной и грязной бывшей столицы Германии — точно так же, как она волновала нас во время берлинского кризиса 1948 года.

Спустя полвека после тех событий возникли новые и крайне важные причины вернуться к тем идеям, которые Джон Кеннеди озвучил в своей знаменитой речи. В пятницу, 22 августа, нарастающая конфронтация между Западом и Россией достигла еще более опасных высот в связи с тем, что более 100 российских грузовиков с гуманитарной помощью пересекли украинскую границу и направились к удерживаемому сепаратистами Луганску, расположенному на востоке Украины. Используя особо резкие выражения, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что «так называемая гуманитарная помощь» представляет собой «вопиющее нарушение Россией международных обязательств», и обвинил Россию в артиллерийском обстреле украинских вооруженных сил и наращивании своего военного присутствия в пограничных с Украиной районах.

Однако этого заявления Брюсселя будет недостаточно. Вашингтону уже давно пора передать Москве свое собственное жесткое послание. Когда в сентябре президент Барак Обама отправится в Эстонию, ему нужно будет возродить идеи Кеннеди и произнести речь в духе «Eestlane olen ja eestlaseks jään» («Я есть и буду эстонцем» — это припев популярной патриотической песни). Эстония вместе с ее соседями, Латвией и Литвой, стали новым Западным Берлином Европы. Россия возмущена самим их существованием, считая эти бывшие советские сатрапии опасными бастионами влияния НАТО и Евросоюза. Еще до прихода к власти Владимира Путина Россия была для них весьма неудобным соседом. В начале 1990-х годов она умышленно затягивала с выводом войск, которые Кремль ввел в эти государства Балтии в 1940 году. Она вводила экономические санкции, предпринимала попытки политической диверсии и проводила пропагандистские кампании. В 2009 году в ходе военных учений российские войска отрабатывали вторжение и оккупацию стран Балтии. Более того, эти учения включали в себя ядерный удар по Варшаве.

С учетом того, что совокупное население стран Балтии составляет всего 7 миллионов человек и у них нет военно-воздушного флота и тяжелого вооружения, та тонкая полоска земли на восточном побережье Балтийского моря, которую представляет собой территория этих трех государств, является ночным кошмаром с точки зрения обороны — и мечтой для нападающих. У этих государств нет стратегической глубины: страны Балтии расположены на побережье, и у них нет внутренних районов, куда можно отступать. В случае неожиданного нападения — военные стратеги всерьез рассматривают такую возможность — русские могут добраться до побережья в течение трех часов, поставив Запад перед свершившимся фактом.

Станем ли мы ввязываться в войну, чтобы оттеснить русских из, скажем, литовского коридора? (В Калининград, российский анклав, товары из Белоруссии поставляются по железной и автомобильным дорогам, проходящим через территорию Литвы.) Или предположим, что Россия постарается спровоцировать негодование этнических русских, проживающих в Эстонии и Латвии, а затем вторгнется в эти страны, как она сделала на востоке Украины. Что будет тогда?


Лидеры НАТО долгое время демонстрировали угрожающе противоречивое отношение к обороне этих балтийских стран. После 2004 года, когда страны Балтии вступили в этот альянс, любые планы, направленные против России, считались слишком провокационными. Одним из первых шагов Обамы после его вступления в должность президента стало обращенное к НАТО распоряжение составить план по ограниченному усилению войск, которое он отдал на саммите в Страсбурге и Келе в апреле 2009 года. Согласно этому плану, Польша должна была перебросить лучшую часть своей армии в Латвию и Литву, чтобы в случае вторжения сдерживать российские войска до прибытия сил НАТО в Польшу.

Однако то, что в 2009 году казалось разумным компромиссом, сегодня выглядит бессмысленным в связи с аннексией Крыма и квази-вторжением России на восток Украины. В случае кризиса Польша предпочтет иметь свои войска в полном составе на своей территории. Она не может быть до конца уверена в том, что другие члены НАТО захотят и смогут вмешаться.

Слабая оборона является для Кремля мощным сигналом. Однако защитить только лишь страны Балтии практически невозможно. НАТО может возвести линию Мажино на границе стран Балтии, но они все равно останутся уязвимыми: Россия слишком велика, слишком сильна и слишком близка. Единственная надежда — это сдерживание: НАТО необходимо внушить России, что любая атака на балтийские государства или Польшу повлечет за собой ответные удары со стороны НАТО по территории России. Другими словами, оборона стран Балтии подобна обороне Западного Берлина во время холодной войны: нужно быть готовыми к угрозе глобальной конфронтации, иначе придется сдаться и отправиться домой.

Таким образом, странам Балтии — в гораздо большей степени, чем другим европейским странам — приходиться надеяться на своих друзей. Но почему их безопасность должна волновать их друзей? Захочет ли НАТО пойти на риск потенциально катастрофической горячей войны с Россией ради трех крохотных государств, которые так трудно защищать? Один из ответов на эти вопросы заключается в том, что альянсу необходимо прочертить четкую линию и довести до сведения Путина, что его военный авантюризм не должен пересекать границ НАТО.

Более того, страны Балтии представляют собой не просто пограничную линию НАТО. Эти три государства — в первую очередь Эстония — представляют собой примеры успеха и образцы для подражания в будущем.

В настоящее время посткоммунистическая панорама представляет собой довольно мрачную картину. Некогда непоколебимые атлантисты, сегодня такие страны, как Венгрия, открыто осуждают ценности этого западного альянса. Виктор Орбан (Viktor Orbán), консервативный премьер-министр Венгрии и убежденный националист, считает, что «эпоха либеральных демократий подошла к концу». Премьер-министр Словакии Роберт Фицо (Robert Fico) сравнивает присутствие в его стране войск НАТО с вторжением советских войск 1968 года. Российская энергетическая дипломатия достигла больших успехов на Западных Балканах, уговорив такие государства, как Словения, Хорватия и Сербия, присоединиться к проекту «Южный поток», что позволит ей укрепить свое влияние в Центральной Европе в вопросах поставок природного газа.

Между тем, Эстония — на фоне экономической стагнации в странах бывшего советского блока, политического упадка и геополитической неопределенности — представляет собой луч надежды и образец успеха. Всего за два десятилетия она стала одной из самых успешных стран мира и достигла такого уровня, что президент Обама решил лично приехать туда в сентябре на двусторонний саммит. Так в чем секрет Эстонии? И какие уроки могут извлечь другие государства из истории ее успеха?

Эдвард Лукас — научный сотрудник вашингтонского научно-исследовательского Центра анализа европейской политики, а также старший редактор издания Economist.

4 комментария

Old_Umbrella
Издание The Economist, где я работаю страшим редактором, пишет о фиксированных налогах, действующих в Эстонии, ее экономном и честном правительстве, успехах программы приватизации, макроэкономической стабильности, либеральной и открытой экономической политике, налогово-бюджетной бережливости, принципиальности ее разведки и агентств безопасности и о решительном противостоянии подрывной деятельности со стороны России.

И все эти достижения выглядят еще более внушительными, если вспомнить мрачную историю этого государства. Любой эстонец, пришедший в центр Таллинна, чтобы поприветствовать Обаму, может рассказать печальную историю страданий своей семьи. Иностранные оккупации — сначала советская в 1940 году, потом нацистская в 1941 году, а затем снова советская в 1944 году — нанесли тяжелый удар по Эстонии. Десятки тысяч лучших, образованнейших и храбрейших эстонцев были депортированы в Сибирь или просто убиты. Немногочисленное еврейское меньшинство пострадало от рук советских оккупантов, потому что его представители были богаты, и от рук нацистов, потому что Гитлер проводил политику истребления евреев. Партизанская война против советских оккупантов не прекращалась в течение целого десятилетия. Последний партизан утонул, спасаясь от КГБ, в 1978 году.

Ущерб, который нанесло советское правление в последующие годы, тоже оказался чрезвычайно серьезным: коллективизация сельского хозяйства, потоки русскоязычных иммигрантов, которые должны были разбавить этническую и культурную идентичность Эстонии, уничтожение библиотек и культурного наследия, а также изоляция от внешнего мира. Только финское телевидение, транслировавшее свои передачи из Хельсинки, оставалось той нитью, которая связывала пленников советской империи с внешним миром.

Когда в 1991 году Эстония обрела независимость после распада Советского Союза, она находилась в бедственном положении. У нее не было запасов твердой валюты, экспортных рынков, банковской системы, полиции и армии — только находчивость и решимость ее народа. В течение года Эстония вернулась к своей довоенной валюте, кроне, привязанной к немецкой марке и подкрепленной довоенными золотыми резервами, которые сохранили для нее США. В те времена многие относились к действиям Эстонии с пренебрежением. Неконвертируемые валюты, которыми пользовались другие постсоветские государства, казалось, обещали гораздо большую гибкость. Однако привязка к немецкой марке принесла щедрые плоды. Объемы экспорта Эстонии стремительно росли. В 1991 году средняя месячная заработная плата в Эстонии составляла менее 100 долларов. Теперь она превышает 1200 долларов.

Изначально успех Эстонии был основан на арбитражных операциях: территориальное расположение этого государства позволяло ему покупать сырье, в частности металлы, у бывших стран советского блока и перепродавать их. Но все скоро изменилось. Эстония превратилась в одного из крупнейших производителей мобильных телефонов в Европе. Потом появился Skype, изобретение четырех эстонских программистов, которые ранее создали сервис Kazaa. Теперь Skype, первоначально купленный e-Bay, а теперь принадлежащий компании Microsoft, стал одним из самых известных интернет-брендов.

Skype представляет собой только часть того кластера компаний, занимающихся разработкой новых технологий, которые в настоящий момент работают в Эстонии. Эта страна является первой в списке европейских стран по числу стартапов на душу населения. И это стало результатом благоприятного делового климата, которому завидуют многие другие государства. Одним из свидетельств этого стал процветающий ресторан греческой кухни в центре Таллинна. Его владелец Лукас Накосматис (Loukas Nakosmatis) оставил попытки сохранить свой бизнес в Афинах из-за повсеместной коррупции, неэффективности и низкого уровня трудовой этики среди его персонала. По его словам, условия в Эстонии коренным образом отличаются от условий в Греции: система налогообложения проста, чиновники честны, и с ними легко вести дела, а работники трудолюбивы. Может быть, в его ресторан заглянет сам Обама.

На пути к успеху Эстонии приходилось сталкиваться с трудностями, в частности с резким сокращением ВВП почти на 25%, которое произошло после того, как лопнул пузырь на рынке недвижимости в 2008 году. Однако экономические показатели Эстонии (никаких долгов, низкий уровень инфляции и сбалансированный бюджет) помогли ей в 2011 году присоединиться к еврозоне, а ранее вступить в НАТО и подписать Шенгенское соглашение (разрешающее безвизовые путешествия по Европе). Эстония — это единственная европейская страна, которая выполняет все условия всех союзов и альянсов, в которые она входит. Она выполняет требования еврозоны, касающиеся долгов, уровня инфляции и дефицита государственного бюджета, а также требования НАТО, настаивающего на том, чтобы 2% ВВП были потрачены на оборону.

В Эстонии есть множество удивительно талантливых политиков и чиновников, и многие из них еще молоды настолько, что в других странах их скорее сочли бы стажерами, а не министрами. Премьер-министр Таави Рыйвас (Taavi Rõivas) скоро отпразднует свое 35-летие. Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес (Toomas Hendrik Ilves) — это красноречивый эрудит, родившийся в Швеции и получивший образование в Америке, чье общество президент Обама находит чрезвычайно приятным. Министр финансов Юрген Лиги (Jürgen Ligi) является редким примером политика, которые не предпринимает никаких попыток добиться популярности. Его резкие, немногословные заявления о неизбежной непомерности государственных расходов сделали из него своеобразного героя. Если Обама попросит у него совета в отношении экономики США, он вряд ли услышит в ответ нечто любезное.

Но если Обама и его окружение захотят испытать настоящее удивление, им стоит попросить хозяев встречи открыть кошельки. Эстония — это страна, где действует самая успешная система электронных удостоверений личности — краеугольный камень эстонской системы «электронного правительства», в рамках которой все государственные услуги доступны онлайн. Все эстонцы имею смарт-карту (это либо пластиковая карта, либо специальный модуль на SIM-карте их мобильных телефонов), которая позволяет им проходить процедуру идентификации онлайн и вести дела друг с другом и с правительством.

Чтобы заплатить налоги через интернет, эстонцам требуется 30 минут. Налоговая система Эстонии — самая простая система во всей Европе: там действует фиксированный налог на все виды доходов. Возвраты выплачиваются в течение двух-трех дней — хотя сами эстонцы считают этот срок раздражающе долгим. Эстонцы используют свои смарт-карты, чтобы подписывать контракты, отправлять друг другу зашифрованные электронные письма и совершать банковские платежи через интернет. С конца 2014 года эти удобные смарт-карты станут доступными даже для иностранцев, у которых нет эстонского гражданства. Это станет отличным подарком для любого гостя страны — даже для главы государства.

Привычка Обамы прочерчивать красные линии, а затем избегать выполнения обязательств понизила авторитет Америки в глазах эстонцев и жителей других пограничных государств. НАТО предстоит сделать еще очень многое, чтобы укрепить территориальную оборону своих наиболее уязвимых членов. Но блестящий успех Эстонии дает иностранцам — и не только американскому президенту — возможность смело заявить: «Eestlane olen ja eestlaseks jään».

Мне показался интересным и весьма показательным сей текст
Old_Umbrella
Да… Напомню, на всякий случай — население Эстонии = население Калужской области. Если без Обнинска.
Территория Эстонии 45 225 км квадратов, Калужской области: 29 777
Old_Umbrella
Немногочисленное еврейское меньшинство пострадало от рук советских оккупантов, потому что его представители были богаты, и от рук нацистов, потому что Гитлер проводил политику истребления евреев.

Высший пилотаж! Учитесь, управление делами городского собрания, без шуток говорю… Это вам не туповатые и бездарные бредни Бокия, это мастер слова!

Десяток «раскулаченных» еврейских банкиров Советами мимоходом сопоставляется с десятками тысяч убитых фашистами евреев… И что мы имеем в остатке? СССР = Фашистская Германия, типо — доказано…

Просто блестяще!

Рассказать про Скайп, но не упомянуть про то, что пол-страны разбежалось, нет работы.

Я в восторге от материала… Перечитайте еще раз — там таких «мин» масса…

ЗЫ: многие в Латвии говорят: при Советах были витриной СССР, при «независимости» — жопой Европы…
Old_Umbrella
В России бум «продовольственного туризма»: в Финляндию едут десятки автобусов

newsru.com

«десятки» автобусов из Питера — это «бум» всероссийского масштаба…

сайт господина Невзлина… Который, в отличие от Ходорковского, садиться не стал (Да и Ходор за решетку не хотел, разумеется. Просто переоценил силы «ИмперииДобра». Он же в Россию возвращался, как Мазур на еродром: «Америка с нами, не стреляй!»). А то была бы еще одна икона для либерастии…

Я раньше этот сайт посещал часто. Что и говорить — работают там профи…

Затем, с началом украинских событий, стало забавно заходить сначала на российскую площадку, потом — на украинскую… Или наоборот. Сайт один, журналисты — одни и те же, события — одни, а заголовки — категорически разные…

А потом — сайт newsru. сом окончательно превратился в инструмент информационной войны против России, и скатился в УГ…

Доказательства — можете почитать про «продовольственный бум»…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.